09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"С АРАФАТОМ МЫ УВИДЕЛИСЬ В ПЕЩЕРЕ"

Отгремело весной 1968 года сражение за палестинский лагерь беженцев Аль-Караме, который

Отгремело весной 1968 года сражение за палестинский лагерь беженцев Аль-Караме, который атаковали бронетанковые части израильской армии на восточном берегу реки Иордан, но были встречены огнем палестинских бойцов и иорданской артиллерией и понесли ощутимые потери. В арабской прессе все чаще стали появляться сводки об операциях коммандос организации ФАТХ против израильских войск на оккупированном Западном берегу реки Иордан. Палестинское движение сопротивления набирало силу.
Но еще не наступил "черный сентябрь" 1970 года, когда король Хусейн принял решение силой навести порядок в стране и заставить палестинские вооруженные формирования уважать иорданские законы.
Время от времени на страницах местных газет стало появляться имя лидера ФАТХа Ясира Арафата. Несколько раз были опубликованы его фотографии. Это были расплывчатые снимки человека в традиционном арабском головном уборе - куфийе и укале, к тому же сделанные с приличного расстояния. Больше ничего о нем не было известно. Никаких контактов с представителями прессы. Почти абсолютная секретность.
И вдруг... В начале ноября ближе к вечеру у меня дома раздался телефонный звонок. Поднимаю трубку. Незнакомый голос называет меня по имени: "Извините, мистер Борис, с вами говорят по поручению Ясира Арафата. Абу Аммар хотел бы с вами встретиться".
Я понял, что говоривший рассчитывает на немедленный ответ с моей стороны, прятаться за ссылки типа "необходимо подумать" явно неуместно. А попытка согласовать встречу с послом могла затянуть ответ или же нарваться на запрет, учитывая "настороженность" Москвы в отношении палестинцев.
- Готов встретиться, - был мой ответ. - Где и когда?
- Мы за вами заедем сегодня в восемь вечера. Выходите к кругу (многосторонний перекресток) на Вебли (район Аммана). Будем вас ждать.
Круг на Вебли - это буквально в 50 метрах от моего дома. Понятно - звонивший хорошо осведомлен о месте моего проживания. Что же, тем лучше. По крайней мере, жена осторожно сможет понаблюдать со стороны - с кем я встречусь и куда двинусь. Все-таки элемент авантюризма в моих действиях присутствовал - звонить мог кто угодно. Несколько успокаивало лишь то, что, судя по выговору, это был палестинец.
Восемь часов. Выхожу на круг. Около небольшого супермаркета "Халаф" стоят два "Фольксвагена". Номерные знаки, естественно, иорданские. Рядом с ними четыре человека. Двое с автоматами Калашникова наперевес.
На мой вопрос, далеко ли направляемся, ответ краток: "На базу в районе Ас-Салта". Ас-Салт - это небольшой городок в западной части Трансиорданского нагорья, примерно в 20 - 25 километрах от Аммана, там, где начинается спуск в долину реки Иордан. Мой сопровождающий, представившийся как Ахмад, немногословен. Спрашиваю, почему едем без света. Ахмад поясняет: "Иордан в десяти километрах, а за ним израильтяне. Они постоянно держат в воздухе патрульные вертолеты. Автомашины, следующие по шоссе Амман - Ас-Салт, не трогают. Ну а те, которые свернут на проселок, в сторону гор, могут обстрелять. Их разведка наверняка знает, что там расположены палестинские базы. Не беспокойтесь, наши шоферы - ребята опытные, могут проехать здесь с завязанными глазами".
Минут через 15 останавливаемся. Дальше пешком. Кругом непроглядная темень. Вскоре ощущаю сбоку дощатые стенки - спустились в какую-то траншею. А через пару минут над головой пропадают и звезды. Значит, идем уже по крытому ходу сообщения. Вскоре впереди появилось небольшое свечение. Через десяток метров вижу прикрытый матерчатым пологом вход в пещеру. Заходим. Светло как днем от стоящей на столе китайской керосиновой лампы. Встречают нас человек пять-шесть. Из-за стола поднимается и подходит, протягивая мне руку, человек в куфийе и укале. Представляется: "Ясир Арафат. Рад, что вы откликнулись на мое приглашение". Чуть навыкате глаза, заросшие редкой кустистой бородкой подбородок и шея. Армейская куртка, на боку показавшийся мне слишком большим пистолет в кобуре.
- Борис, вы, видимо, удивлены этим приглашением, да еще неизвестно куда, - начал беседу Ясир Арафат. - Мне хотелось познакомиться и поговорить с русским человеком.
Для начала мы согласились, что нашу беседу не следует рассматривать как интервью. Абу Аммар с пониманием отнесся к тому, что в силу "некоторой настороженности" Москвы в отношении ООП и тем более малоизвестной организации ФАТХ на публикацию вряд ли можно рассчитывать. Думаю, что это сделало нашу беседу более откровенной...
Ясир Арафат подчеркнул, что хотел бы не только пояснить суть некоторых действий палестинского движения сопротивления, но и выслушать мое мнение. "ООП переживает довольно сложный этап своего существования, - отметил он. - Хотя формально в нее входят практически все известные палестинские организации, сказать, что все они придерживаются единой политики, единой тактики, вряд ли возможно. Видимо, сказывается влияние на эти организации спонсирующих их арабских стран, каждая из которых ставит во главу угла прежде всего свои собственные интересы. Но с этим приходится мириться, ведь мы действуем с территории этих стран.
В итоге, как он считает, возникла сумятица в умах простых палестинцев, которых стремятся привлечь в свои ряды эти организации. В ход пускаются экстремистские лозунги, особо привлекательные для молодых людей. При этом допускаются политические ошибки, что дает в руки противников палестинского народа серьезные козыри, дискредитирует освободительное движение...
В какой-то момент нашей беседы в пещеру заходит одетый в камуфляж офицер ФАТХа с автоматом за спиной. Докладывает Абу Аммару: "Диверсионная группа возвратилась из рейда в район севернее Иерихона. Задание выполнено - выведена из строя линия связи противника. Потерь нет". Через несколько недель из газет я узнал, что этот офицер погиб в ходе одного из рейдов на оккупированный Западный берег реки Иордан.
"Да, ФАТХ проводит операции на оккупированных территориях, но это диверсионные операции, вывод из строя линий связи противника, засады на израильские военные патрули, минирование дорог для уничтожения боевой техники оккупантов. При чем же здесь террор? Идет война, которую развязали не мы, захвачены наши земли и дома".
"Насколько я знаю из истории второй мировой войны, - продолжил Арафат, - фашистская пропаганда также именовала "террористами" советских и югославских партизан, французских маки, однако время расставило все по своим местам. С оккупацией же мы никогда не смиримся. В то же время нельзя исключать и действия отдельных боевиков или даже целых групп, которые мстят за своих погибших родственников и друзей. Их акции против мирных граждан в самом Израиле можно подвести под категорию терроризм. Однако ответственность за них нельзя возлагать на руководство ООП".
Во время беседы мы обсудили еще много вопросов. Где-то часа через полтора меня благополучно доставили домой. На следующее утро я проинформировал нашего посла о состоявшейся беседе, естественно, получив замечание за "несанкционированную встречу".
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
Копия медицинского досье палестинского лидера Ясира Арафата передана в понедельник французскими военными медиками его племяннику, Насеру аль-Кидве, который представляет палестинскую администрацию в ООН.
Сразу же после получения досье Насер аль-Кидва заявил журналистам, что, по данным французских медиков, Ясир Арафат не был отравлен. Проведенные исследования не обнаружили в организме Арафата следов какого-либо известного яда, поэтому французские врачи полагают, что версию об отравлении следует считать закрытой.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников