04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕКРЕТ АВТОРИТЕТА

Игнатов Владимир
Опубликовано 01:01 26 Марта 2003г.
Сегодня исполняется три года со дня избрания президентом РФ Владимира Путина. Об этом, о том, как за это время изменились Россия и сам глава государства, рассуждает председатель правления Центра политических технологий Марк УРНОВ.

- Марк Юрьевич, доверие к президенту стабильно держится в районе 80 процентов - этот замечательный сам по себе показатель не содержит в себе элемента некоторой социологической "комплиментарности"?
- Лесть здесь ни при чем. Высочайшие показатели доверия к нынешнему президенту - эффект, полагаю, нескольких факторов. Первый - контраст. Для сравнения вспомним высокие рейтинги Примакова сразу после того, как он стал премьером. Евгения Максимовича полюбили как спасителя от хаоса, казалось бы, неминуемого после дефолта. И когда на политическом Олимпе появился Путин - бодрый, энергичный, говорящий внятно и даже остроумно, действующий решительно - россияне ему стали доверять по контрасту с прежним лидером страны, старым, больным и непоследовательным. И уже затем высокий тонус доверия стали поддерживать и укреплять акции нового президента, направленные в конечном счете на укрепление целостности государства, благополучия граждан. Он в значительной степени снял комплекс неполноценности из-за позорного, по мнению многих, завершения первой чеченской кампании. Начался экономический рост, перестали задерживать зарплату и пенсии. Сложился образ человека, который восстанавливает страну. Если период правления Ельцина в массовом сознании остался как время разрушения, то сейчас, по мнению подавляющего большинства россиян, - при всех сложностях- время становления, возрождения. Это показали и результаты референдума в Чечне.
Второй фактор тесно связан с первым. Это - отсутствие альтернативы. Такого постоянного равновеликого оппонента, каким, например, для Ельцина был Зюганов. На фоне огромной популярности Владимира Путина все остальные претенденты на высший пост в государстве выглядят на порядок мельче. Фигур, которые могли бы реально конкурировать с президентом, сегодня просто нет.
- Согласно одному из последних опросов фонда "Общественное мнение", большинство россиян считает, что "Владимир Путин лучше справлялся бы с обязанностями президента, если бы не полагался на ближайшее окружение, нередко действующее вопреки его воле". Это так?
- Здесь сразу надо отделить "котлеты" аналитики от "мух" популизма. Серьезное аналитическое суждение: "Лучше действовал бы Путин с другой командой?" - дело специалистов, досконально знающих политическую кухню и нюансы экономики. А вопросы такого рода запускать в массы - профанация. Общественное мнение работает очень просто - на любой вопрос, который ему задают, оно всегда отвечает по-казацки: "Любо!" или "Не любо!". Ровно те же результаты получили бы социологи из ФОМа и при ответе на вопрос: "Вы кого больше любите, царя или бояр?". В структуре российского социального сознания заложено, что, если в стране есть популярный лидер, будь то вождь, князь, царь, генсек или президент, всегда "человек номер один" лучше, чем его окружение. Вот если бы появился кто-то сопоставимый с первым лицом, тогда, может быть, общественное мнение стало бы обращать внимание на команды таких конкурентов. Да и то, не на их интеллектуальный потенциал, а на лица...
- В конце марта 2001 года произошла маленькая "кадровая революция" - Владимир Путин поменял руководство ряда силовых ведомств. В середине марта 2003 года ситуация повторилась. Чем можно объяснить нынешние упразднения и перемещения?
- С моей точки зрения, эти перестановки - не более чем рационализация системы управления. Домыслы о реанимации КГБ и установлении режима личной власти попахивают невротическим бредом.
- С одной стороны, Путин периодически подвергает критике радикальных либералов, выступающих за быстрые преобразования, называет их "большевиками". С другой - реально взялся за основополагающие, в достаточной степени либеральные рыночные реформы. Есть ли тут противоречие?
- Никакого противоречия не вижу. Худшее, что можно было бы придумать для любой страны, - идеологически последовательная власть. Мы, россияне, прочувствовали это зло на своей шкуре, сейчас продолжают отдуваться за свое "чучхе" северные корейцы. Высшая исполнительная власть нормального государства по определению - прагматическая. Апологеты быстрых реформ утверждают: "Необходимо прямо сейчас все изменить, нельзя рубить хвост по частям". Когда, вопреки подобным идеологическим концептам, исполнительная власть продолжает поспешать медленно, это вовсе не означает, что она не хочет реформ. Просто перед эффективной властью стоит еще одна, не менее важная, чем реформирование, задача - минимизация социального напряжения, неизбежно вызываемого изменениями в стране. Стабильность в условиях реформ - точно такая же ценность, как сами реформы.
- Свою версию национальной идеи в послании к Федеральному Собранию президент описал как "конкурентоспособность и эффективность страны". Удается ли Путину эффективно проводить внутреннюю политику и конкурировать на мировой арене?
- В сравнении с первым президентом России - безусловно. По состоянию здоровья Борис Николаевич последних лет своего президентства просто не мог внятно формулировать стратегию и тактику. Ни для кого не секрет, что внутри России правили "группы по интересам", а во внешней политике Ельцин был совершенно девальвирован, считался человеком, с которым невозможно договариваться. Нынешний президент - вполне эффективный, предсказуемый партнер для лидеров великих держав.
Что же касается изменений во внутренней ситуации, налицо уменьшение пессимизма в российском обществе, спад энтропии. Вообще, Путин - не господь Бог, он делает ровно столько, сколько может сделать. Более того, я лично полагаю, что достигнутые результаты даже несколько превосходят ожидаемые. Отношения с регионами реформируются, налоги уменьшаются, начаты гуманные изменения в судебной системе, происходят какие-то подвижки в оздоровлении Российской армии...
- А пресловутая реформа ЖКХ?
- Скорее всего, изменения в ЖКХ, затрагивающие интересы всех граждан, начнутся только после переизбрания президента на второй срок. Дело не в популизме. Эта реформа требует мощнейшей борьбы с коррупцией. Велик риск, что чиновники переложат все издержки реформы на население и будут продолжать подворовывать. Реальность бытия современной России такова, что ни один зажравшийся чиновник не будет воспринимать импульсы от власти, выходящей на выборы. На самом деле, реформа ЖКХ - самая сложная задача для президента Путина. Таких масштабов разворовывания, такой кормушки для многочисленных чиновников ни в одной из бюджетных сфер больше нет.
- При Путине Госдума впервые за всю свою постсоветскую историю выказала желание сотрудничать с исполнительной властью. В чем секрет путинского влияния?
- Дума, как известно, ориентируется на мнение избирателей. Если бы у Путина рейтинг поддержки был не 80 процентов, а 4, как у позднего Ельцина, я сильно подозреваю, что депутаты вели бы себя по отношению к исполнительной власти совсем по-иному. Если власть популярна, вставать к ней в оппозицию - лишиться поддержки своих избирателей. По результатам исследований, которые проводил наш Центр политических технологий, в электоратах практически всех партий очень значительная доля людей требует, чтобы партия, за которую они голосуют, находилась бы с Путиным в конструктивном взаимодействии. Такое желание прослеживается даже у избирателей КПРФ, оно и подавно есть у сторонников СПС.
- Изменился ли, на ваш взгляд, Владимир Путин как человек за три года своего президентства?
- Глубинных изменений я не вижу. Практически не изменился даже внешний вид. На самом деле это очень существенно. По моим наблюдениям за людьми из высших эшелонов власти, обычно человек за три года больших полномочий физически резко ухудшается: толстеет, сереет, обрастает мешками под глазами. Российские начальники, как правило, плохо спят...
- Президенту помогают сохранить форму лыжи и дзюдо?
- На мой взгляд, дело, скорее, в психологии, чем в физиологии. Посмотрите, только два человека из нашей современной истории, будучи наверху, хорошо физически перенесли бремя власти - Горбачев и Путин. А Михаил Сергеевич как-то не был замечен в пристрастии к спорту. Хотя, конечно, за здоровый образ жизни боролся. Правда, довольно своеобразно...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников