05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧАЕК НА ДВОИХ

Бадаева Евгения
Опубликовано 01:01 25 Мая 2004г.
Возгласами "браво" и пронзительным визгом поклонниц встречала публика театра "Московская оперетта" почти каждый номер премьерного спектакля "Ромео и Джульетта".

Успех был вполне ожидаемым. Постановочная команда - та же, что и на предыдущем мюзикле, шедшем в этих стенах, - "Нотр-Дам". Знакомы многие солисты - такие, как Александр Маракулин (граф Капулетти), Сергей Ли (Бенволио)... Лика Рулла (графиня Монтекки), правда, пришла со стороны - из безвременно почившего киркоровско-пугачевского "Чикаго", но в "Ромео", надо сказать, ее вокал и актерский темперамент проявились куда ярче. Настоящие овации вызвала Наталья Сидорцова в партии Кормилицы, чем-то напомнив Софию Ротару... Не ударили в грязь лицом София Нижарадзе (Джульетта), Эдуард Шульжевский (Ромео) и большинство других солистов. Правда, зрители не увидели в мимической роли Смерти широко разрекламированного Николая Цискаридзе, который на сей раз находился среди публики (автору этих строк Николай пообещал выйти на сцену в одном из ближайших спектаклей). Ну а партию эту - не сильно, надо сказать, изобретательную, с дежурными пассами рук и потрясанием белых лохмотьев, исполнил Александр Бабенко.
Сущий шквал восторга вызвало появление на сцене после спектакля автора музыки - французского композитора ("с русскими корнями", как он сказал) Жерара Пресгурвика. Он произнес несколько обязательных в таких случаях фраз благодарности артистам. Естественно, в парадной речи не нашлось места каким-либо замечаниям, хотя они, думаю, у маэстро были. Например, в оригинальной французской версии, широко бытующей (возможно, и помимо воли автора) в Рунете, явно слышно, как пластичные, выразительные мелодии поддержаны живым симфоническим оркестром. У нас же звучала пусть довольно грамотно слепленная, но все же синтезаторная фонограмма.
А вот чего никак не мог оценить француз - так это качество стихотворных текстов переводчика Наума Олева. Примитивные вирши - извечная проблема наших музыкальных спектаклей, но тут, когда на слуху шекспировский текст в классических переводах Щепкиной-Куперник или Пастернака, очень тяжело слушать перлы типа: "Я лучше забегу к вам вечерком, мы мило поболтаем за чайком" (хорош чаек в средневековой Вероне!) - или: "Будь ты красавица, будь ты уродина - лежим мы все и молимся: нам хочется и колется" (в таких выражениях веронские женщины сетуют на сексуальную тиранию мужчин. Неплохой стилечек, правда?). Во многом именно из-за подобных стишков из исполнения ушла та органичность, с которой в оригинальной версии соединяются язык и типично французская, речитативная в своей основе мелодика.
Но публику, особенно галерку, состоявшую в основном из девчонок-фанаток, это, похоже, не смутило. Тем более - декорации довольно живописные (хотя не показалось, что сильно дорогие), костюмы - в меру обнажающие, в меру облегающие фигуры поющих и танцующих артистов... А фигуры эти, как правило, все в порядке, поскольку все молоды.
- Все солисты молодцы, - заметил корреспонденту "Труда" авторитетный Полад Бюль-Бюль оглы, оказавшийся в Москве в эти дни.
- Я сам танцевал Меркуцио в гениальном балете Прокофьева, - признался Николай Цискаридзе. - Но прекрасно понимаю, что далеко не всякого молодого человека заманишь на классический спектакль. А на мюзикл они пойдут с удовольствием.
Что ж, культуртрегерство - тоже дело благородное. Глядишь, девчонки с галерки повизжат - и в библиотеку сходят, книжку возьмут почитать...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников