28 сентября 2016г.
МОСКВА 
9...11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.69   € 71.64
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАПУСТИЛИ ПУШКУ НА ОРБИТУ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 26 Января 2000г.

Фильм "Звездные войны", видимо, возник не на пустом месте. Сегодня можно раскрыть тайну,

Фильм "Звездные войны", видимо, возник не на пустом месте. Сегодня можно раскрыть тайну, которая некогда относилась к разряду высших государственных секретов: идея создания космического корабля-перехватчика "Союз-П" всерьез обсуждалась в начале шестидесятых специалистами конструкторского бюро С. П. Королева. Это делалось вынужденно - в ответ на секретные планы американцев. Такие уж были времена - маховик гонки вооружений с каждым годом набирал обороты. И в США, и в СССР не исключали, что космос может стать ареной боевых действий. Между прочим, все 20 кандидатов в космонавты, отобранные в 1959-м - начале 1960-го, были военными, а конкретно - летчиками-истребителями.
Готовили их, впрочем, не для "звездных войн" - просто люди этой профессии более всего подходили для пилотирования космических кораблей. "Летчик-истребитель является универсальным специалистом, - говорил Главный конструктор ракетно-космических систем Сергей Павлович Королев. - Он и пилот, и штурман, и связист, и бортинженер. А будучи кадровым военным, обладает необходимыми морально-волевыми качествами".
Первый отряд космонавтов был создан 40 лет назад. В марте Звездный городок будет отмечать эту знаменательную дату. Формированию отряда предшествовала феноменальная по масштабам и сложности работа. Почти во всех частях истребительной авиации были отобраны молодые летчики - лучшие по профессиональным и моральным качествам. В общей сложности - несколько тысяч человек. На следующем этапе из них выбрали 200 "самых-самых". Затем за дело взялись медики. После длительных исследований в госпитальных условиях путевку в отряд получили всего лишь 20 пилотов - элита истребительной авиации.
Судьбы их и других, пришедших в отряд позже, сложились по-разному. Мы очень мало знаем о столкновениях идей, личностей, о драматических страстях, кипевших в Звездном и за его пределами.
О малоизвестных или вовсе не ведомых страницах космической эпопеи мы беседуем с летчиком-космонавтом из первого, гагаринского набора Борисом ВОЛЫНОВЫМ, который дважды побывал на орбите. В 1969-м при возвращении на Землю произошла авария корабля, и только благодаря воле, хладнокровию и высочайшему профессионализму Волынову удалось избежать, казалось бы, неминуемой гибели. В течение семи лет (вплоть до 1990 года) он был руководителем отряда космонавтов.
- Борис Валентинович, давайте начнем с темы, которая до сих пор окутана завесой таинственности, - формирования экипажей. Кто конкретно определял, что в очередной полет отправится, допустим, Феоктистов или Шаталов? Говорят, по этому поводу "в верхах" нередко происходили серьезные баталии, в которых участвовали руководители Военно-воздушных сил, министерств обороны, общего машиностроения, главные конструкторы, работники ЦК КПСС, Совета Министров...
- Это действительно так. Порой споры высокопоставленных деятелей достигали нешуточного накала. Играли роль не только личные симпатии и антипатии, неформальные связи, но и узковедомственные интересы: руководители предприятий старались "продвигать" своих конструкторов, а военные, естественно, - своих летчиков. Острых противостояний было немало. Приведу лишь пару примеров. В 1967 году (уже после трагической гибели Владимира Комарова) один из тогдашних главных конструкторов стал жестко настаивать на том, чтобы в следующем пилотируемом полете (планировалось провести стыковку двух "Союзов") командиром активного корабля стал упомянутый вами ведущий специалист ракетно-космического предприятия, доктор технических наук Константин Феоктистов (участвовавший ранее в суточном орбитальном рейсе на "Восходе"). Однако помощник Главнокомандующего ВВС по космосу Николай Петрович Каманин категорически возражал против этого, так как, во-первых, Феоктистов не имел соответствующей летной подготовки и, во-вторых, у медиков были серьезные замечания по его здоровью. В дело включились высокие инстанции. Кандидатуру Феоктистова (хочу заметить, замечательного человека, прекрасно знающего корабль) поддерживали первый заместитель заведующего оборонным отделом ЦК КПСС Борис Строганов, ответственный работник Военно-промышленной комиссии Совета Министров Георгий Пашков и многие другие. В бесконечных "обсуждениях вопроса" участвовали маршалы, генералы...
Более десяти месяцев продолжалась "эта глупейшая возня" (слова Н.Каманина). Помощника Главкома по космосу вызывали "на ковер" в ЦК КПСС и Военно-промышленную комиссию, но принципиальный генерал не отступал. В конце концов командиром корабля был назначен не Феоктистов, а Георгий Береговой. Но и он прошел не "на ура". Оппозиция на этот раз была не среди промышленников, а непосредственно в руководстве ВВС. Против назначения Георгия Тимофеевича командиром корабля был исполняющий обязанности Главкома генерал Кутахов (он предлагал другого кандидата), а также начальник Центра подготовки космонавтов генерал Кузнецов. Не поддерживали кандидатуру Берегового и некоторые уже летавшие космонавты. Однако и здесь победа осталась за Каманиным. На "Союзе-3" в полет отправился Георгий Береговой.
Вся эта "верхушечная" лихорадка по поводу того, кто полетит, а кто останется за бортом, была не на пользу делу, нервировала космонавтов, порой приводила к принятию не самых лучших решений.
- Что вы имеете в виду?
- Бывало так, что сложный полет поручали не самым подготовленным космонавтам. В результате не удавалось, например, выполнить стыковку, и "Союз" возвращался на Землю.
- Существовало, насколько я знаю, неписаное правило: если космонавты стали дублерами основного экипажа, то именно их и отправляли в следующий полет. Однако случалось (и не раз), что по воле высокого начальства в космос стартовали "внеочередники". Как реагировали на это сами обиженные, например Георгий Катыс, Евгений Хлудеев и другие?
- Ну а что они могли сделать? Терпели, надеялись на лучшее. Но кто-то не выдерживал, "ломался". Другие по 10-15 лет ждали своей очереди, а потом их просто "списывали" по возрасту или по здоровью.
- Сколько раз вы были дублером?
- В общей сложности - девять. Это своеобразный "рекорд" Центра подготовки космонавтов.
- Но потом стали даже командиром отряда?
- Потому что не сломался. Однако, надо сказать откровенно, не все выдерживали подобные жестокие экзамены. Искренне жаль тех, чья судьба оказалась покалеченной...
- В открытой печати никогда не назывались цифры, характеризующие "отсев" из ЦПК тех, кто готовился к космическому полету. Может, проясните ситуацию?
- Через наш Центр за сорок лет прошли в общей сложности около 300 человек. За это время в космосе побывал 91 космонавт. Примерно тридцать человек (в том числе и летавшие на орбиту) сейчас готовятся к новым стартам. Таким образом, почти 200 человек оказались, как говорится, за бортом. И это - подчеркну - среди тех, кто прошел через сложнейшую систему чрезвычайно придирчивого отбора и был зачислен в отряд космонавтов. Объективности ради надо сказать, что дело далеко не всегда было в том, что так и не дошла очередь на полет. Кто-то сам виноват: учился не очень прилежно (например, один из летчиков - старший лейтенант - за три "двойки", полученные в течение двух лет обучения, был без всяких разговоров отчислен из Центра). Других "забраковали" медики. Были и несчастные случаи. Ныряя в подмосковном пруду, врезался головой в дно и повредил позвоночник Валентин Варламов. Спустя несколько лет отдыхавший в санатории "Чемитоквадже" космонавт инженер-майор Гуляев, купаясь в речке Холодная, тоже ударился головой о камень. Из-за трещины черепа и перелома шейного позвонка с мечтой о космическом полете пришлось расстаться. Уже в 90-е годы на тренировках по приводнению погиб еще не летавший на орбиту космонавт. Это было на Черном море...
Из каждого нового пополнения, прибывавшего в Звездный, лишь немногим удавалось достичь цели. Вот один из ярких примеров. 3 мая 1967 года в ЦПК были зачислены 12 человек: В. Белобородов, Ю. Малышев, В. Козельский, В. Коваленок, В. Ляхов, В. Исаков, В. Писарев, С. Гайдуков, М. Сологуб, Н. Порваткин, В. Алексеев, М. Бурдаев. А слетали в космос только трое - Малышев, Коваленок, Ляхов. В тот год в ЦПК обучались 77 космонавтов. В ближайшие три года планировалось набрать еще 50 человек. Но в действительности новичков было принято гораздо меньше.
- Почему многие космонавты, в том числе, например, Юрий Гагарин и Валерий Быковский, открыто выступали против подготовки женщин к полету на орбиту? Не хотели, чтобы они занимали столь дефицитные места в космических кораблях?
- Нет, дело не в этом. Просто космические полеты -очень тяжелая работа. И с большей эффективностью выполняют ее мужчины (да и то далеко не каждому из них это дело по плечу). Когда-то существовал проект отправки в космос исключительно женского экипажа. Представьте, как звучало бы: "Три женщины на орбите - новая выдающаяся победа советской науки и техники!" Но это была бы, конечно, чисто пропагандистская акция.
- Есть ли сейчас женщины в отряде космонавтов?
- Насколько я знаю, всего две - Надежда Кужельная и Елена Кондакова.
- Сколько наших космонавтов готовилось к полету на Луну?
- С января 1968-го подготовку проходили 18 человек. В частности, для облета Луны первые три экипажа были такие: Леонов - Воронов, Быковский - Рукавишников, Попович - Макаров. Но нас, как известно, опередили американцы, и лунная программа была закрыта.
- Существовала ли у нас конкуренция между космическими фирмами?
- Безусловно. Например, между конструкторскими бюро Королева и Челомея. Я, между прочим, летал в 1976 году на орбитальной станции, спроектированной и изготовленной на фирме Владимира Николаевича Челомея. И могу засвидетельствовать: это был отличный звездный дом. Кое-что до сих пор остается эксклюзивом...
- Вы имеете в виду совершенно секретную в те времена станцию "Алмаз", которая была создана по заказу военных?
- Да, это был тот самый "Алмаз". Кстати, секретное название нельзя было произносить вслух. В сообщении ТАСС говорилось о запуске очередной станции из серии "Салют". Для широкой общественности это был "Салют-5".
- Военные всегда мечтали иметь свою собственную станцию, которую можно было бы использовать для ведения разведки из космоса. В частности, выявлять стационарные военные и промышленные объекты; обнаруживать строительство ракетных шахт, дислокацию и перемещение воинских формирований, техники... "Алмаз" стал воплощением этой мечты. Фирма Челомея создала еще и свои транспортные корабли, заметно отличающиеся от "Союзов". Почему они не пошли в серию?
- Насколько я знаю, просто не нашлось средств для дальнейшего финансирования программы "Алмаз". Она была закрыта.
- Между тем за рубежом писали, что "военная орбитальная станция "Алмаз" имела мощное вооружение" и что будто бы на борту были ядерные заряды. Что здесь правда, а что вымысел?
- Никакого вооружения на борту нашего "Алмаза" не было.
- Тогда я процитирую один абзац из брошюры Игоря Афанасьева, изданной в 1991 году небольшим тиражом: "Орбитальная пилотируемая станция "Алмаз" оснащалась авиационной скорострельной пушкой конструкции А.Э. Нудельмана. Ее можно было навести в нужную точку через прицел, поворачивая всю станцию". Значит, пушка все-таки была?
- Американцы в то время вели работы по созданию "космической инспекции" - аппаратов для перехвата наших спутников. Мы не знали, запустят они такие аппараты или нет, пойдут ли на уничтожение спутников или повременят. На всякий случай в КБ "Челомея" разработали систему вооружения для "Алмаза". Но наша станция ушла в космос без вооружения.
- В заключение несколько вопросов о жизни в Звездном городке. Здесь по-прежнему строгая пропускная система, высокий забор, охрана. Как же получилось, что у американцев, которые находились в Звездном, украли машину?
- Был такой неприятный факт... Так ведь жулику перелезть через забор не так уж сложно.
- А выехать из городка как? Ведь у ворот контрольно-пропускной пункт...
- Угонщики взорвали задние ворота и умчались. Звездный городок не может быть островом благополучия, когда криминальная обстановка в стране обострилась до предела.
- Часто ли вы встречаетесь со своими коллегами-космонавтами? С кем, например, виделись в последнее время?
- С Владимиром Шаталовым. Это было несколько дней назад. Он живет в этом же доме, только двумя этажами выше. Посидели, поговорили...
- А кто ваши соседи по лестничной площадке?
- В 22-й квартире живет Валентина Гагарина, в 23-й - Татьяна Беляева.
- Как поживает Валентина Ивановна?
- Нормально. В эти дни, например, она хочет переписать киноленты, на которых запечатлен Юрий Гагарин, на видео. Валентина Ивановна бережно хранит память о Юре... Она воспитывает внучку Катю, которая ходит и в общеобразовательную школу, и в музыкальную. Дочери живут в Москве, нередко приезжают сюда.
- Не жалеете, что космические полеты, слава, успех - позади?
- А я считаю - многое еще впереди. Слава - это так, шум, суета... Сорок лет в Звездном -очень счастливые, насыщенные, интересные годы. Но, может быть, только сейчас начинаю по-настоящему чувствовать вкус к жизни. Хотел бы пожелать того же и читателям "Труда".
На космическом разведчике - "Алмазе" было вооружение
В интервью с Борисом Волыновым осталась не вполне проясненной ситуация с вооружением "Алмаза". На этот вопрос согласился ответить главный ведущий конструктор проекта Научно-производственного объединения машиностроения Игорь ПОСТНИКОВ:
- На "Салюте-5" пушки действительно не было. Но на предыдущей станции "Алмаз", которая находилась в космосе с июня 1974 по январь 1975 года под названием "Салют-3", вооружение было установлено. Это была система активной обороны станции, рассчитанная на тот случай, если бы орбитальные инспектора-перехватчики потенциального противника приблизились к "Алмазу" или попытались напасть на него. В систему обороны входила авиационная пушка калибра 23 миллиметра. Ее изготовили на предприятии, которым руководил А.Нудельман. Пушка монтировалась снаружи герметического корпуса "Алмаза", если можно так сказать, - "под брюхом". Стрельба могла открываться непосредственно экипажем или по командам с Земли.
В комплект оборудования входили перископ кругового обзора и инфракрасная аппаратура, которая обнаруживала объекты по пламени их работающих двигателей. Поймав цель (то есть обнаружив орбитального перехватчика), система постоянно держала "объект" в поле зрения. При непосредственной угрозе "Алмазу" экипаж должен был открыть стрельбу на поражение. Эта пушка предназначалась для ближнего боя. В дальнейшем предполагалось вместо пушки установить ракеты класса "космос-космос".
На "Салюте-3" работали космонавты Павел Попович и Юрий Артюхин. Но из пушки они не стреляли. Лишь после того, как космонавты покинули станцию, перед самым прекращением ее полета, были проведены испытания пушки. По командам с Земли она начала стрелять. Телеметрия подтвердила: испытания прошли успешно. 25 января 1975 года "Алмаз" - "Салют-3" завершил программу и прекратил свое существование в Тихом океане. С ним вместе на дно ушла и скорострельная пушка.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.