03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЕГЕНДА О ДИНОЗАВРАХ В ПЕРЕСКАЗЕ ФСБ

По данным МВД РФ, в прошлом году ущерб от экономических преступлений в России составил почти сорок миллиардов рублей. В основном это финансовые аферы, хищения товаров, незаконная приватизация - одним словом, та сфера, где можно подсчитать реальные убытки. Однако не меньший урон приносит и нелегальный вывоз культурных и исторических ценностей, чей денежный эквивалент весьма условен, но растет с каждым годом. О том, как российские чекисты противостоят расхищению нашего национального достояния, нашему корреспонденту рассказывает Виктор ТИХОМИРОВ, сотрудник отдела Управления по борьбе с контрабандой и незаконным оборотом наркотиков ФСБ РФ.

- Виктор Иванович, объясните, пожалуйста, как профессионал - что по закону считается контрабандой?
- Это слово имеет итальянские корни и образовано от contra - "против" и bando-"правительственный указ". Груз считается контрабандным, если вывозится из страны с нарушением правил таможенного законодательства. И не важно, о чем идет речь - товарах, автомобилях, лекарствах, предметах старины, исторических памятниках, костях древних животных.
- Неужто и бивни мамонтов вывозят? Когда тайно экспортируют предметы искусства, старины, то это еще можно понять. Но кости...
- Они могут многое рассказать исследователям о происхождении животного мира и человека, подтвердить или опровергнуть научные теории. А потому так ценны для знатоков. Западные коллекционеры готовы платить за окаменелости миллионы долларов, охотно скупают наши находки Япония, США. В Германии есть частный палеонтологический музей, в Мюнхене и Туссоне проходят выставки-ярмарки древних находок, во многих странах проводятся черные торги костей, и даже "Сотбис", бывает, торгует скелетами тираннозавров. Один такой был продан Чикагскому музею естественной истории за 8 млн. долларов.
Конечно, не все окаменелости стоят так дорого, да и целые скелеты встречаются крайне редко, но бизнес на костях весьма прибылен. Большая часть палеонтологического товара в мире - из России. Мало того, что на территории нашей страны много местонахождений ( так называются территории, где можно обнаружить окаменелости). Так они к тому же почти не охраняются, а останки мамонтов, трилобитов и пещерных медведей залегают неглубоко. Копнул лопатой раз-другой - вот тебе и бивень мамонта. В прошлом году на Смоленской таможне была задержана партия из 150 экспонатов, в том числе скелеты 5-6 пещерных медведей. У фирмы, вывозившей окаменелости, были лицензия и другие разрешительные документы, но при более тщательной проверке выяснилось, что за границу "под шумок" чуть было не уплыли уникальные экземпляры: череп самки мамонта, бивни редкого размера. Судебная тяжба с этой фирмой идет по сей день.
- Если останки ископаемых животных так ценны, то, очевидно, и места их залегания составляют секрет. Доступ к этой тайне имеют только наши ученые?
- К сожалению, нет. Местонахождения хорошо известны. Это Кировская, Саратовская области и Якутия, где для палеонтологов - золотое дно. Предположительно, в Якутии сохранились целые скелеты мамонтов, осталось только отрыть их из вечной мерзлоты. А в Кировской области по весне местные жители чуть ли не спотыкаются о кости древних животных. По закону все, что находится в земле, принадлежит государству. Вы можете тайно любоваться бивнем, продать или подарить его музею, но вывозить палеонтологические находки без лицензии за пределы страны запрещено. Причем оценивает их Палеонтологический музей РАН, и только.
- В нашу страну нелегально привозят разных экзотических животных. Вероятно, и представители российской фауны пользуются спросом за рубежом. Интересно, какие?
- В арабских странах очень популярны наши соколы-балобаны, ястребы, орлы, кречеты, белые совы. Всякий обеспеченный араб сочтет за честь поохотиться с нашей птицей, которая настигает свою добычу на скорости 300 километров в час. Цена на хорошего сокола - здорового, обученного - в ОАЭ может доходить до 15 тысяч долларов, а на редких особей - до 150, и спрос есть всегда. Существуют специальные группы из арабов, которые нанимают за копейки ловцов, а затем переправляют птиц заказчикам.
В этом году мы дважды передавали в суд уголовные дела по факту нелегального вывоза соколов в Арабские Эмираты, но законы так гуманны, что никто из обвиняемых не был осужден. Из-за лечебных свойств желчи, которую запрещено вывозить из России, продолжается варварское уничтожение бурого медведя. Мешочек желчи весом в 30-40 граммов стоит баснословных денег, и контрабандисты идут на риск. У жителей Востока - китайцев, японцев большим спросом пользуются панты - рога оленей, и хоть теперь территориям разрешено заключать торговые сделки на продажу этого сырья, нелегальный вывоз не прекращается.
- Русская икона по-прежнему ценится за рубежом или пресытившихся западных коллекционеров она уже не привлекает как раньше?
- Наши иконы в большой цене. Вывоз из России предметов культа не прекратился и в ближайшие годы вряд ли уменьшится. По-прежнему у нас действуют группы, которые специализируются на иконах. Правда, хороших, по-настоящему ценных икон XIV-XVI веков, кисти таких мастеров, как Андрей Рублев, среди контрабанды не встретишь. Все они известны и описаны, их трудно украсть, спрятать на границе (обычно преступники прибегают к подлогу: выдают одну икону за другую) и продать за рубежом. Сейчас преступники охотятся в основном за ХVIII -ХIХ веками, грабят церкви или за копейки скупают утварь в глубинке. Кстати, так же дороги и прориси - иконные образцы. Их у нас осталось совсем немного, одни из самых ценных принадлежали когда-то собирателю Ивану Забелину и теперь вместе с его картографической коллекцией хранятся в Историческом музее.
- Так ли уж крепки наши музейные замки, "засовы" в книжных хранилищах, если то и дело приходится слышать о кражах раритетов?
- Чаще всего подобные преступления замышляются с участием сотрудников музеев или библиотек, которые знают истинную цену раритетам и имеют возможность проникнуть в помещение, где они хранятся. Например, к краже картин Филонова из Русского музея был причастен бывший работник этого учреждения. В Ленинской (РГБ) и Санкт-Петербургской (РНБ) библиотеках ворам тоже помогали сотрудники хранилищ. К сожалению, из-за обилия экспонатов и безденежья ни один крупный музей не знает точно, чем владеет. А потому о пропажах часто становится известно только тогда, когда раритет обнаруживается на границе, появляется на аукционе или всплывает на черном рынке. Вот и сейчас ФСБ занимается очередным делом о хищении рукописей и древних книг.
- Нередко жертвами грабителей становятся частные коллекционеры. Неужели государство не заинтересовано в том, чтобы их коллекции, которые, несомненно, представляют часть российских культурных ценностей, охранялись каким-то особым способом?
- Для этого надо по крайней мере знать об этих коллекционерах и представлять себе, какими именно экспонатами они владеют. В России нет закона, обязывающего регистрировать частные собрания или составлять их реестр, в отличие, скажем, от Италии. А коллекционеры к нам не торопятся. Да и в прежние времена они словоохотливостью не отличались. Утеряны вещи Михаила Зайцевского, капельдинера Большого театра, среди которых была серебряная с жемчугом фигура Ермака на серебряном блюде ХI века. Исчезли следы коллекции Зоя Зосимы, владевшего знаменитой жемчужиной весом в 28 карат. Оба этих собирателя держали свои коллекции под замком и не оставили их подробных описаний.
Мы часто узнаем о том или ином раритете, когда он уже похищен, и подключаемся к следствию, если есть угроза вывоза за границу или в том случае, когда речь идет о краже очень редких вещей. Помню, у известного собирателя Селиванова украли уникальную коллекцию орденов и медалей. Знатоки оценивали ее в сотни тысяч долларов. Следы привели в Польшу, откуда коллекция должна была уйти дальше за Запад. Нам удалось задержать восемь человек, причастных к этой краже, почти все они были осуждены и приговорены к разным срокам, а ордена и медали вернулись к владельцу. Кстати, после этого случая он передал их на хранение в Министерство культуры.
- Правда ли, что в Шереметьеве при попытке контрабандного вывоза таможенники обнаружили скрипку Страдивари, украденную из частной коллекции?
- Сомневаюсь, что на границе был задержан настоящий Страдивари. Все музейные раритеты на виду. Самые ценные экземпляры - их около 200 - находятся в Государственной коллекции музыкальных инструментов, и кражи оттуда маловероятны. Как раз сегодня мы проверяли одну скрипку, задержанную на границе, и оказалось, что особой ценности она не представляет.
- А уникальную коллекцию минералов и осколков метеоритов, похищенную из "Тимирязевки" четыре года назад, удалось найти?
- Да. Коллекция на своем месте. Если бы ее удалось переправить через границу, стоимость находок возросла бы в тысячи раз. Да что там метеориты! Недавно из России пытались вывезти танк времен Великой Отечественной. Коллекционеры из США, Японии с удовольствием покупают старую военную технику. На Дальнем Востоке до сих пор стоит техника, оставшаяся после боевых действий второй мировой, и потихоньку разворовывается. А ведь это тоже история страны.
- И еще вопрос: людям, предотвратившим вывоз ценностей, полагается какое-то вознаграждение? Или все работают за "спасибо"?
- За совесть, я бы так сказал. Благодарность, грамоты, премии к Новому году и 20 декабря - нашему профессиональному празднику - вот и все вознаграждения. Иногда особо отличившиеся сотрудники, так было в случае с селивановской коллекцией орденов, получают государственные награды.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников