Триллионы для Кавказа затормозили

Сколько денег выделяют Южному федеральному округу и куда они реально деваются

Минэкономразвития пока не утвердило программу развития Южного федерального округа до 2025 года, которая стоила бы госбюджету 3,89 триллиона рублей. Это слегка остудило возмущенные высказывания о том, что в России достаточно регионов, где люди живут в нищете, нет работы, стоят предприятия, но государство не вливает туда финансы, при этом не требуя особого отчета о том, сколько денег уже отправило в республики Северного Кавказа, и собирается делать это впредь.

Тем не менее на недавней встрече в резиденции «Бочаров ручей» глава Дагестана Магомед Магомедов попросил президента Дмитрия Медведева поддержать эту программу и ускорить ее принятие. Программа находится на рассмотрении в правительстве, и противники ее принятия говорят больше о том, что это не вписывается в рамки госбюджета. В обществе же к этому совсем другое отношение.

Оно и понятно. Людям надоело терпеть выходки наглых джигитов, приезжающих в их города, поселки и станицы со своим уставом, набили оскомину постоянные сообщения о выделении из бюджета все новых триллионов, исчезающих в Южном федеральном округе, как в черной дыре, а постоянное ожидание терактов порождает у десятков миллионов человек чувство опасности, переходящее в ненависть. Фактически, между двумя неравными частями нашего государства уже выросла граница. Очень немногие люди сегодня согласятся добровольно поехать, к примеру, полазить по чеченским горам или искупаться на дагестанском побережье Каспия. Да и местные жители хоть и называют себя гражданами РФ, но часто говорят о москвичах, питерцах или хабаровчанах почти как об иностранцах. Наш корреспондент попытался на месте выяснить, каким силам выгодны набирающие обороты центробежные настроения.

Роскошная черная дыра

Город Грозный как будто сошел с иллюстрации к восточной сказке о джиннах, воздвигающих роскошные замки за одну ночь. Возле крупнейшей в России и Европе мечети в небо бьют фонтаны. Почти закончено строительство высоченных небоскребов, окруженных пышными садами. Из роскошных иномарок к подъездам бутиков выходят красавицы в платках и платьях от кутюр. Кругом памятники великому чеченскому народу-победителю и выбитые в камне цитаты из Корана и речей Ахмата Кадырова. Строятся и другие, ранее почти дотла разрушенные города, такие как Гудермес. По-европейски великолепные дороги украшают триумфальные арки и ворота. Частные дома нависают на 3–4 этажа над заборами толщиной в три кирпича. На земле, пропитанной нефтью (в дождь липкую грязь невозможно оттереть от обуви), разбиты клумбы и цветники. На ультрасовременном стадионе играют запредельно дорогие футболисты.

Весь народ только и говорит о своей любви к главе республики. Рамзан — отец всех чеченцев, победил в войне, наладил жизнь, не дает чиновникам воровать, а коммерсантам — обманывать простых людей. В Чечне почти нет бытовых преступлений. В общероссийских рейтингах она занимает первые места по безопасности. Одним словом — рай на земле.

«Сегодня все в республике построено лично под одного человека, — говорит сотрудник местных правоохранительных органов, представившийся Борзом (в переводе на русский волк. — „Труд-7“). — Как „папа“ скажет — так и будет. А он хочет сделать из республики самый преуспевающий регион в стране. Говорят, что Путин ему дал полный карт-бланш. Недаром средства, выделяемые из центра (то есть из бюджета, наполняемого за счет налогоплательщиков), поступают сначала в фонд Ахмата Кадырова, а потом уже распределяются по усмотрению Рамзана. Когда в Москве поднимают вой из-за грошовой мебели, которую заказали чиновники из федеральных министерств, здесь покупают десятки самых дорогих одинаковых джипов только для того, чтобы не было понятно, на какой конкретно машине едет первое лицо».

Я насчитал в кортеже Кадырова 28 автомобилей. С десяток из которых действительно оказались Mercedes GL стоимостью свыше 5 миллионов рублей каждый. По словам местных жителей, это далеко не предел. Иногда автокавалькада насчитывает более 50 машин. Личная резиденция главы республики обставлена шикарной, подобранной со вкусом мебелью. В рамзановском зоопарке живут тигры и львы. В его музее оружия — множество редких и ювелирно отделанных драгметаллами пистолетов, автоматов.

Многие чеченцы уверены, что вскоре Кадыров сделает свою власть абсолютной. Для этого ему осталось лишь получить контроль над добываемой в республике нефтью и вытеснить с рынка компании, арендовавшие скважины. И построить собственное нефтеперегонное производство. Сегодня этот проект уже начинает реализовываться.

Дорогой мир

Надо сказать, что кое-что с барского стола достается и обычным гражданам. Глава республики одобряет и поддерживает молодые таланты. Парню, сумевшему хорошо станцевать перед Рамзаном, была подарена квартира. У девушек, понравившихся «папе», появляются дорогие подарки и даже лимузины. Чеченцы, получившие образование за рубежом, возвращаются в республику работать за серьезные деньги.

«А кому какая разница, откуда деньги? — усмехается Борз. — Можно называть получаемые из Москвы средства инвестициями, а можно данью. 50–60 миллиардов рублей в год за мир в Чечне — не самая большая цена. Тем более что часть этих денег в виде откатов остается в столице. Правда, федеральный центр практически не имеет рычагов для управления республикой. Здесь действует лишь одна вертикаль власти — рамзановская».

«Боюсь, что в итоге проводимой сегодня политики вскоре может встать вопрос об отделении Северного Кавказа от России, — считает независимый политолог Дмитрий Орешкин. — Подавляющему числу граждан просто надоест, что вместо жизненно важных для страны целей — образования, здравоохранения — деньги пропадают в этом не симпатичном многим людям регионе».

По словам источников в российских спецслужбах, западные разведки крайне активно работают в республиках Южного федерального округа. Свои интересы в регионе имеет и арабский мир. «Есть версия, что разделение России — следующий шаг за развалом СССР, — высказал свое мнение сотрудник ФСБ, попросивший не называть его имени. — Уже ведется агитационная работа, создается нужное общественно мнение. Если провести референдум с вопросом, нужен ли Кавказ остальной России, около половины людей ответят „нет“. А за этими республиками последует Татарстан, Дальний Восток, и страна в ее сегодняшнем виде перестанет существовать».

Почти 4 триллиона бюджетных рублей — дорогая цена за то, чтобы горячий регион превратился в мирный и стабильный? По большому счету нет. Но самая главная проблема — в том, что, как показала практика предыдущих лет, когда в Северный Кавказ были уже закачаны триллионы, до простых людей они не дошли, осев в карманах чиновников. А частью этих же денег были профинансированы крупные теракты в Москве и других городах России. Мир такой ценой простым россиянам явно не нужен.



ВАДА на четыре года отстранило Россию от участия в международных соревнованиях. Это хорошо или плохо?