Галина Вишневская: «Не хочу видеть глумление над русской классикой»

Галина Вишневская. Фото: РИА Новости

В Москве прошел IV Международный конкурс оперных артистов Галины Вишневской


Состязание новых звезд не открыло, хотя среди четырех десятков конкурсантов все же нашелся победитель — баритон из Петербурга Борис Пинхасович, поющий, правда, не столько в оперной, сколько в ресторанной манере. Публика с куда большим восторгом реагировала на появление в зале во главе представительного жюри царственной Галины Вишневской, нежели на выступления соискателей. «Труд» расспросил Галину Павловну о ее конкурсных впечатлениях и, конечно, о ее родном Большом театре.

 — Галина Павловна, в чем вам видится основная задача вашего конкурса?

— Помочь певцам, только начинающим карьеру, профессионально определиться — найти себя в жизни, найти свой театр. Этот конкурс — очень полезное и успешное дело. И доказательство тому — факт, что большинство из наших лауреатов сегодня заняты в ведущих театрах Москвы и Петербурга, много гастролируют за границей. Выходит так: мы их учим, а используют все больше иностранцы. Но я считаю, что русский конкурс в первую очередь должен помогать именно русским певцам. Начинать карьеру за рубежом без всякого опыта очень опасно.

— А молодежь меняется от конкурса к конкурсу?

— Сегодня у молодых певцов странное отношение к конкурсам. Вот, к примеру, я занимаюсь с кем-то до седьмого пота: одно, второе у него не получается, третье еле выходит с энной попытки. Он вроде все понимает, стоит убитый горем. Но через минуту после урока вдруг заглядывает ко мне в кабинет и спрашивает как ни в чем не бывало: «Галина Павловна, а я могу в конкурсе участвовать?»

— Галина Павловна, видели ли вы постановку «Золотого петушка» в Большом театре, вокруг которой вдруг возник скандал по поводу режиссуры Кирилла Серебренникова?

— Нет, не видела. После премьеры «Евгения Онегина» в постановке Дмитрия Чернякова в Большой театр на оперу я не хожу. Не хочу наблюдать за тем, как кто-то по недоумию глумится над русской классикой, а потом ночами нервничать и не спать.

— Но вы были на торжественном открытии исторической сцены Большого театра...

— Да, конечно. Я обожаю Большой театр — подлинное воплощение величия искусства. На мой взгляд, все замечательно, красиво и театрально сделано. Богато. И правильно, мы, русские, любим это. Но каким содержанием театр наполнится? Поживем — увидим.

— Вам понравилась акустика отреставрированного Большого?

— Я сидела сбоку, в правительственной ложе, и у меня было странное ощущение, словно голос не пробивает зал, а где-то остается на сцене. Но, может, оттого, что я не привыкла там сидеть. Я сидела прямо в кресле Сталина и «поджаривалась» на нем потихоньку…




Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?