Космическая анорексия: российским ракетам недодадут еще 150 млрд рублей

Фото: globallookpress.com
15:19 25 Августа 2020г.
Опубликовано 15:19 25 Августа 2020г.

Комментируя эту информацию, глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин отметил, что сокращение финансирования отрасли ниже 1,4 триллиона рублей приведет к ее развалу 


Россия вновь сокращает расходы на космос. Стремление к звездам и на околоземную орбиту уже давно не является для нашей страны приоритетом, так что расходы на космические программы режутся при каждом удобном случае. Эпидемия коронавируса и падение мировых цен на нефть стали очередным предлогом для еще одного шага в этом направлении.

О сокращении финансирования космических программ журналистам во вторник, 25 августа сообщил на полях форума «Армия-2020» глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин.

«Параметры финансирования федеральной космической программы до 2025 года должны быть обеспечены в соответствии с ее паспортом. По паспорту ФКП до 2025 года должна насчитывать 1 триллион 406 миллиардов рублей, а в реальности она уже сейчас урезана на 150 млрд рублей. И это не считая предполагаемого секвестра космических программ, который связан с падением дохода федерального бюджета», - пояснил глава госкорпорации в интервью ТАСС.

Нелечебное голодание

В ходе этого же разговора Рогозин пообещал отстаивать ранее утвержденный бюджет и выразил убежденность в том, что сокращение финансирования ниже 1,4 триллиона рублей приведет к развалу отрасли.

«Мы считаем, что то, что было обещано космической отрасли в размере 1 трлн 406 млрд, нужно вернуть отрасли. Еще в декабре 2015 года перед принятием ФКП на совещании у президента РФ в Сочи я говорил, что сокращение финансирования отрасли ниже 1 трлн 406 млрд приведет к ее деградации. Надеюсь на поддержку правительства», – отметил глава Роскосмоса.

Примечательно, что уровень финансирования в 1,4 триллиона рублей, за который намерен биться Рогозин, появился в результате 50% сокращения космических расходов в 2016-м. Первоначально Роскосмос рассчитывал на 2,85 триллиона, однако, как выразился тогдашний руководитель госкорпорации Игорь Комаров, пришлось резать по живому. Федеральную космическую программу трижды переделывали в течение года, каждый раз согласовывая выработанную концепцию с Минфином. Жертвами секвестра стали 29 научно-исследовательских проектов, в том числе на несколько лет на паузу встала разработка перспективной ракеты-носителя «Ангара». Диктат минфиновских чиновников привел к тому, что, по выражению Комарова, от ФКП «не то что жира, уже и части мяса не осталось».

О степени напряжения, с которым госкорпорация растягивала остатки бюджета на максимальное количество программ, говорит тот факт, что с весны 2017 года Роскосмос сократил состав экипажей космических кораблей «Союз». Особенностью этих орбитальных грузовиков является то, что для управления ими требуются двое космонавтов. Это значит, что если один из членов сокращенного экипажа по каким-либо причинам выбывает из строя – управлять кораблем становится невозможно.

К счастью, пока ничего плохого не произошло, отработанная десятилетия советская техника не подводила, ЧП не случалось. Однако, в общем и целом понятно, что уровень в полтора триллиона является пороговым для выживания российской космической отрасли.

Жертвы системного бардака

В 2018 году глава Счетной палаты Алексей Кудрин сообщил Госдуме, что на долю Роскосмоса приходится около 40% всех финансовых нарушений при использовании бюджетных средств. По словам экс-главы Минфина, из 1,8 триллиона неправильно потраченных денег – 760 миллиардов пришлись на долю космической корпорации. При этом характер нарушений в ряде случаев был таков, что по вскрывшимся фактам были возбуждены уголовные дела.

Это, конечно, не означает, что если бы в корпорации царили идеальная чистота и порядок, Минфин не пытался бы почистить ее карманы. Подчиненные Антона Силуанова с упорством, достойным лучшего применения, пытаются перенаправить бюджетные средства из медицины, образования, улучшения инфраструктуры и финансирования науки на субсидирование американской экономики (что на политкорректном языке называется «формированием золотовалютных резервов»). Так что остаться незамеченным у Роскосмоса шансов не было. Уж слишком большие куски бюджетного пирога отрасль получила в «сытые нулевые». Однако имея за плечами криминальную Санта-Барбару космодрома «Восточный» и серию провальных пусков, руководство Роскосмоса в принципе не имело шансов отстоять свои деньги. Позиция Минфина – «зачем давать миллиарды, если их все равно украдут» – при всей ее разрушительности для национальной экономики в целом, по отношению к космической отрасли выглядела вполне оправданной.

К слову, похожий момент был и в истории российской армии: в середине нулевых всем было понятно, что обломок военной машины, доставшийся РФ от Советского Союза, уже полностью небоеспособен. Однако модернизировать вооруженные силы, заливая сотни миллиардов в существовавшие на тот момент структуры, тоже было бессмысленно, поскольку было ясно, что растащат и потратят самым бестолковым способом. Проблему удалось решить за счет масштабной чистки, тотального сокращения организационных структур и увольнения сотен офицеров высшего командного звена.

Подгонять, а не добивать

Тем не менее, при всех проблемах и неурядицах, основной задачей государства все-таки является не тотальная экономия на космической отрасли (в противном случае России нужно было бы просто отказаться от производства ракет и спутников, тем самым подписав себе смертный приговор), а создание эффективной и, в идеале, прибыльной отрасли. А раз так, то дальнейшее сокращение расходов в этом направлении контрпродуктивно.

«Нас спрашивают: «А где у нас научные аппараты, Марс, Венера, лунная программа?». Вот они все там, в этих «оптимизациях», сломала их история дебатов с Минфином, - посетовал Рогозин. – Я предполагаю, что и на этот раз нам предстоит сложный разговор с Минфином», – добавил он.

Называя вещи своими именами, Россия на данном этапе проиграла борьбу за международный рынок пусковых услуг. Обозначилось у нас и серьезное отставание в области радиоастрономии, исследования планет Солнечной системы, прежде всего Марса. В этих условиях отрасли нужно усиленное питание под строгим контролем, но никак не очередные голодные годы ради абстрактной экономии. 

Комментарии для сайта Cackle
Зачем Ангела Меркель навещала Алексея Навального в больнице?