09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОМУ ПРИСЯГАЮТ ПРИСЯЖНЫЕ?

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 25 Ноября 2005г.
В Дагестане новый скандал. Трое террористов, виновных, как доказывало следствие, в одном из самых кровавых преступлений последнего времени - организации 9 мая 2002 года взрыва в Каспийске, в результате которого погибли 43 жителя города, вердиктом суда присяжных отпущены на волю.

Это не первый случай, когда привлеченные к судебным процессам "люди с улицы" решают сложные уголовные дела в пользу подозреваемых. Ранее были оправданы боевики, участвовавшие в нападении на Ингушетию в июне прошлого года.
В чем же дело, почему едва введенный в России суд присяжных, призванный гарантировать беспристрастность и справедливость, на деле вольно или невольно чуть ли не покровительствует лицам, совершившим преступления?
С этим вопросом я обратился к известному в Дагестане юристу, начальнику Следственного управления прокуратуры республики Мирзобале МИРЗОБАЛАЕВУ.
- Этот вопрос я бы разделил на две части. Первая - это недостаточная продуманность самого института присяжных заседателей. Согласно законодательству присяжные не только не могут, но и не должны профессионально разбираться в вопросах юриспруденции. Они как бы "люди с улицы".
Между тем на рассмотрение присяжных предлагаются такие тонкие и сложные юридические вопросы, в которых с трудом могут разобраться даже многоопытные профессиональные юристы. Получается, что вместо общественного мнения, "гласа народа" присяжных заседателей вынуждают давать оценки сугубо юридические, которые, скажем прямо, выносить им сплошь и рядом не под силу.
Юридическая некомпетентность "судей из народа" нередко приводит к серьезным эксцессам в ходе самих судебных разбирательств. К примеру, на том же процессе по "каспийскому делу" один из заседателей принялся стыдить свидетеля, дававшего показания против подсудимых: дескать, одумайся, откажись от своих показаний, ты ведь влияешь на судьбу человека. Такой вот "гуманизм".
Или другой пассаж. Присяжные не знают, что означает по существу само юридическое понятие "участие в преступном сообществе". По их мнению, оказавшему решающее влияние на вердикт, подозреваемый, изготовивший и доставивший к месту преступления взрывное устройство, виновным в массовом убийстве не является. Присяжные требовали, чтобы им представили свидетеля, который бы определенно назвал человека, который нажал на кнопку взрывного устройства. Им невдомек, что преступное сообщество - организация глубоко законспирированная, в которой все роли четко распределены, и вся банда связана заговором молчания. Свидетелей по технике исполнения терактов практически не бывает...
Суд присяжных был введен еще в средние века как инструмент свободных граждан, ограничивающий произвол феодалов. В современной Европе, если где он еще и существует, то в его компетенции, как правило, - гражданские дела. Тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с убийствами, посягательствами на конституционный строй или безопасность государства, - в сфере профессиональных судей.
Но есть и другая сторона вопроса. Кто-то из великих сказал: "Ошибочное решение присяжных - показатель состояния общества". Лидерам бандформирований на Северном Кавказе удалось создать легенду, что они якобы борются не с народом, не с русскими, а с конкретными, по их мнению, носителями зла - милицией, прокуратурой, коррумпированным чиновничеством, к которым, надо признать, большинство простых людей доверия испытывают мало. По этой причине активного и жесткого неприятия действий экстремистов у значительной части населения еще нет.
В этом смысле присяжные заседатели, видимо, - отголосок настроений "улицы". Более того, они не могут не испытывать давления, скажем, многочисленных и часто влиятельных родственников бандитов и остающихся на воле соучастников преступлений. Этого не может отрицать никто, и такими фактами правоохранительные органы располагают.
Вывод, думается, один: уголовные дела, связанные с терроризмом и экстремизмом, должны рассматриваться только профессиональными судьями.
Таково мнение опытного юриста. По сути, речь идет о цене и общественной опасности судебной ошибки. Вспомним, что в 2001 году был амнистирован приговоренный к шести годам лишения свободы бывший переводчик и телохранитель Басаева Расул Макашарипов. Оказавшись на воле, матерый бандит организовал мощную террористическую группировку "Дженнет", жертвами которой стали десятки милиционеров, военных и гражданских лиц...
Кто даст гарантию, что избежавшие справедливого возмездия боевики вновь не вернутся в банды, а их безнаказанность не станет дополнительным стимулом для вовлечения в незаконные вооруженные формирования какой-то части дагестанской молодежи?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников