26 сентября 2016г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 72.06
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАДЕЖДА - ЭТО ПОЧТИ ВЕРА

Тюрина Ксения
Опубликовано 01:01 26 Января 2000г.
Лучшим российским фильмом ушедшего, 1999 года большинство кинокритиков признало "Хрусталев, машину!". Провалившийся на Каннском фестивале, когда публика к финалу показа полностью покинула зал, фильм на Родине раскручивался на все сто. Одним из "спасателей" картины был народный артист России Алексей Жарков.

- Алексей Дмитриевич, только честно: вам самому-то фильм нравится?
- Очень. Я сыграл здесь роль начальника особого отдела КГБ. В паре с замечательной актрисой Ниной Руслановой. Знаете, работа длилась восемь лет. Три года подготовки и пять лет съемок. То денег нет, то погода плохая, то актеры хворают. На последнем этапе кто-то был в декрете, кто-то в больнице... Наш режиссер Алексей Герман снимал каждый кадр на особинку. Три часа, даже больше, "разминал" нас, артистов, и только затем командовал: "Мотор! Камера!" Зато такой метод напоминал мне театральные репетиции.
- "Хрусталев, машину!" обогнал по опросам критиков признанных фаворитов - "Сибирского цирюльника" Никиты Михалкова и "Молох" Александра Сокурова.
- Что делать, бывает. Никита Сергеевич сейчас на белом коне, как его царь Александр III в державных кадрах "Цирюльника". Но ленфильмовец Герман в фаворе у демократической, "оппозиционной" кинокритики.
Известность пришла к этому режиссеру с большим опозданием, когда он вдоволь натерпелся от бюрократов и перестраховщиков. Легко ли сейчас поверить, что съемки фильма "Мой друг Иван Лапшин" приостанавливались грозными приказами несколько раз? Сегодня это классика. Все-таки есть у нас превосходная, крупная режиссура, которая не дает упасть кинематографу в чистую коммерцию.
- "Хрусталев..." - один из последних ваших фильмов. А начинали вы...
- В 12 лет. С детства занимался в кружке художественного слова Дома пионеров на Большой Полянке. Однажды, в далеком 1960 году, в Колонном зале Дома союзов читал отрывок из "Василия Теркина". А в зале сидел Марк Донской. Приметил меня и взял на главную роль пионера в картине "Здравствуйте, дети!" Затем Ролан Быков завлек сниматься в фильме "Пропало лето".
- Вы любите вспоминать детство?
- Очень. Мы жили всемером в комнате 16 квадратных метров. Отец был плотником, мама работала учетчицей на рыбокомбинате. Папа хорошо играл на баяне, вся наша семья была певческой. Все школьные каникулы я с братьями подрабатывал для дома, а не для потаенного курева. Отец считал, что нельзя школьников от взрослого труда отгораживать. Наверное, с тех пор у меня обостренное чувство семьи. Сам женат 30 лет, двое детей у меня взрослых и другим того желаю.
- Помните свои первые шаги в творчестве?
- А как же! Окончил Школу-студию МХАТа, пришел в труппу Театра имени М. Ермоловой. Здесь у меня были два громких спектакля: "Ван-Гог" и "Говори...". Получив кое-какие навыки, попросился к Олегу Ефремову, попал на великую сцену. Ефремов поручил мне ответственнейшие роли в "Тартюфе", "Вишневом саде", "Перламутровой Зинаиде", "Трех сестрах"... Ближайшими друзьями сделались Сергачев и Любшин. Сергачев доверил мне образ Порфирия Петровича в своем спектакле по Достоевскому "Преступление и наказание".
- А большое кино?
- Долго не ладилось. До тридцати лет мои кинопробы никто не утверждал. Однажды на театральных гастролях зашел на "Ленфильм", оставил "портрет лица", фотографию. Через время звонок - приглашает Кира Муратова в картину "Познавая белый свет". Отсюда, с этой светлой, чистой ленты, все и началось. Кино тогда поворачивалось к документальной стилистике. А у меня был типаж "своего парня". Во мне узнавали не артиста Жаркова, а соседа по этажу, приятеля с улицы, примелькавшегося прохожего.
Студия "Ленфильм", можно сказать, дала мне путевку в жизнь. После Киры Муратовой пригласил Семен Аранович. Фильм об арктических летчиках "Торпедоносцы" получился запоминающимся, правдивым. И, наконец, счастливая моя роль в очень удачной многосерийной экранизации "Клима Самгина".
- Теперь у вас более ста фильмов. Были неудачи?
- Конечно, были! В первую очередь это четыре телесерии революционного "Ивана Бабушкина". Хотя у меня рабочий принцип: от ролей не отказываться. Надо сниматься в ленте "Роковые яйца" (по Булгакову) в роли второго плана, - не раздумывая, иду. Надо сыграть кровавого Ивана Грозного в фильме "Кремлевские тайны XVI века" - иду. Зритель любит и ценит только тех актеров, которых знает и видит. А забвение для нашего брата хуже господнего наказания.
- А еще какие принципы вы исповедуете в творчестве?
- Их у меня навалом. По натуре я клоун. Острохарактерный актер. Играя, ищу в героях смешную сторону. С детства любил розыгрыш, всю жизнь травлю анекдоты.
- В период "чернухи", обвала кино вы сохранили актерское лицо, популярность, достоинство. За счет чего?
- Никогда не халтурил. Возвышал правду над серостью и штампами. Был верен товарищам и друзьям. В свою очередь, они доверяли мне. Например, хорошие отношения связывают меня с режиссером Василием Пичулом. Работа в его картинах "Вы чье, старичье?" и "В городе Сочи темные ночи" принесла мне творческую радость. Счастлив, что дружил с покойной ныне Леной Майоровой. Как ценил ее дар великий педагог Сергей Герасимов!..
- Чем порадуете зрителей в новом веке?
- Разрешите сначала о горестях ушедшего тысячелетия. Ведь я сын России. Летом были на гастролях со спектаклем на Дальнем Востоке. В Южно-Сахалинске, где мы работали, включают электричество всего на 3 часа в сутки. Простые люди бедствуют. Актеры, впрочем, живут не лучше. Я ценю свою профессию, но на Западе кинозвезда - это не только кумир. Это солидная чековая книжка. У нас в России профессия киноактера унижена. Свой старенький БМВ я давно продал. Чем радую жену, верную свою спутницу? Букетами от зрителей, спасибо им.
- А зрителей чем порадуете?
- Светлана Дружинина, популярный режиссер, закончила 6-серийный фильм про тайны XVIII века "Дворцовые перевороты". Я в меру своих сил сыграл там роль князя Долгорукова. Если телевидение удачно "прокатит" этот сериал, возможно, последует продолжение. Поэтому мне пришлось взять во МХАТе академический отпуск для съемок на целый год. В театре я член худсовета, актер 18-го разряда - это равнозначно тайному советнику в царской России. То есть выше некуда. Мои спектакли пока заморожены. Положение дел в самом театре кажется мне сейчас сложным. Вероятно, скоро последуют какие-то перемены. Не хочу о них распространяться, не имею права. Не могу обидеть Олега Ефремова.
Да, еще... Посмотрите свежую картину "Монтер". Ее снимал на студии имени Горького режиссер Мурад Ибрагимбеков по рассказам Зощенко. Озвучивая киноматериал, я хохотал от души. Надеюсь, мой герой поможет вам своим оптимизмом. А в принципе надежда - это почти вера. Не будем ее терять.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.