06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТОБРАЛИ КЛАДБИЩЕ

Борисов Алексей
Опубликовано 01:01 25 Июля 2001г.
Свобода вероисповедания кажется таким прочным завоеванием, что об этом и говорить-то неприлично. Тем не менее в Иркутской области при непосредственном содействии областной администрации оказалась лишенной собственной церкви и кладбища крупнейшая в России старообрядческая община.

С 1653 года, когда патриарх Никон ввел трехперстное крестное знамение и потребовал переписать церковные книги под греческий стандарт, Сибирь стала прибежищем для раскольников, не пожелавших смириться с насажденной извне религией. До сих пор в России насчитывается более трех миллионов старообрядцев. Самое крупное средоточие их - в Иркутской области. В 1971 году Русская Православная церковь сняла анафему с раскольников, а в 1994 году православная старообрядческая община была возрождена и зарегистрирована как юридическое лицо. Община в городе Иркутске стала подразделением Московской метрополии. Настоятелем ее, епископом Новосибирским, всея Сибири и Дальнего Востока был назначен духовный лидер общины отец Валерий (в миру - Валерий Павлович Секерин). Под свое подворье община получила здание на улице Баррикад, 109. Не церковное, но что поделаешь: старообрядческую церковь в Иркутске взорвали еще в 1937-м.
Старообрядцы во многом отличаются от остальных православных - крестятся они не тремя пальцами, а двумя, ходят во время служб по солнцу, а не против солнца, вместо Иисуса пишут и говорят Исус, крест признают только восьмиконечный... А потому наряду с церковью им понадобилось и собственное кладбище. Но они пошли дальше. У отца Валерия родилась потрясающая по веротерпимости идея. Старообрядцы Иркутской области решили организовать единственное в России кладбище, где могли бы обрести покой люди любой веры.
Идея понравилась многим. Было в этом что-то от извечной человеческой мечты - всеобщего примирения. Да и празднование 2000-летия христианства проходило под лозунгом "Взаимодействие конфессий как основа государственности России".
Около месяца провел в Москве, добывая нужные согласования, настоятель общины отец Валерий. В июне 1999 года разрешение на открытие кладбища подписал Сергей Степашин, и два года назад на четырех гектарах в сосновом бору, что в пяти километрах от Иркутска, близ села Пивовариха, кладбище открылось.
Однако для вырубки леса, мелиорации, строительства подсобных помещений и часовни в качестве спонсора было привлечено ОАО "Кедр", завод по выпуску водки. Семь человек от него вошли с состав учредителей общины. И как-то раз, не пригласив никого из верующих, "кедровцы" провели собрание и исключили всех старообрядцев из состава учредителей. В том числе и настоятеля общины отца Валерия. Устав общины был изменен. Вместо настоятеля кедровцы ввели должность старосты, ее занял Иннокентий Сергеевич Поротов, директор оптовой базы, торгующей водкой "Кедр" и не имеющий никакого священного сана. "Православная старообрядческая община г. Иркутска" была перерегистирована в ЗАО с тем же названием и из религиозной превратилась в чисто коммерческую организацию по оказанию ритуальных услуг.
На кладбище вместо государственных расценок (400 рублей за место летом и 600 зимой) установили коммерческие - около 200 долларов за место для одной могилы. Большую часть старообрядческого подворья занимают теперь аптека и магазин ритуальных принадлежностей, принадлежащие ЗАО "Кедр". Для совершения обрядов оставили небольшую комнатку. Однако за отсутствием собственных священников играть роль религиозной организации акционерному обществу становится все труднее. Зимой, в крещенский праздник сотни старообрядцев приехали к зданию своего подворья, чтобы отстоять службу и набрать освященной воды, а их туда не пустили за неимением священника. Простояв около часа на 45-градусном морозе, они взбунтовались.
Превращение религиозной организации в коммерческую без желания верующих противоречит не только православным канонам, но и российским. Например, снять с должности настоятеля общины может только епископ, а никак не собрание учредителей. Однако все обращения отца Валерия и сотен членов общины к властям Иркутской области и в правоохранительные органы вот уже более года не дают ожидаемых результатов. Отец Валерий подал в суд на Главное управление юстиции по Иркутской области, требуя признать недействительной перерегистрацию старообрядческой общины в похоронное бюро. Главное управление юстиции по Иркутской области и областная прокуратура признали, что после перерегистрации старообрядческая община г. Иркутска "утратила признаки религиозной организации". Однако никаких санкций за этим не последовало. Кладбище и старообрядческое подворье как были, так и остаются во власти водочных бизнесменов.
Отнять землю у них могут только власти Иркутской области, раздающие ее в аренду. Однако на обращение верующих с просьбой навести порядок на кладбище губернатор Иркутской области Борис Говорин ответил, что государство не может вмешиваться в дела церкви. Получается, что одной рукой подписывается распоряжение о государственных расценках на похороны - те самые 400 и 600 рублей за место, а другой - закрывается последнее кладбище, где можно обрести покой за такие деньги. По крайней мере старообрядцев хоронить сейчас негде. Впору снова уходить в подполье.
В Иркутске каждый день умирают около 30 человек. Похоронные бюро в городе на каждом шагу. Ритуальный бизнес в Иркутской области прибыльнее водочного и лишь немногим уступает торговле наркотиками. Местные власти не избежали соблазна в нем поучаствовать. Контрольный пакет ЗАО "Православная старообрядческая община во имя Покрова Божьей Матери" принадлежит теперь работникам водочного завода "Кедр", а около 60 процентов акций "Кедра" - Минимуществу. О непосредственном участии конкретных чиновников в этом бизнесе можно только догадываться по их действиям.
К чему привела такая политика, можно убедиться, побывав на погосте под Пивоварихой. За два года с момента открытия на кладбище захоронено лишь 14 человек, столько в Иркутске умирают за полдня. Из них один самоубийца, один из местных криминальных авторитетов - Владимир Кириллов (Киря), один племянник инспектора, проверяющего деятельность банков, один из двух застреленных в джипе по время недавней криминальной разборки... Зарезервировано и огорожено несколько фамильных участков. Похоже, не так уж тенденциозен был отец Валерий, писавший в своем обращении к главному федеральному инспектору в Иркутской области И.Н.Тутеволю: "Власти всех уровней, от областной до сельской, включая контролирующие органы: юстицию и прокуратуру, тайно от верующих и общественности фактически распределили участки вероисповедального кладбища под родовые усыпальницы чиновникам, олигархам и криминалитету".
...К появлению человека с фотоаппаратом на кладбище отнеслись настороженно. К нам подошли служительница и охранник. Стали интересоваться - кто такие, что здесь делаем. "Да это ж мой кент, тут все наши похоронены. Мы на выносе тела были, а на кладбище Кирю еще не успели посетить", - сообщил сопровождавший меня местный житель. От нас отвязались, признав за своих...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников