Секретное шампанское к Новому году

Космическая семья Валерий Рюмин и Елена Кондакова. Когда Елена работала в длительной экспедиции на станции «Мир», супруг отправил ей на орбиту бутылку шампанского. Такой подарок дорогого стоит! Фото НАСА

Там, в космосе, жестко действует сухой закон. Но иногда случаются исключения...


Только раз за всю историю пилотируемых полетов, 31 декабря 1994-го, Новый год в космосе экипаж встречал, как положено на Земле, — с откупориванием настоящей бутылки шампанского. Ее заранее тайно доставили на орбитальную станцию.

Подробности много лет спустя рассказал мне бывший заместитель генерального конструктора РКК «Энергия» Валерий Рюмин, летчик-космонавт, четырежды летавший на орбиту. А тогда, 25 лет назад, его супруга космонавт Елена Кондакова работала на орбитальном комплексе «Мир» в составе длительной экспедиции. Рюмин на собственном опыте знал, каких сил и нервов требует эта работа, как скучается по всему земному там, в черном безмолвном пространстве. Вот и решил к Новому году отправить Елене и всему экипажу царский подарок — бутылку шампанского.

Спиртное в космосе было под строгим запретом. На заре космической эры в набор продуктов для экипажей включали коньяк в небольших дозах, но потом требования ужесточились... В общем, Валерий Викторович через друзей по секретной цепочке отправил на Байконур заветную бутылку, которую и припрятали в готовящемся к старту грузовике «Прогресс».

Надо ли говорить, как счастливы были «привету» с Земли работавшие на станции Александр Викторенко, Валерий Поляков и она, Елена Кондакова! Встреча нового 1995-го у них получилась веселой. И даже тот факт, что при откупоривании бутылки половина шампанского вырвалась наружу, не омрачил события. Пенную жидкость собирали по всему отсеку. К счастью для Рюмина, в то время руководившего программами «Мир» — НАСА" и «Мир» — «Шаттл» с российской стороны, никто из посвященных на него не «стуканул».

А вот предстоящий 2020-й экипаж МКС — россияне Александр Скворцов, Олег Скрипочка, американцы Эндрю Морган, Кристина Кук, Джессика Меир и итальянец Лука Пармитано — встретят без алкоголя, хотя на борту МКС сейчас имеется 12 бутылок хорошего французского вина. Они доставлены недавно на американском грузовике Cygnus, но для новогоднего ужина не предназначены. Это экспериментальные образцы. Французских исследователей интересует, как невесомость и радиация влияют на вино. Все 12 бутылок через год вернутся на Землю. Хотя, как пошутил один из наших космонавтов, одну бутылочку можно бы пожертвовать...

Увы, на станции сухой закон. Табу ввели по указанию бывшего замминистра здравоохранения СССР Аветика Бурназяна. Однако в 1970-1990-е контрабандный алкоголь неведомыми путями проникал на орбитальные станции.

— Космонавты не алкаши, просто 20 граммов спиртного помогают привести организм в норму после тяжелой работы, — рассказывал мне Анатолий Березовой, совершивший в 1982-м 211-суточный полет на станции «Салют-7» (Анатолий Николаевич умер пять лет назад. — «Труд»). — Бывало, не можешь заснуть, а после глоточка коньяка сон приходит быстро, утром ты свежий и бодрый. Это гораздо лучше снотворного. Мизерная доля действует там фантастически: успокаивает, снимает напряжение...

Березовой же раскрыл мне тайну доставки в космос «запретного плода». Ему поручили обживать станцию «Салют-7» еще на Земле, до ее отправки на орбиту. Вот он и спрятал в тайниках наполненные коньяком полиэтиленовые пакеты с пробкой. Это «лекарство» потом пригодилось в длительном полете.

— В июне к «Салюту-7» причалил корабль «Союз Т-6», — вспоминал Березовой. — Мы с радостью встречали Владимира Джанибекова, Александра Иванченкова и француза Жана-Лу Кретьена. Они, надо сказать, тоже привезли с собой сувенир — почти литр французского коньяка. В первый вечер во время праздничного ужина мы с бортинженером угостили их понемногу армянским напитком. На второй день вечером повторили. А на третий уже вновь прибывшие выставили «Камю». И все, включая Кретьена, признали: в космосе армянский коньяк на вкус лучше французского.

А вот дополнение к рассказу Анатолия Березового: эпизод, связанный с Патриком Бодри, дублером Жана-Лу Кретьена в 1982-м. Через три года, отправляясь в полет на шаттле Discovery, Бодри взял с собой несколько маленьких сувенирных бутылочек. Хотел угостить членов экипажа. Но командир, астронавт НАСА Дэниел Бранденстайн категорически запретил. Так и вернулись на Землю бутылочки нераспечатанными.

А в 2002-м на Западе появилось сенсационное фото, сделанное американским астронавтом на борту станции «Мир»: пятеро космонавтов дегустируют коньяк из прозрачного литрового пакета. Когда я впервые увидел вызывающий компромат, подумал: розыгрыш, фотомонтаж. Но снимок оказался настоящим...

23 февраля 1997 года в 22.30 по московскому времени на станции произошел пожар. В базовом блоке находились участники двух экспедиций — завершающей работу и недавно прибывшей. Четверо россиян — Валерий Корзун, Александр Калери, Василий Циблиев и Александр Лазуткин, и двое зарубежных астронавтов: американец Джерри Линенджер и немец Райнхольд Эвальд. Всего шесть человек.

Они готовились к ужину, когда из находящегося у стенки твердотопливного генератора кислорода появились языки пламени. У одной из шашек, которые используются для получения газообразного кислорода, прогорел металлический корпус, и пламя вырвалось наружу. Корзун, схватив огнетушитель, стал поливать пеной источник пожара. Но вырывающийся из шашки кислород сдувал пену. Кронштейн расплавился, словно свечка. Загорелись кабели. Огненная струя била в корпус станции. Прогорит двухмиллиметровая стенка — и разгерметизация. Смертельный риск...

Пена не помогала, Корзун перешел на воду. Ударяя в раскаленный металл, она превращалась в пар. Плюс копоть, угарный газ. Корзун дал команду надеть противогазы. Ему передавали снятые в других отсеках огнетушители, и космонавт сквозь пар и дым поливал малиновое пламя...

Не смог сдержать эмоций американец, закричал, что нужно срочно спасаться на пристыкованных к станции двух «Союзах». Но бросить станцию — обречь ее на гибель. 14 минут длилась яростная битва с огнем, и экипаж взял верх. Надо было приступить к очистке воздуха, наводить порядок. Когда самое трудное осталось позади, возникла идея отметить чудесное спасение глотком коньяка. Живительный напиток, так уж получилось, был припасен — «на всякий пожарный». Вот они, возле столика — четверо россиян и немец. Астронавт НАСА взял на себя роль фотографа. Так появились два снимка. Линенджер после полета отдал все материалы специалистам НАСА. И пошло-поехало...

О фотографиях узнал Джеймс Оберг, журналист-эксперт, 22 года отработавший в НАСА. И сумел вытащить снимки из архива. Позже одну из фотографий опубликовал в своей книге. Так «коньячный» эпизод получил международную огласку.

Через несколько дней, встречая 2020-й, участники того давнего космического застолья, уверен, один из тостов посвятят тем, кто делает трудную работу там, за пределами Земли — на МКС.

P.S. В июле 1969-го американский астронавт Базз Олдрин, второй человек, ступивший на Луну, прежде чем выйти на ее поверхность из посадочного модуля, достал набор домашнего причастия, откусил кусочек, налил себе немного вина и выпил его. НАСА долго держало этот факт в строжайшем секрете.



Чего вы ждете от новой российской Конституции?