Маша и разбойники

Сцена из спектакля «Дубровский». Владимир (в центре) – Владислав Бурцев. Фото предоставлено организаторами фестиваля «Видеть музыку»
22:18 25 Октября 2019г.
Опубликовано 22:18 25 Октября 2019г.
На фестивале «Видеть музыку» показали мюзикл Кима Брейтбурга «Дубровский» 

Афиша нынешнего, Четвертого фестиваля музыкальных театров России «Видеть музыку», наряду с обилием оперных и балетных названий, привлекает щедрым разнообразием в жанре мюзикла. Одним из наиболее успешных спектаклей стал «Дубровский» Кима Брейтбурга в постановке Нижегородского камерного театра им. Степанова.

Кима Брейтбурга не надо представлять слушателям – он автор сотен песен, из которых десятки стали шлягерами. А театральная публика знает его и как давнего приверженца жанра мюзикла. Так, в программе нынешнего фестиваля «Видеть музыку» значатся спектакли «Леонардо» Музыкального театра Республики Крым, «Джейн Эйр» Оренбургского театра музыкальной комедии – эта постановка, кстати, недавно вошла в шорт-лист премии «Звезда театрала». Но, бесспорно, вне конкуренции «Дубровский» – этот театральный бестселлер идёт в 12 театрах России, а также в столице Беларуси и неизменно пользуется успехом у публики. Так случилось и на московском показе в театре им. Н.И. Сац.

История Владимира Дубровского – благородного и честного дворянина, превратностью судьбы лишившегося имения и ставшего «уездным Робин Гудом», получила современное прочтение в либретто поэта и постоянного творческого партнера Кима Бретйбурга – Карена Кавалеряна. Использовав знаменитую повесть Пушкина в качестве литературной основы, либреттист бережно сохранил атмосферу эпохи, но ввел новых персонажей: это Рассказчик, полицейский исправник Волокуша, яркие представители подхалимского окружения Троекурова, не менее колоритные разбойники – бывшие крепостные Дубровских, как воплощение темы «русского бунта – бессмысленного и беспощадного». Введение фигуры Рассказчика – важный драматургический элемент, придающий сюжету эпичность и даже назидательность. Либреттист заострил внимание на теме социального неравенства, получившей здесь поистине пугачевский размах. Это во многом объясняет отказ недавних слуг Дубровского – Архипа и Егоровны – помогать своему барину в похищении его возлюбленной Маши Троекуровой из-под венца в финале второго акта. Ведь по их мнению Дубровский теперь – один из них, и неприемлемо помогать юной дворянке, даже насильно выдаваемой замуж по неравному браку. 

Режиссура Сергея Миндрина наглядна, по-хорошему иллюстративна (как серия выразительных и сочных картинок в книге), активно использует современные способы коммуникации со зрителем, что придает спектаклю черты интерактивности и хэппенинга. Стоит вспомнить сцену задержания назначенного Маше учителя-француза Дефоржа, где случайно выбранные в зале зрители тоже становятся пленниками Дубровского. Весьма зрелищно выглядит появление «Псарицы» – фаворитки Троекурова в сопровождении двух борзых собак, что вызывает искренний восторг публики. Сцена пожара в имении Дубровских решена броско и в тоже время символично: иллюзию пламени создают хаотично бегающие крестьяне с красными флагами, что расширяет смысловой контекст произведения, отсылая к наиболее драматичным моментам российской истории. Режиссеру особенно удались массовые сцены – разбойничьи похождения и народные гуляния.

«Показ спектакля на московской сцене – это всегда серьезный экзамен для провинциального театра», – говорит Сергей Миндрин. С уверенностью можно сказать, что НКМТ этот экзамен выдержал. Показ мюзикла «Дубровский» прошел при полном зале. Сказались и интерес зрителя к новому участнику фестиваля, и, конечно, высокая репутация самого фестиваля «Видеть музыку».

Один из секретов успеха этого мюзикла кроется в его музыкальной основе. Интонационный язык партитуры демократичен, в то же время стилистически разнообразен: композитор апеллирует к русскому романсу, киномузыке, фольклорным интонациям. Не обходится дело и без рок-стилистики в ее разных модификациях, без современной поп-музыки. «Дубровский» – это мюзикл-ревю со стандартной двухактной структурой, где арии, дуэты и хоровые сцены перемежаются небольшими разговорными диалогами. Так, интонационный мир Маши Троекуровой решен в стилистике русского городского романса. Образы крестьян очерчены залихватскими плясовыми и хороводными песнями. В разбойничьей сцене «Лиха беда начало» этно-рок плавно модулирует в хэви-метал, мощными гитарными риффами подкреплен стильный номер судейских «Саночки». А дуэт Архипа и Егоровны «Соловьи и вороны» обращается к русскому шансону. Иронично звучит незатейливая песенка сокрушающего по поводу отсутствия денег Спицина «Плохо, плохо» и «Письмо к Жанетт» незадачливого француза Дефоржа. Один из центральных номеров – дуэт Маши и Дубровского «Кто придумал любовь», тема которого становится лейтмотивом мюзикла – кульминация второго действия спектакля.

Сценографическое решение Бориса Шлямина, легкое и лаконичное, дополняет колорит пушкинской эпохи, яркие и эффектные костюмы Ольги Лагеды также выразительны и работают на образ. Хореография Елены Хиценко содержит динамику и драйв, столь характерные для мюзикловой эстетики. 

Немало в спектакле и удачных актерских работ: это роль покорившейся судьбе Маши (артистка с ярким вокалом Юлия Пыхтина), благородного разбойника Дубровского (харизматичный Владислав Бурцев), крестьян-разбойников Егоровны (Дарья Тюрина) и Архипа (Роман Ронин), хрестоматийного злодея Троекурова (Сергей Попов), няни Арины (Лариса Назарова).

Показ мюзикла прошёл при аншлаге и получил горячий прием публики, большую часть которой составили школьники, недавно познакомившиеся с повестью Пушкина на уроках литературы. «Молодой зритель, кому и адресован в первую очередь спектакль, в перерыве и по окончании спектакля высказывал свои восторженные отзывы, – отмечает Сергей Миндрин. – Самым ценным для меня был следующий: «Оказывается классика – это так интересно!». Это ли не выполнение театром его сверхзадачи!» 



Россия победила алкоголизм, считает французская газета Le Monde. Так ли это?