06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЕВИЗИЯ

Локтев Владимир
Опубликовано 01:01 25 Августа 2000г.
Приказом Генпрокурора России от 5 июня такие управления созданы в каждом из семи федеральных округов. Их главная задача - защита единого конституционного, правового и экономического пространства на всей территории России. Насколько справляются с ней новые прокурорские структуры? Что или кто тормозит их работу? На эти и другие вопросы отвечает заместитель Генерального прокурора, государственный советник юстиции 1-го класса Александр ЗВЯГИНЦЕВ.

- Александр Григорьевич, я поначалу полагал, честно говоря, что с появлением управлений Генпрокуратуры в федеральных округах вы возглавили одно из них - в Приволжском округе...
- Сразу внесу ясность, так как многие считают, что созданные управления являются своего рода окружными прокуратурами. Все это - досужий вымысел. Начальником управления Генпрокуратуры в Приволжском федеральном округе назначен опытный юрист Владимир Зыкин. Последние 12 лет он был первым замом прокурора Курганской области. Я же как заместитель Генерального прокурора курирую работу этого управления. Нам поставлена предельно четкая задача - методами прокурорского надзора способствовать установлению на всей территории страны одной законности - российской, а не приволжской, не дальневосточной и тем более - не советской...
- Как складываются отношения с региональной элитой?
- Нормально. По-моему, руководители регионов понимают: пришло время существенно менять отношения с федеральным центром, совершенствовать местное законодательство и приводить его в соответствие с Конституцией и федеральными законами. Во всяком случае ни один президент, губернатор, руководитель республиканского или областного законодательного собрания не сказал мне, что этого делать не надо.
- Это на словах. А на деле?
- Могу предположить, что кто-то из региональной элиты будет тосковать по временам, когда им предлагали: "Берите суверенитета столько, сколько проглотите".
Хотя уже тогда было очевидно: стремление к "самостийности" чуть ли не отдельно взятой деревни приняло угрожающие размеры, чреватые "расползанием" России на удельные княжества.
- Как считаете: насколько далеко зашел процесс так называемой "децентрализации" власти?
- Думаю, далеко. И если срочно не предпринять решительных, но, конечо, в рамках закона мер, этот процесс будет все отчетливее обретать черты необратимости. К сожалению, есть часть региональной элиты, которая болезненно реагирует на действия президента, федеральной власти по укреплению российской государственности. За этими действиями ей видятся попытки Кремля ущемить в правах тот или иной субъект Федерации. Вообще-то законопослушание - не самая большая наша добродетель. Поэтому российские беды, думаю, не столько от дураков и плохих дорог, сколько от привычки жить не по законам, а по обычаям, традициям. С такой психологией трудно построить государство с единым правовым пространством.
Сквозь многие законы, включая конституции и уставы, принятые на местах, отчетливо просматриваются строки крепостного уложения. Иногда доходит до абсурда...
- Что вы имеете в виду?
- Ну, например, записано: гражданин такого-то субъекта Федерации имеет право... Получается, что другие россияне на этой территории - смерды презренные и не имеют тех прав, которыми обладают коренные жители этой области или республики. Получается, что даже всенародно избранный президент, вступив на землю этого субъекта, не имеет права как гражданин России воспользоваться многими личными правами, предусмотренными Конституцией России.
Так, президент, если исходить из этих узаконений, пребывая на таких суверенных территориях, не имеет права участвовать в управлении государством, референдумах, митингах, шествиях и демонстрациях. На риторический вопрос: как же такое может быть? - звучит, как правило, не менее сакраментальный ответ: это только на бумаге, а на деле у нас все равны. К счастью, еще не добавляют: пока равны.
- Я знаю, что управление Генпрокуратуры в Приволжском округе более месяца ведет ревизию на соответствие областных и республиканских правовых актов Конституции России и федеральным законам. Что выявлено этой проверкой?
- Увы, она подтвердила то, о чем я только что говорил. Судите сами: за столь короткий срок уже выявлено 324 правовых акта субъектов, входящих в округ, которые не соответствуют Основному Закону России.
Более половины незаконных актов (51,5%) - это законы субъектов, включая все республиканские конституции, а также уставы Кировской, Самарской, Оренбургской и Ульяновской областей.
Среди несоответствующих федеральному законодательству - 138 актов исполнительных органов государственной власти и высших должностных лиц субъектов РФ, что составляет 42,6% от общего количества незаконных правовых актов.
Наибольшее количество незаконных правовых актов выявлено органами прокуратуры в Башкортостане и Татарстане - по 68, в Нижегородской области - 27, в Кировской области - 24, в Оренбургской области и Республике Мордовия - 23, в Марий Эл - 22.
- Вы сами-то до большой ревизии представляли масштаб правового законотворчества на местах, идущего вразрез с общероссийским?
- Представлял в общих чертах. И достаточно часто выступал в печати против излишней "суверенизации" регионов. Смотрите, что происходит в Европе: там устраняют границы, экономические барьеры, создают единое информационное пространство... Развиваются интеграционные процессы. У нас же экономика далека от процветания. Неужели непонятно: попытка замкнуться в пространстве области или республики не реальна и вредна.
Как разрушающе влияет правовой сепаратизм на хозяйственную деятельность видно на примере реки Волги. Недавно я встречался с Волжским межрегиональным природоохранным прокурором. В ходе беседы он нарисовал достаточно печальную картину. Загрязнение среды обитания в пределах Волжского бассейна в 5 раз превышает средние показатели по России. Очистные сооружения большинства промышленных предприятий находятся в состоянии стагнации. В федеральный экологический фонд перечисляются копейки. А некоторые субъекты вообще ничего не платят. Происходит это потому, что почти в каждом регионе свой закон. Если дело пойдет и дальше так, не исключено, что прекрасное, величественное Поволжье быстро может превратиться в помойку.
- Анализ регионального законодательства, не соответствующего Конституции России, позволяет определить какие-либо факторы, влияющие на процесс принятия незаконных правовых актов?
- Несомненно. Я тезисно назову главные из них. Во-первых, это желание региональной элиты законодательно урегулировать на уровне субъектов отношения, которые составляют предмет исключительного ведения Российской Федерации.
Во-вторых, стремление регионов принимать собственные законы по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, которые по-иному регулируют отношения, чем это предусмотрено федеральными законами.
Наибольшее количество таких актов выявлено в Татарстане, Башкортостане, Мордовии, Кировской, Пермской, Ульяновской областях.
В-третьих, желание органов исполнительной власти отдельных субъектов издавать правовые акты по вопросам, отнесенным к компетенции законодательных органов.
За последнее время органами прокуратуры опротестовано и обжаловано в суды 225 незаконных правовых актов, или 69,4% от их общего числа. За этим кроется более 1 тысячи незаконных правовых норм.
Только в одном протесте прокурора Башкортостана на республиканскую конституцию были отмечены 44 незаконные статьи, входящие в противоречие с Конституцией России. По итогам рассмотрения актов прокурорского реагирования органами государственной власти субъектов 40 незаконных правовых актов уже приведены в соответствие с федеральным законодательством.
-Некоторые кремлевские чиновники считают, что работа по привидению регионального законодательства в соответствие с федеральным идет не так динамично, как хотелось бы. Что, по-вашему, тормозит этот процесс?
- Есть несколько причин как объективного, так и субъективного характера. Одна из них - заволокичивание судами рассмотрения дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов субъектов Федерации недействующими. Из 66 заявлений прокуроров, направленных в суды общей юрисдикции, пока рассмотрена только третья часть. Но, пожалуй, основной "тормозящей" причиной следует считать то, что в ряде субъектов региональная элита не особенно торопится придать процессу приведения местного законодательства в соответствие с федеральным системный и оперативный характер, возлагая некие надежды на согласительные процедуры, а также на "политический диалог" с руководством страны.
- В Поволжье много крупных городов, где есть чем поживиться мафиозным группировкам. Насколько сильна в округе организованная преступность?
- По уровню преступности наш округ, к сожалению, в лидерах.
Есть данные, что особенно недавно организованные ОПГ, которые не успели отхватить свой лакомый кусок от пирога собственности, жаждут реванша и в любой момент могут "выйти на тропу войны".
Судя по всему, эти группировки непрочь приступить к ревизии уже приватизированной собственности. И если первый передел собственности обошелся малой кровью, то второй может вылиться в кровопролитные войны. Ибо в первом случае, 5-7 лет назад, "все было вокруг колхозное", и там своей шкурой особо никто не рисковал и свою голову не подставлял, а теперь "свое" никто без боя не отдаст.
Не секрет, что преступность, особенно организованная, пользуется разобщенностью различных ветвей власти, несовершенством законодательства, "войной" федеральных и местных законов. В этой ситуации одной из основных задач управления Генеральной прокуратуры РФ в Приволжском федеральном округе и своей лично считаю координацию деятельности всех правоохранительных органов, находящихся в округе.
- Что бы вы посоветовали молодым людям, избравшим путь служения государству на прокурорском поприще?
- Можно напомнить целое наставление, с которым в свое время Екатерина II обратилась к генерал-прокурору Александру Вяземскому. Там есть такие, весьма актуальные и для нынешних дней слова: я ласкательства от вас не требую, единственное прошу - чистосердечное отношение к делам. В сенате есть две партии, они будут тянуть вас к себе. Вы же должны стоять на страже интересов государства российского, закона и императора. Тогда злодеям вы будете в страх, а добрым людям - в покровительство. Лучше, кажется, и не скажешь. По своему опыту знаю: без чести и достоинства в нашей профессии делать нечего. И еще: к ней надо относиться как к любимой женщине, отдавая ей всего себя, ничего не требуя взамен... Молодому прокурору надо быть строгим, взыскательным, но и осмотрительным, "дабы кому бесчестия не учинить"...
-Есть у прокурора Звягинцева какие-то увлечения, мечта?
- Люблю спорт. Играл в футбол (в Киеве во дворе гонял мячик с самим Бышовцем), волейбол, баскетбол. В последние годы увлекся горными лыжами, подводным плаванием с аквалангом. Много читаю. В театр хожу реже, чем хотелось бы. Что касается мечты, то есть сугубо прокурорская: как верный "любовник Фемиды", льщу себя надеждой, что Россия станет сильным правовым государством, и любимая пословица нашего народа "закон, что дышло..." останется в фольклоре уходящего тысячелетия.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников