04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИДЕТ ОХОТА НА ВОЛКОВ...

Алимамедова Лариса
Опубликовано 01:01 25 Июля 2000г.

"...Правда открывалась мне
Не в мирных буднях - чаще
на войне,
Там все

"...Правда открывалась мне
Не в мирных буднях - чаще
на войне,
Там все острее: цвет, и вкус,
и запах,
Там сходятся в душе Восток и Запад,
Любовь и ненависть, безверье
и мечта,
И жизнь твоя прекрасна и проста
Там, на войне, перед зерцалом
Смерти...
Не верите? Война идет -
проверьте..."
Эти строки написал Виктор Верстаков - офицер, знающий о войне не понаслышке - после "Афгана" ему довелось побывать и на первой, и на нынешней чеченской войне - "проверить" ее во всех ее ипостасях. И я могу понять, почему именно этими стихотворными строчками открыл свою вторую книгу - об участии внутренних войск в чеченской войне военный журналист, публицист и писатель Борис Карпов. Три года назад вышла его первая книга - "Кавказский крест", знакомая многим, прошедшим через горнило войны. Не приходится сомневаться, что и новая будет не менее популярна.
"Кавказский крест-2" - документально-публицистическая книга, вышедшая в Московском издательском доме "Деловой экспресс", потрясает своей правдивостью, неприкрашенностью, всесторонним показом жестоких реалий войны. Она представляет собой калейдоскоп жанров - фронтовые зарисовки, репортажи, размышления публициста, беседы с солдатами, офицерами и боевыми генералами умело выстроены автором в единое повествование, позволяющее увидеть и прочувствовать войну со всех сторон. А стихи и бардовские песни фронтовых поэтов - полковника Виктора Верстакова, сержанта Марианны Захаровой и других придают повествованию эмоциональную окраску и остроту, и ты словно видишь тех, о ком так проникновенно, с такой теплотой и пониманием рассказывает автор "Кавказского креста".
Одна из глав называется "Не вылечить память". У автора "Креста" - своя память, свой счет бандитам за убитых и искалеченных боевых друзей. Вот он летит на "вертушке": "...Червленная! - кричит в ухо бортмеханик... Вызывающе красивое название - Червленная, как холодным ланцетом в горячую рану - хоть и не смертельно, но до шока больно: давно ли здесь, под этой, язви ее, Червленной был ранен Олег Смирнов... А Толика Ягодина теперь вспоминать - только поминать... Любой третий тост во время офицерского застолья - и его, поминальный..."
Скорбью по погибшим пронизана вся книга. И завершается она, как и первая, "списком безвозвратных потерь". Семьи, потерявшие сына, отца, брата, получат ее от издательства в памятный подарок. Одна из таких солдатских матерей - Елена Доронина, у которой Чеченская война отняла единственного сына, пришла на презентацию книги. Я видела, с какой болью листала она страницы подаренной книги, вглядываясь в фотографии, которых в книге - добрая половина. "В каждом солдатике, - сказала она, - я вижу своего сыночка Антошеньку - они все так похожи! Но у каждой матери - своя боль, своя незаживающая рана...".
И словно извиняясь перед ней за то, что ни на одной фотографии не узнала она своего сына, автор книги Борис Карпов объяснил: "Многих на наших снимках не узнать, потому что мы запечатлели их такими, какими увидели - усталыми, с перепачканными пороховой гарью лицами, полузакрытыми касками и защитными косынками. Но именно такими, неприкрашенными, нам эти лица особенно дороги".
До земли надо бы поклониться отважным фотокорам, которые, пройдя истерзанную Чечню вдоль и поперек, повседневно рискуя жизнью, запечатлевали для нас, для истории обжигающие душу кадры. Олег Смирнов, Владимир Николайчук, Юрий Тутов, Максим Мармур по праву могут считаться соавторами "Кавказского креста".
Книга вобрала в себя много удивительных, щемящих историй. Вот одна из них.
"Ночью часов до трех слушал исповедь очередного кавказского пленника - нашего парня, который волею обстоятельств, спасая друзей, попал в ту еще - первую войну в руки бандитов Салмана Радуева и прошел несколько кругов ада... Страшная история. Это мне-то страшно было слушать, а каково ему? И ведь не спился, не сел на иглу, - вернулся в войска, в разведку, вернулся со своей бригадой в Чечню на вторую войну. У него здесь свои счета не закрыты...".
Или вот еще "сюжет". "Чеченца Руслана защищают и оберегают... русские женщины. Жил он на Ставрополье, а когда вернулся домой в Грозный, оказался здесь изгоем: по-чеченски говорит хуже, чем по-русски, на бандитов работать не захотел. В квартире у него все перерыли, и за найденную армейскую характеристику, выданную ему в советской еще армии аж в 1984 году, хотели расстрелять. Уже в буквальном смысле стоя на краю могилы, вырытой собственными руками, чудом в ней не оказался этот простой работяга, и видом своим, и жизнью подтверждающий, что не все чеченцы - волки. Русские женщины теперь за него горой: "Наш Русик...".
Символично название и первой, и второй книги: "Кавказский крест". Автору вместе с иллюстраторами удалось талантливо, доходчиво и ярко показать, насколько тяжел он, крест "войны без правил", где смешались, казалось бы, несовместимые понятия - жажда жизни и страх смерти, вера и безверие, надежда и отчаяние, трепетно-нежные слова для матерей и любимых и солдатские проклятия войне. Эта "горячая" книга - сгусток нашей боли показала войну во всей ее неприглядности, еще раз подтвердив пронзительную правоту поэтического "кредо" Юлии Друниной: "Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников