10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНИЙ САЛЮТ

Ищенко Сергей
Опубликовано 01:01 26 Марта 2002г.
На Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга прошли похороны последних подводников, обнаруженных на борту погибшей атомной подводной лодки "Курск": командира крейсера Героя России капитана 1 ранга Геннадия Лячина, его заместителя капитана 2 ранга Александра Шубина, капитана 3 ранга Мурата Байгарина, старших лейтенантов Алексея Иванова-Павлова, Сергея Тылика, Андрея Коровякова и мичмана Виктора Парамоненко. По этому печальному поводу на всех кораблях и судах российского Военно-Морского флота были приспущены флаги.

О последних мгновениях жизни экипажа после осмотра атомохода в росляковском доке известно уже многое. Моряки до последнего боролись за жизнь корабля и до конца выполнили свой воинский долг. Никакой паники не было. Оставшиеся в живых подводники в 6-м, 7-м, и 9-м отсеках делали все возможное для герметизации уцелевших после взрыва переборок. Командиры отсеков координировали свои действия - об этом свидетельствуют развернутые аварийные телефоны. Отступая в корму под натиском рвавшейся в подлодку через пробоину воды, попавшие в беду североморцы обесточивали щиты высокого напряжения, забирали с собой пластины и патроны регенерации, индивидуальные дыхательные аппараты.
Но даже тех призрачных шансов, что оставались у уходивших, не дали себе офицеры, несшие вахту у главной энергетической установки "Курска". У них были дыхательные аппараты, но они предпочли не отступать и включились в стационарные шланговые (ШДА). Это могло означать только одно: подводники решили контролировать ядерный реактор столько, на сколько хватит сил. Да, автоматика надежно заглушила цепную реакцию, но опасность радиоактивного заражения моря все же оставалась. Этого не могли не понимать профессионалы, которыми в 6-м отсеке командовал капитан-лейтенант Рашит Аряпов. В последние свои минуты заняты они были вовсе не спасением собственных жизней. Подводники вручную подключили группу газа высокого давления для дополнительной герметизации первого контура реактора. Скорее всего, именно это имел в виду главнокомандующий Военно-Морским флотом адмирал флота Владимир Куроедов, когда на гражданской панихиде в минувшую субботу заявил, что "ценою собственных жизней экипаж атомной подводной лодки "Курск" спас сотни тысяч жизней на северо-западе России и в Скандинавии". А по мнению командующего Северным флотом адмирала Геннадия Сучкова, подвиг моряков "Курска" сродни подвигу "Варяга".
Возможно, эти сравнения кому-то покажутся некоторым преувеличением. В конце концов экипаж "Варяга" сознательно шел на самопожертвование, а подводникам "Курска" злая судьба не оставила выбора. Но в любом случае самые превосходные сравнения не должны затушевать главное - мы обязаны узнать, что погубило атомный крейсер и были ли шансы спасти хоть кого-нибудь из членов его команды. На последний вопрос адмирал Куроедов давно ответил категорическим "нет".
В этом сомневается, похоже, даже один из ближайших помощников главкома первый заместитель начальника Главного штаба ВМФ вице-адмирал Владислав Ильин. На днях он сделал сенсационное признание, которое рушит многое из того, что официальные лица заявляли нам ранее. По мнению вице-адмирала Ильина, жизнь в 9-м отсеке "Курска" оборвалась лишь на третьи сутки после катастрофы, когда лежавший на дне атомоход уже был обнаружен и едва ли не половина кораблей Северного флота стояла над ним на якорях.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников