10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОЩАНИЕ С БЕЗДЕНЕЖНОЙ ЭКОНОМИКОЙ

Модой первых двух месяцев этого года стала критика власти за неправильно проводимую, слабо проработанную социальную реформу. Рискуя оказаться немодным, выскажу несколько соображений в ее защиту.

Сразу напомним общеизвестное: реформы в принципе редко бывают популярны, особенно среди тех, кого они касаются. Все, что ломает привычные устои, вызывает отторжение. Даже после отмены крепостного права в России в 1861 году наблюдались, пусть и не очень массовые, "волнения между крестьянами или сопротивление их распоряжениям властей". В Казанской и Пензенской губерниях для усмирения возмущенных крестьян пришлось прибегнуть к оружию. И, конечно, не было конца возмущению прогрессивной студенческой общественности, считавшей реформу недостаточно радикальной. Но это вовсе не значит, что Александр II был неправ. Именно его "великие реформы" позволили впервые развиться гражданскому обществу, создать более или менее нормальную рыночную среду, что и обеспечило русское экономическое чудо конца XIX - начала XX века.
Большое видится на расстоянии. Монетизация льгот - одна из крупнейших, по-моему, реформ в современной истории России. Она рвет с многолетней практикой "безденежной экономики", способной обеспечивать лишь равенство в прозябании, но не настоящее развитие. Владимир Ленин попробовал "безденежную экономику" в годы военного коммунизма, но потом был вынужден провести монетизацию народного хозяйства в годы НЭПа (как против НЭПа протестовала партия большевиков!). Его последователи тоже понимали неэффективность карточек на продукты и промтовары, трудодней и других атрибутов "безденежной экономики", которые отменялись по мере улучшения экономической ситуации.
Большая часть ныне монетизируемых льгот была придумана даже не в советское время, а в нищую ельцинскую эпоху, когда экономика страны сократилась вдвое и денег ни на что не хватало. Однако "бесплатность" большого набора услуг для огромного количества людей, позволившая избежать немедленного социального взрыва, обернулась разрухой на городском транспорте, в жилищно-коммунальном хозяйстве и медицине, высокими ценами для остальной, платежеспособной части населения. Прежняя система соцобеспечения все равно бы рухнула, потянув за собой и многие другие секторы экономики.
Реформа была нужна для развития страны и в конце концов для улучшения положения людей, а вовсе не для экономии средств, как полагают многие. Она стала возможна только после того, как в государстве после нескольких лет экономического роста появились реальные деньги, которые можно дать людям вместо часто призрачных натуральных льгот. Невозможно преодолевать нищету, повышать жизненный уровень людей, не давая им денег. В результате реформы общий объем социальных выплат заметно вырос, и это почувствуют на себе льготники всех категорий. Много претензий по поводу обеспечения льготников лекарствами, но при этом они уже выписали у врачей и получили в аптеках вдвое больше лекарственных препаратов, чем год назад. Наведется порядок и с ассортиментом.
Реформа означает также спасение целых отраслей нашего народного хозяйства - от транспортной до коммунальной. Она означает удар по транспортной и аптечной мафиям, бесконтрольно осваивавшим те госдотации, которые сейчас фактически переходят в руки самих льготников. Она означает и возможность стабилизации или даже снижения цен на отдельные услуги, за которые теперь будут (с помощью государства) платить все.
Важен и такой аспект реформы: повышается общая монетизация российской экономики. На протяжении последних лет многие эксперты не без оснований видели в низкой монетизации нашей экономики (соотношение денежной массы к ВВП - чуть больше 20%, тогда как в развитых странах - 100% и выше) основную причину низкого уровня жизни. Рост социальных выплат увеличит монетизацию, а с ней и совокупный покупательский спрос - а это важнейший двигатель экономического роста. Многие видят в нынешней уступчивости правительства требованиям увеличения социальных расходов доказательство чуть ли не провала реформы, чреватого серьезным всплеском цен. Конечно, опасность инфляции необходимо иметь в виду. Но готовность идти навстречу требованиям протестующих может свидетельствовать и о похвальной отзывчивости власти. Тем более что пройти столь фундаментальную реформу без ошибок было, наверное, невозможно.
Основным просчетом центральной власти я назвал бы недостаточное разъяснение сути и деталей реформы, а не ошибочность стратегического замысла. А региональные власти заслуживают упрека за непроработанность реформы на стыках различных субъектов Федерации (Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область) и за собственные решения по монетизации льгот, на которые не было достаточно средств. Так, вводивший реформу 122-й закон и люди, и журналисты, и эксперты больше всего критиковали за недостаточность компенсации на проезд в общественном транспорте. Но в этом законе о транспорте вообще ничего не говорилось. Все льготы по городскому транспорту если где-то и имелись, то только по решениям региональных властей. Отменять "бесплатный" проезд льготников Москва никого не заставляла, а лишь рекомендовала вводить платность там, где имелись бюджетные возможности для полноценной компенсации. К сожалению, власти некоторых регионов явно переоценили свои возможности.
В итоге - недовольство людей, которые до сих пор в большинстве своем выступают против реформы. Однако при этом абсолютное большинство поддерживает те принципы реформы, которыми руководствуется правительство, а именно монетизацию. При ответе на вопрос социологической службы "Башкирова и партнеры" о путях улучшения системы социальных льгот только 20,8% опрошенных предпочли отказаться от реформы и вернуться к прежней системе, тогда как 63,4% высказались за повышение пенсий и увеличение размеров компенсационных выплат. Люди предпочитают деньги, а не льготы. Отказаться от реформы сейчас - отнять у льготников реальные деньги, действительно ухудшить их положение.
Поэтому нельзя объяснить только административным ресурсом или иными происками властей тот факт, что митинги в поддержку реформы собрали больше народа, чем оппозиционные. А протестная волна оказалась не такой мощной, как могло показаться из СМИ. За два месяца по всей России против реформ митинговало, пожалуй, меньше людей, чем в одном Вашингтоне против политики Джорджа Буша в день его инаугурации.
Большинство наших льготников от реформы реально выиграют.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников