09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЛО БЫЛО В XРЕНОВОМ

Зеленин Андрей
Опубликовано 01:01 25 Ноября 2005г.
Единственное заведение для отдыха в селе Хреновом - кафе с романтическим названием "Березка". Как выражается местная молодежь, только тут можно оттянуться. Видимо, так рассуждал и 23-летний Алексей Быстров. Вечером 25 сентября прошлого года он зашел в это кафе, о чем сейчас горько жалеет...

За длинным деревянным столом, где притулился и Алексей, сидело несколько человек. Поодаль - шумная и сильно подвыпившая мужская компания. Вот в ней-то и случилась жестокая драка с применением подручных средств, после которой некий Алексей Киселев ночью едва доплелся домой. Пришлось срочно вызывать "скорую". В сельской больнице врач поставил диагноз: сотрясение головного мозга с ушибом левого виска от удара бутылкой. Через двое суток Киселев скончался.
По версии, выдвинутой сотрудниками Хреновского отделения милиции, погибший перед кончиной якобы назвал ударившего его бутылкой. Так фамилия Быстрова в качестве обвиняемого появилась в материалах дела. Но врачи утверждают, что на самом деле потерпевший не назвал никаких фамилий. В карте вызова "скорой помощи" со слов Киселева значится, что его избили неизвестные лица.
Почему именно на Быстрова пало милицейское подозрение? В поле зрения правоохранительных органов Алексей попал в 2001 году после возвращения из армии. Тогда он часто пускал в ход кулаки. За это его штрафовали, даже помещали в кутузку. Таким образом, из всех оказавшихся в тот вечер в "Березке" стражам порядка Быстров показался наиболее вероятным подозреваемым. Рассуждали шаблонно: раз привлекался - значит мог ввязаться в потасовку, а сгоряча - и убить.
Лишь спустя двое с половиной суток после трагедии в кафе удосужились наконец собрать бутылочные осколки для экспертизы. На них обнаружили отпечатки пальцев Быстрова. На этом основании 14 октября 2004 года его арестовали.
Следователь Бобровской прокуратуры, который даже не счел нужным допросить шестерых свидетелей защиты, быстренько передал дело в суд. Через два с половиной месяца после ареста Алексея его адвокат Александр Панков обратил внимание судей на серьезные ошибки дактилоскопической экспертизы осколков пивной бутылки, якобы служившей орудием преступления. Настоял на допросе понятых- отца и сына Прытковых. Тогда-то на адвоката и обрушилась настоящая лавина опровержений со стороны судьи и государственного обвинителя.
Сначала эти опровержения касались допроса понятых: "Их показания для суда несущественны". Суд не заинтересовался даже, почему понятые подписывали протокол 28 сентября, а составлен он был на два дня раньше. Или откуда взялось целое бутылочное горлышко, если, по словам Прытковых, работник милиции собирал в полиэтиленовый пакет лишь мелкие осколки стекла.
Когда встал вопрос о необходимости осмотра коробки с вещдоком, неожиданно исчезли ключи от сейфа, где она хранилась. По словам девушки-секретаря, которую судья послала за коробкой, ключи унесла с собой другой секретарь, уехавшая в Воронеж на сессию, а дубликатов в Бобровском суде не держат.
Кроме того, адвокату Быстрова стало известно, что почти 30-летний стаж эксперта Ермолова однажды прерывался. После того, как он совершил автомобильную аварию со смертельным исходом. Однако каким-то образом сумел выйти сухим из воды. На суде этот факт Ермолов подтвердил, чем только усилил догадки адвоката, что дать несоответствующее истинным фактам заключение эксперт мог из благодарности за помощь в прекращении заведенного по факту аварии уголовного дела.
Две консультации, полученные Александром Панковым в Воронежском региональном центре судебных экспертиз, выявили, что отпечатки пальцев рук на бутылке, фигурировавшие в экспертизе, чересчур идеальны, как будто их туда специально наносили. А кроме того, по мнению специалистов центра, по папиллярным линиям, которые были представлены в заключении эксперта Ермолова, можно судить лишь о статичном характере их сохранения на объекте. Но, к сожалению, все эти сомнения судья не сочла нужным проверить посредством проведения следственного эксперимента, на котором настаивал адвокат.
29 марта, начисто отметя все доводы защиты, суд вынес Алексею Быстрову приговор: 10 лет и 1 месяц лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Была подана кассационная жалоба в областной суд. 16 июня поддержали позицию районного судьи. Не учтено даже раздобытое к тому времени защитой заключение московского бюро независимой экспертизы "Версия", в котором выводы криминалиста Ермолова были признаны необъективными. В рекомендациях, которые изложил ведущий специалист бюро Вячеслав Баринов, указывается на необходимость проведения дополнительной комплексной экспертизы по этим же материалам с привлечением более квалифицированного эксперта-дактилоскописта, а также эксперта-трассолога.
Адвокат, по его словам, намерен продолжать борьбу за справедливость. А Алексей Быстров продолжает ждать и надеяться на пересмотр дела. Но уже сидя на тюремных нарах. "Труд" намерен следить за этим делом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников