23 января 2017г.
МОСКВА 
0...2°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.67   € 63.73
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

К ЛИЦУ ЛИ НАМ "ЧЕРНЫЙ СПИСОК"?

Нестерова Ольга
Статья «К ЛИЦУ ЛИ НАМ "ЧЕРНЫЙ СПИСОК"?»
из номера 135 за 25 Июля 2001г.
Опубликовано 01:01 25 Июля 2001г.

Еще в 1994 году под заголовком "Грязные деньги" наша газета опубликовала интервью с известным

Еще в 1994 году под заголовком "Грязные деньги" наша газета опубликовала интервью с известным криминологом Владимиром Овчинским - одним из первых разработчиков закона об ответственности за легализацию преступных доходов. Уже тогда Россия, по мнению Запада, превращалась в "международную прачечную", где отмываются капиталы мафии. Собеседник предупреждал: размер теневых доходов, полученных организованными преступными группами, достигает почти двух триллионов рублей в год. При этом темпы вывоза капитала за рубеж, по оценкам Центробанка, составляли миллиард долларов в месяц. Чтобы поставить заслон криминальной экономике, срочно требовался федеральный закон, где бы предусматривались меры по выявлению, изъятию и конфискации преступных доходов. И такой проект был тогда подготовлен.
Но прошло почти семь лет, пока его наконец приняли в третьем чтении. В последний день перед летними каникулами депутаты Госдумы РФ еще голосовали за дополнения к правительственному законопроекту, который теперь называется "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем". Значит ли это, что теперь мы выйдем из "черного списка" стран, которые не борются с "грязными деньгами"?
- Главная заслуга законопроекта в том и состоит, что на политическом уровне он подтверждает реноме России как нормальной, цивилизованной страны, - считает доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке Владимир ОВЧИНСКИЙ. - К сожалению, это решение несколько запоздало. Долгое отсутствие такого законодательства в России создало условия для расцвета "грязного" бизнеса, утечки капитала, всевозможных финансовых пирамид, афер с фальшивыми авизо. Тем самым авторитету России на международной арене нанесен урон. Из-за этого нам могут задержать кредиты, не идут инвестиции.
- Теперь будет по-другому?
- Сказать, что он произведет революцию, нельзя. Этот закон дополняет конвенцию Совета Европы "Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности", ратифицированную российской Думой в прошлом году. Процедуры, которые в нем заложены, уже действуют. Есть соответствующие инструкции Минфина, Центробанка. Если говорить об уголовной ответственности за отмывание теневых денег, то с января 1997 года в новом УК РФ введена специальная статья. Это сразу отразилось на статистике. Если в 1997 году правоохранительными органами было выявлено 240 преступлений, связанных с отмыванием теневых доходов, то в 1998 - 1003, в 1999-м - 965, а в 2000-м - 1784. Правда, до суда доходят далеко не все выявленные факты. Принятый законопроект играет больше политическую, имиджевую роль.
- Если это так, почему против него проголосовали больше ста депутатов - почти треть присутствующих?
- По-моему, это свидетельствует о наличии в стране мощного лобби, которое не желает введения элементарного финансового контроля со стороны государства. Но сейчас скорость движения денег, передачи информации равна скорости света. Чтобы отследить деньги от наркопотоков, банковская система должна быть прозрачной. Многим это не по душе. Я убежден: если бы не волевая установка президента, закон был бы опять заблокирован.
- С точки зрения криминолога, вы видите в нем недостатки?
- Всегда найдется что критиковать. К сожалению, здесь не учтены положения Конвенции ООН о борьбе против транснациональной организованной преступности. Документ был подписан в Палермо 130 государствами, в том числе Россией. Наша страна Конвенцию подписала, но не ратифицировала. А там предусмотрены все процедуры ареста и конфискации доходов, полученных преступным путем. Для нас это особенно актуально. За 13 последних лет из России похищено от 300 до 500 миллиардов долларов США. Примерно половина из них - это криминальные деньги. Если мы действительно хотим вернуть их в страну, то лучшего механизма, чем прописанный в конвенции ООН в Палермо, не найти. Ее необходимо ратифицировать. Если тянуть еще пять-семь лет, мы упустим возможность вернуть украденное.


Loading...



На Камчатке автоледи не уступила дорогу «скорой», и это предположительно стоило жизни пациенту.