05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АНДРЕЙ ПЕТРОВ: В ЭПОХУ ТРИЛЛЕРОВ ТАК ТЯНЕТ К ВОДЕВИЛЮ

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 26 Марта 2002г.
Начало весны ознаменовалось для Андрея Петрова семейным концертом в Малом зале Петербургской филармонии и исполнением его новой сюиты в Большом зале той же филармонии. И то и другое стало событиями в музыкальной жизни северной столицы. Для самого же Андрея Павловича - исполнением давней мечты.

- Сюита "Уличные мелодии в смокингах" создана на основе моей музыки из популярных фильмов, - рассказывает композитор. - В кино они звучат короче, часто в эстрадной аранжировке, в тембрах гитары, аккордеона, саксофона. Захотелось представить их в более развернутом виде. Образно говоря, "одеть в смокинги" симфонического звучания, предоставив тем самым возможность оркестру, музыкантам в полной мере продемонстрировать свое мастерство. Саму идею подсказал опыт моих зарубежных коллег. Многие из них пытаются сблизить сложную для восприятия "серьезную" музыку с "легкой", порой даже чрезмерно облегченной. Выдающийся американский скрипач Ицхак Перлман играет с симфоническим оркестром мелодии из голливудских фильмов и бродвейских мюзиклов. Знаменитый дирижер Риккардо Мути исполняет музыку Нино Рота к фильмам Феллини. Я сам не раз наблюдал, - да и для кого это секрет? - как во время концерта классических произведений публика, можно сказать, делает вид, будто получает наслаждение, степенно внимая звукам. Стоит же оркестру сыграть "на бис" что-то незатейливое, как зал сразу оживляется, преображается, словно скидывает с себя смокинг. А что, если "совместить" два этих жанра, подумал я, представить легкую музыку в симфоническом звучании? Непосредственным толчком к работе послужило исполнение два года назад маэстро Юрием Темиркановым и его Академическим симфоническим оркестром музыкальной шутки на тему моей музыки к кинофильму "Человек-амфибия". После предшествовавшей ей серьезной программы принята она была слушателями "на ура". Я вообще давно заметил, что легкий жанр у нас в явном загоне, иначе и не скажешь. Не случайно, когда в концертных залах играют Штрауса, там аншлаги.
- Судя по тому, как принимала публика ваш "Смокинг", сюита удалась на славу. В нее вошли музыкальные темы из кинофильмов "Осенний марафон", "Синяя птица", "Гараж", "Берегись автомобиля", "О бедном гусаре замолвите слово" и некоторых других. В большинстве своем это фильмы Эльдара Рязанова, с которым вы сотрудничаете несколько десятков лет. Как он отнесся к вашей затее? Все-таки он автор, хозяин этих кинолент.
- Эльдар Александрович не слышал еще моей "смокинговой" сюиты. Надеюсь, она ему понравится. А насчет того, будет или не будет возражать... Я ни на чьи авторские права в данном случае не покушался, кроме своих собственных. Музыка, звучащая в фильмах и используемая мной в "Уличных мелодиях...", - это, как говорится, две большие разницы.
- Сейчас для кино пишете?
- Гораздо меньше, чем раньше. Современное кино довольно специфично, во всяком случае, для меня. В нем меньше лирики, больше огня, в смысле - стрельбы, взрывов. Пришло новое поколение режиссеров, у них свои музыкальные пристрастия, свои кумиры в искусстве вообще. Ряды же моих ровесников, с кем я много лет успешно сотрудничал, редеют. Поэтому и соответствующие заказы стали поступать реже. Но и сказать, что их совсем нет, не могу. Режиссер Владимир Бортко, автор "Собачьего сердца" и многих других хорошо известных зрителям фильмов, предложил совместную работу в его новой ленте "Визит к дьяволу" по роману Булгакова "Мастер и Маргарита". В настоящее время съемки приостановлены, но я думаю, это временно и в конце концов "Визит" будет завершен. Задумал новый фильм и Рязанов. Предполагается, что это будет водевиль времен Серебряного века русской литературы. Возможно, музыку к нему буду писать вместе с дочерью.
- Вы уже работали семейным дуэтом - в телесериале "Петербургские тайны". Довольны тем, что получилось?
- Мне кажется, получилось неплохо. Музыка из этого сериала часто звучит по радио, стало быть, запомнилась, понравилась слушателям. Увертюру мы с Олей писали совместно (на концертах нередко исполняем ее в четыре руки), а все остальное - поделив персонажей, то есть темы. Я в свое время не предполагал, что моя дочь тоже станет сочинять. Когда она была еще маленькой, мы с женой - как и я, выпускницей Петербургской консерватории, - отвели ее в музыкальную школу на отделение фортепиано. Больших планов при этом не строили. Просто считали, что надо приобщать ребенка к культуре. Она сама, ни с кем не советуясь и даже не ставя нас с женой в известность, стала писать песни, потом более серьезные вещи. Сама решила поступать в консерваторию на композиторское отделение. Там увлеклась рок-музыкой, иными модными в 70-е годы течениями. А потом неожиданно для всех написала оперу "Винни-Пух и все, все, все", которая много лет с успехом идет на сцене Детского музыкального театра Петербурга. Как и балет "Гадкий утенок" на сцене Малого оперного. Конечно, меня как отца ее творческий успех радует. Но нет у нее и более сурового критика, чем я!
- На внуков тоже не "давили", но и они ведь у вас пошли по музыкальной части?
- Давить на кого бы то ни было - не в моих правилах. Ничего путного при этом не получается. В нашем случае "сработало" то, что вся семья играет и сочиняет. Исключение - муж Ольги. Но именно он и внес решающий вклад в определение музыкальной специальности своего сына, моего внука Петра Гогитидзе. Мы хотели учить Петю игре на скрипке. "Только не скрипка! - буквально вскричал зять. - Я не выдержу этих ежедневных пиликаний". В результате Петя выбрал самый большой из струнных инструментов - контрабас. И не жалеет. Он учится сейчас на третьем курсе Петербургской консерватории. Играет также в Академическом оркестре Петербургской филармонии, выступает с ансамблем "Quattrobass" и делает, по-моему, и то, и другое, и третье с удовольствием. А внучка Манана - студентка Театральной академии. Когда она поступала туда, на экзаменах требовалось продемонстрировать музыкальные способности. Манана исполнила сложную арию Верди на итальянском языке. Причем так блистательно, что... чуть не провалила экзамен. Комиссия выразила предположение, что девушка просто ошиблась адресом и поступать ей надо не в театральную, а в музыкальную академию. У нее от природы очень красивый, хорошо поставленный голос. Манана учится на драматическую артистку и продолжает разучивать любимые арии. Я, конечно, очень рад, что и моя дочь, и внуки связаны с музыкой. Меня это очень поддерживает - и в творчестве, и в жизни.
- В концертной программе "Семейный портрет в интерьере", где вы выступали вместе с младшим поколением семьи Петровых - Гогитидзе, прозвучало несколько ваших произведений, написанных, насколько понимаю, специально для этого вечера...
- Звучали и новые, и давние произведения из числа, как я их называю, домашних. Например, две песни для детей - "Мама меня учит музыке" и "36 и 5" - изначально предназначались для любительницы вокала Мананочки. А "Я шагаю по Бродвею" родилось из желания вдохновить внука на большее усердие в занятиях на контрабасе. Недавно он ответил мне взаимностью, исполнив "петропопурри" (так обозначив жанр своей фантазии на мои темы) под названием "Сам себе контрабас".
- Обычно автор музыки, в особенности на творческом вечере, сам дирижирует оркестром. Или по меньшей мере за фортепиано сидит. Вы же, как правило, избегаете и того и другого...
- Всегда считал: если за что-то берешься, то делать это надо хорошо. Или не браться. По молодости я нередко выходил на сцену, чтобы исполнить свое произведение. Получалось, честно сказать, не совсем хорошо. Не удавалось справиться с волнением, вследствие чего ошибался. Это дома, садясь за инструмент, я чувствую себя Рихтером. Играю легко, раскованно, все получается в лучшем виде. А на концерте... Тут уж, как говорится, чего не дано, того не дано.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников