Алексей Литвиненко: «В жизни все пострашнее будет, чем в „Школе“»

Брагина Лика
Опубликовано 00:46 25 Мая 2010г.
Корреспондент „Труда“ Лика Брагина вызвала на серьезный разговор главного хулигана 9«А» Илью Епифанова — актера Алексея Литвиненко

— Ну что? Выдохнул?

— Не то чтобы с облегчением, но выдохнул. На этом ведь жизнь не заканчивается. Началась другая работа, не менее интересная.

— Задачей «Первого» было привлечь к экрану молодежь. Получилось?

— Да, даже если исходить из рейтингов. Аудитория, несомненно, расширилась: стало гораздо больше молодых ребят от 12 до 18 лет.

— Ты сам ТВ смотришь или все больше в интернете?

— Я много работаю, и мне просто некогда смотреть телевизор. Честно скажу: у меня его попросту нет. Все, что мне нужно, я смотрю в интернете, поэтому в телевизоре нет необходимости.

— Что нужно сделать, чтобы вытащить тебя из Сети к ТВ?

— Ну: побольше бы киношек хороших снимать — таких, какие в Америке делают.

— «Школа» вызвала волну обвинений в сгущении красок. Ты родился и вырос в Омске. В твоей школе были драки, алкоголь, наркотики?

— Наркотиков не было, слава богу, никогда не кололся. А пиво пили и дрались постоянно, причем школа была самая обыкновенная, не плохая. И мы в сериале, между прочим, показываем далеко не самую худшую школу. Я недавно был на передаче у Андрея Малахова, таких ужасов там наслушался: учительница довела ученика до того, что он выбросился из окна, в другой школе уже парень зарезал свою учительницу, в третьей учительница била маленького мальчика головой об стену, а остальные дети снимали это на телефон. В жизни все еще пострашнее будет, чем в «Школе».

— Ну, пойди объясни это родителям: Что, кстати, твои говорили о съемках в «Школе»?

— Очень обрадовались, когда я начал там сниматься. Смотрят постоянно, им нравится. У меня молодые современные родители, у нас полное понимание. Они знают, что я артист и это моя работа — быть неоднозначным на экране.

— У твоего Епифанова нет друзей, он такой пофигист-одиночка. Я правильно характер его поняла?

— Друзей много не бывает, друг, наверное, один должен быть. Но приятелей и знакомых у меня много, в этом мы с Епифановым отличаемся. Я более терпим, чем он. Но, как и Епифанов, если мне что-то не нравится, я стараюсь об этом говорить и решать проблему, а не сидеть и молчать.

— Ты бы хотел, чтобы Епифанова копировали?

— Почему бы нет. Мне ребята часто пишут и говорят: я бы хотел иметь такого друга, как Епифанов, я бы хотел быть на него похож, а кто-то говорит: да я такой же, чувак! Сейчас я не очень похож на Епифанова, хотя лет семь назад, возможно, и был точно таким же.

— Епифанову нравилась оторва Будилова. В этом вы похожи?

— Все мои девушки, с которыми я встречался, были актрисами. И уже это говорит о том, что они не просто вызывающие, а немного сумасшедшие. (Смеется.)

— А девушки-режиссеры как тебе? Говорят, все Гай Германику на площадке боготворили просто?

— Было очень здорово работать, интересно. Она сама принимала то, что мы ей говорили, предлагали, с удовольствием соглашалась на наши придумки. Ни разу не было такого, чтобы она посоветовала что-то плохое, чтобы мне было неудобно, неорганично существовать в этом образе. Она шла уже от того образа, что я создал, и от меня лично. Она большая молодец.

— Еще я знаю, что много «жесткача» в эфир не пошло?

— Со мной такого не было, все мои сцены оставили. Знаю, что не выпустили много сцен со скинхедами, где они кричат «Зиг хайль!», где бьют таджиков на стройке. Вот эти серии не вышли, но они обязательно будут на диске.

— Задам тебе странный вопрос: не кажется тебе, что «Школа» похожа на «Дом-2», который тоже очень ругают?

— У нас художественное произведение, снятое по сценарию и сыгранное актерами, а «Дом-2» — это реалити-шоу. Лично я против чего-то не стал бы выступать, это личное дело каждого человека, что ему смотреть. У вас есть пульт в руках, переключите, если не нравится. Почему все так дружно смотрят и при этом ругают: ах, как это ужасно! Если никто не будет смотреть, то любой проект очень быстро закроется.

— Ты продолжаешь работать в Театре Виктюка? Что он сказал, когда ты в «Школу» пошел?

— Конечно, с Романом Григорьевичем мы работаем, как и раньше. Когда я только начал сниматься в «Школе», Роман Григорьевич меня всячески поддерживал, мы многое с ним обсуждали. Хвалил меня. Роман Григорьевич все понимает, он гений.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?