04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ЧЬИХ СЕТЯХ БЬЕТСЯ ОСЕТР?

Владимирова Елена
Опубликовано 01:01 25 Июля 2001г.

Постоянный комитет ООН, контролирующий торговлю редкими и исчезающими видами животных и

Постоянный комитет ООН, контролирующий торговлю редкими и исчезающими видами животных и растений (СИТЕС), в начале лета потребовал от стран Каспийского бассейна (Азербайджана, Казахстана, России, Туркмении) ввести временное эмбарго на экспорт черной икры и годичный мораторий на вылов осетровых, стада которых редеют день ото дня. СИТЕС давно беспокоило истощение биоресурсов Каспия, разгул браконьерства. Он настоятельно рекомендовал прикаспийским государствам разработать меры по борьбе с этой напастью. В "черный" список почему-то не попал Иран. Хотя, по оценкам экспертов, почти треть экспортируемой им черной икры - контрабандного происхождения.
На днях о вводе официальной Москвой с 20 июля моратория на вылов осетровых сообщили все СМИ. Правда, в Астраханской области считают эту информацию преждевременной. По словам здешнего губернатора Анатолия Гужвина, окончательное решение будет принято только после обнародования итогов специального совещания, которое пройдет по инициативе СИТЕС в Париже.
Понятно, что для Астрахани, где рыбаки и коллективы рыбоперерабатывающих предприятий могут остаться без дела, мораторий на добычу осетровых будет иметь серьезные последствия. Пострадает экономика и некоторых других прикаспийских регионов. Поэтому их власти ставят вопросы ребром: почему аналогичные моратории не спешат вводить Казахстан, Азербайджан? А главное - почему наше государство так торопится запретить промысел легальный вместо того, чтобы бросить все силы на борьбу с браконьерами.
О том, что Каспий отдан им на откуп, известно давно. По обороту нелегального бизнеса, который составляет 8-10 миллиардов долларов ежегодно, рыбная мафия занимает "почетное" третье место после нефтяной и водочной. Именно поэтому она сильна и беззастенчива. Власти с нею справиться не в состоянии. Не решила проблему даже передача защиты биоресурсов одной из силовых структур - Федеральной погранслужбе. Только с 20 по 23 июля (уже после введения моратория на коммерческий отлов каспийских осетровых) пограничники и инспектора рыбоохраны задержали в водах Каспия свыше десятка браконьерских лодок. Что называется, с боями изъяли улов, моторы, а также многокилометровые сети.
По данным Госкомрыболовства, установленные на добычу черной икры экспортные квоты у нас никогда не выбирались полностью. Вылов рыбы - во всяком случае "официальный" - стремительно падает. Например, в 1999 году квота составила свыше 160 тонн, а легально икры было выбрано более 40 тонн. Сколько деликатеса присвоили подпольные артели, рыбное ведомство затрудняется сказать. А Государственный таможенный комитет рискнул это сделать. По официальным данным, в том же 1999 году Россией было продано за рубеж 45 тонн черной икры, а по данным ГТК, за кордон ушло по нелегальным каналам свыше 480 тонн.
Куда плывет наша икорка? Да в ту же Турцию. И туда, и в Эмираты идут солидные нелегальные потоки деликатеса из всех прикаспийских стран СНГ - и России в том числе. Недаром Турция обрела статус икорной державы. Она сегодня считается основным поставщиком контрабандной икорки на мировой рынок. В СИТЕС это знают.
Рыбаки, занимающиеся легальным промыслом, в один голос говорят сегодня о том, что требование СИТЕС о введении в России моратория на добычу осетров никакого отношения к экологии не имеет: нас просто хотят выдавить с мирового икорного рынка. А астраханский губернатор Анатолий Гужвин считает, что гораздо важнее разработать общие для всех прикаспийских государств эффективные меры по борьбе с браконьерством. Если ликвидируем "подпольный " бизнес на икре, вопрос о сохранности осетровых будет автоматически снят с повестки дня.
И в самом деле наивно, наверное, полагать, что, закрыв легальный бизнес, можно покончить с нелегальным.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников