17 августа 2017г.
МОСКВА 
24...26°C
ПРОБКИ
7
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.25   € 69.65
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СНЕЖНЫЙ БАРС - ДРУГ ОХОТНИКА

Рак Любовь
Опубликовано 01:01 25 Сентября 2001г.
Вы думаете, раз заповедник - значит охота запрещена и лесные промыслы тоже? Правильно. Но, допустим, живет человек в деревне, работы нет, а у него - семья, надо ее кормить. И его бесполезно убеждать, что снежный барс - редкостное животное, стрелять нельзя ни в коем случае. Приехали китайцы, заплатили мужику за снежного барса 15 тысяч "баксов" - и он его добудет, несмотря ни на какие запреты.

- Значит, тут нужна другая система, - продолжает эту мысль директор Саяно-Шушенского биосферного заповедника Александр Рассолов. - Вот ее мы и пробуем отработать.
К примеру, редкого зверя можно не убивать, а фотографировать в разных ситуациях - и получать за это деньги. В соседней Тыве уже сегодня всем чабанам через Фонд охраны природы выдали фотоаппараты, чтобы того же снежного барса снимать. Стрелять в него нельзя, даже если нападет на овцу. Зато за каждую голову домашнего животного, погибшего от лап хищника, хозяину полагается компенсация.
К тому же охота в биосферном заповеднике запрещена лишь частично. Отстрел отдельных животных в определенное время не возбраняется, а престарелых особей даже необходим. Конечно, можно завалить молодого, полного сил марала, бросить в тайге рога, копыта, вырезать только мякоть и продать мясо на стороне. Но куда выгоднее добыть старого зверя и честно сдать его государству, причем деньги получит и охотник, и территория, где он живет.
Кроме того, заповедник создает рабочие места. Поэтому принято решение открыть еще один био-сферный полигон в Ермаковском районе: там безработица - главный бич. А теперь понадобится егерский состав. К примеру, в Шушенском районе давно поняли, что за сохранение снежного барса или сибирского козерога (Саяны - единственное место, где на тысячу гектаров приходится 213 козерогов, такой высокой плотности нет больше нигде в мире) они получат неплохую зарплату.
И куда прибыльней дикого туризм цивилизованный. Зазывать отдыхающих в Саяны, в частности, в природный парк Ергаки, особо не приходится, летом здесь у каждого озера стоят сотни палаток. Озера эти - глубокие, до 120 метров, чистые, всегда теплые. Вокруг горы, таежный воздух - никаких рекламных проспектов не надо. Но природа от дикарей стонет, ее надо защищать. Конечно, проще всего понавесить табличек "Проезд закрыт! Охранная зона!" - и успокоиться. Только все равно ведь не остановишь.
Пока для желающих открыты "маршруты выходного дня". На турбазу, построенную по европейским стандартам, можно приехать на субботу и воскресенье - полюбоваться на непуганое зверье, покупаться, в баньке попариться. Подороже удовольствие - путешествие на катере по речкам, на берегах которых расположены так называемые скрадки - места, где в реальных условиях обитают самые диковинные животные.
Их можно фотографировать с близкого расстояния, снимать кинокамерой. Весной, к примеру, здесь собираются сразу по 60-70 медведей. По берегам бродят снежные барсы, козероги, маралы. У речек вьет свои гнезда очень редкая птица - скопа. Маршрут пользуется популярностью прежде всего у профессионалов-кинодокументалистов, фотографов-натуралистов, зоологов, ботаников и орнитологов. Здесь уже побывало около 300 наших и иностранных туристов. Кстати, заповедник поддерживает деловые отношения с вузами Германии и США, а это тоже деньги. Благодаря им появилась возможность приглашать на практику студентов-биологов из Красноярска - значит, растить смену.
- Праздных туристов у нас пока немного, - говорит Александр Рассолов, - но мы ведь только начинаем. На все нужны оборотные средства, а их, конечно, не хватает. Деньги, поступающие из федерального бюджета, составляют четверть от необходимого. Хорошо хоть, что в этом году впервые пришел уже утвержденный реестр бюджета, он маленький, но это уже гарантия. На все остальное, не сомневаюсь, заповедник заработает сам.


Loading...



Фильм «Матильда» получил прокатное удостоверение. Ну как, смотреть пойдете?