03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОЖИТЕЛЬНИЦЫ

Воронин Александр
Опубликовано 01:01 25 Июля 2000г.
Читатели "Труда" знакомы с фронтовым дневником Маршала Советского Союза Андрея Еременко ("Три часа со Сталиным", 20 апреля, 2000 г.). Фрагменты из него любезно предоставила для публикации вдова полководца Нина Ивановна. В личном архиве покойного супруга ей удалось обнаружить также часть рукописи двух глав книги маршала "Годы возмездия", изданной в 1969 году издательством "Наука".Особенность находки в том, что она представляет собой страницы, вычеркнутые при редактировании, - очевидно, по "идейно-политическим" соображениям. В них речь идет о некоторых нюансах личной жизни офицерского состава вверенных А.И. Еременко войск.

"Я хочу остановиться на одном щекотливом вопросе, который, как мне кажется, отрицательно влиял на ход боевых действий войск Отдельной Приморской армии в зимних наступательных операциях (1944 года. - Авт.), - начинает эту тему Андрей Иванович. - Это вопрос о сожительствах офицерского состава армии с военнослужащими, вольнонаемными женщинами, а также женщинами из местного гражданского населения". Вопрос этот, как признается командарм, он неоднократно поднимал на совещаниях офицерского состава после того, как принял командование армией в середине февраля 1944 года.
"Сожительствовали многие офицеры штаба, командиры частей и подразделений, - пишет Еременко. -...Сожительницы, как правило, жили вместе с офицерами и генералами, присутствовали при обсуждении оперативных планов, при отдании приказаний старшими и при докладе младшими, они находились в курсе событий, всех дел". Как видим, командарма больше всего беспокоила не моральная сторона, а возможность утечки информации. Тревога же по поводу морали была довольно прагматичной: Еременко негодовал, что эти женщины, любовницы славных воинов, "вели паразитический образ жизни, получали зарплату по какой-нибудь должности, а сами не работали".
Штабом была названа конкретная цифра - 68 случаев такого рода. Вот некоторые из них, приводимые командармом в рукописи книги: "Так, например, начальник штаба (Отдельной Приморской армии! - Авт.) генерал-майор П.К. (здесь и далее по текту приводятся лишь инициалы "нарушителей", хотя в оригинале фамилии названы полностью. - Авт.) жил вместе с младшим лейтенантом медслужбы М., которая нигде не работала. Начальник разведотдела генерал Н.Т. сожительствовал с гражданкой Л., которая жила в его служебном кабинете, ни за что ни про что получая зарплату по офицерской должности. Подполковник Г.Ж. - начальник отдела кадров армии (!) - сожительствовал с "гражданкой города Краснодара" (так в тексте. - Авт.) Л., которая ранее проживала на оккупированной противником территории и вела разгульный образ жизни с немецкими офицерами. Любовницей подполковника П.К., заместителя начальника топографического отдела армии, была хозяйка квартиры гражданка станицы Ахтанизовская В.О., которая во время оккупации имела интимные связи с немецкими офицерами. Она все, что узнавала, разбалтывала "среди гражданского населения станицы"... Подполковник Р. - командир 691-го стрелкового полка 383-й стрелковой дивизии состоял в интимной связи на протяжении двух лет с санинструктором Е.Б., которая никакой работы в полку не выполняла. Однако Р. трижды представил ее к правительственным наградам: медалям "За боевые заслуги", "За отвагу", ордену Красная Звезда". (Вот такая орденоноска: не зря в ходу была тогда грубоватая шутка о медали "за половые заслуги" - Авт.)
Командующий Отдельной Приморской армией обнаружил во вверенных ему войсках абсолютно штатских жен некоторых генералов, офицеров, а также иных родичей. "Многие офицеры имели при себе жен, членов семей и других родственников. Было более 40 офицеров и генералов, которые имели семьи" (очевидно, имеется в виду, что, кроме жен, в офицерских землянках находились и дети. - Авт.).
Командарм пишет о начальнике связи армии генерал-майоре Федоре Карповиче Гончаренко, который устроил механиком одной из систем засекреченной связи жену. "Тов. Гончаренко рассказывал ей о всех служебных делах и посвящал ее в вопросы, составляющие военную тайну". По словам Еременко, супруга начальника связи делилась с подружками сведениями о совещании с руководящим составом армии, которое он, командарм, проводил, рассказывала им, "где размещался Маршал Советского Союза Ворошилов К.Е.", а также о том, что "скоро он уедет из нашей армии". Можно предположить, что содержание пересудов с товарками не в меру болтливой генеральши до командарма довела фронтовая контрразведка СМЕРШ, имевшая везде осведомителей.
Андрей Иванович ссылается на случай, происшедший в 11-м гвардейском стрелковом корпусе. 22 ноября 1943 года в пустой квартире, откуда накануне выехала жена начальника оперативного отдела корпуса подполковника Гурджи, была случайно обнаружена книга (роман "Порт-Артур"), между страницами которой оказались совершенно секретные документы: доклады о подготовке частей корпуса к десантным операциям на Керченском полуострове и о результатах проверки 1-го и 6-го гвардейских стрелковых полков, о готовности их подразделений к десантированию... По поводу этого случая, надо думать, проводилось серьезное расследование.
Забота о родственниках, оказавшихся в действующей армии, побуждала иных предприимчивых офицеров устраивать их на всякого рода "хлебные" должности, как это сделал, по утверждению Еременко, начальник медчасти госпиталя номер 2101 подполковник медицинской службы Шасс. По словам Еременко,собственного отца тот сделал помощником начальника аптеки, несмотря на его 70-летний возраст. "Жена Шасса работала врачом здесь же, в госпитале, мать - старшей медсестрой, дочь - заведующей вещевым складом"... Родственники Шасса (а всего их было аж 9 человек) недаром ели свой хлеб, они, утверждает командарм, активно помогали главе семейства в хищении различных материальных средств и финансов. Постигла ли дельца от медицины кара за злоупотребления и махинации и что сталось с его родней, Андрей Иванович не поясняет.
В какой степени ему удалось победить семейственность и прочие людские слабости, непростительные в боевой обстановке, история тоже умалчивает. С трудом верится, что столь щекотливые, непростые проблемы удалось решить административными методами. Но точно известно, что командарм приказал "все семьи вывезти с Керченского полуострова на Таманский полуостров и в Краснодарский край, всех сожительниц перевести в другие части или вообще откомандировать..."


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников