08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

С КЕМ БУШ ХОЧЕТ ВЕСТИ "ХОЛОДНУЮ ВОЙНУ"?

Как ответить советникам Буша, проповедующим монополярность и относящимся к России как к державе

Как ответить советникам Буша, проповедующим монополярность и относящимся к России как к державе второго сорта? Противоборство между Пекином и Вашингтоном может лишь ухудшить ситуацию. Этот поединок обеспечивает Пекину статус основного собеседника Вашингтона, монополизирует внимание и заботы новой администрации. Этот поединок также может привести к изменению баланса сил в договоре о стратегическом сотрудничестве, который должен быть подписан между Китаем и Россией в конце июня и который Путин хотел бы использовать как козырную карту в отношении Соединенных Штатов.
"Сегодня мы должны сохранять спокойствие, и вы увидите, что со временем Америка поймет, какого отношения мы достойны", - заявил заместитель председателя Государственной Думы и бывший посол в Вашингтоне Владимир Лукин. Однако другие собеседники не столь оптимистичны. Известный политолог Сергей Караганов обращает внимание на то, что и в Кремле начинает обретать силу партия "ястребов", готовых обвинить Запад в стремлении разрушить Россию. "У Буша и Путина не слишком много времени для выбора курса, - отмечает Караганов, - потому что мы находимся на пороге целого ряда встреч, на которых будет заложена основа международных отношений на несколько ближайших лет". Речь идет о саммите НАТО, который пройдет в Брюсселе в середине июня, о встрече Буша с главами западных государств в Гетеборге непосредственно после брюссельского саммита, о заседании "восьмерки" в конце июля в Генуе, а также, возможно, о визите Буша в Пекин в октябре. Именно такой насыщенный график мероприятий придает особую важность визиту министра иностранных дел Игоря Иванова в Вашингтон 18 мая, где он встретится с пользующимся его благосклонностью Колином Пауэллом. Если русским удастся организовать встречу в верхах между Путиным и Бушем до запланированного генуэзского саммита, это станет настоящей удачей. В противном случае осознание небрежного отношения к себе со стороны русских лишь усилится.
Возможно, чтобы обмануть ожидания, в мрачноватых кулуарах величественного здания, построенного в сталинском стиле, где располагается Министерство иностранных дел, в эти дни склонны шутить: в самые сложные моменты русские обычно начинают рассказывать веселые истории. Очень часто рассказывают следующий анекдот: один взволнованный дипломат спрашивает у другого: "На самом ли деле вновь началась "холодная война"?". Второй дипломат отвечает: "Возможно, и началась, но Буш говорит, что он не хочет вести "холодную войну" с нами". Российская дипломатия надеется на лучшее и готовится к худшему.
По вопросу о "космическом щите" российская сторона твердо выступает в защиту Договора по ПРО, признавая при этом существование новых угроз и заявляя о желании вести диалог с Вашингтоном. Предложенный европейцам проект "регионального щита" предполагает создание антибаллистического зонтика, который состоял бы из отдельных систем, связанных между собой общей системой наблюдения. Однако сразу становится ясно, что подобный проект сделает уязвимой именно Америку, стремящуюся обеспечить собственную безопасность. На самом деле Москва, как кажется, делает основную ставку не на сомнительные по своей эффективности "контрмеры" в случае, если Буш примет решение реализовать свои планы, а на курс, провозглашенный Шредером и широко поддерживаемый в Европе: Америка не остановится, самый реальный выход из положения - убедить Вашингтон найти возможные компромиссные решения с Россией (а также с Китаем), чтобы предотвратить новую гонку вооружений и позволить Москве занять достойное место в большом военно-технологическом бизнесе.
Кремль возлагает огромные надежды на то, что европейские страны сумеют занять лидирующие позиции в НАТО. В Кремле не сомневаются и в том, что новый министр обороны Сергей Иванов, друг, бывший коллега по КГБ и влиятельнейший советник Путина, сумеет сыграть решающую роль в возможном преобразовании российского внешнеполитического курса.
По аналогичной схеме развивается дискуссия и по другому важнейшему спорному вопросу: второму этапу расширения НАТО. Такое решение может быть принято в будущем году в Праге на саммите Североатлантического альянса. Россия не хочет, чтобы НАТО приблизилось к ее границам. Но больше всего она не хочет, чтобы членами Североатлантического блока стали балтийские государства. Но и здесь можно также предположить, что в НАТО вступит лишь одна бывшая советская прибалтийская республика, что НАТО пообещает не размещать на ее территории ядерное или наступательное оружие, что Москве при этом будут обеспечены льготные условия интеграции в мировую экономику, к чему так настойчиво стремится Кремль.
Вероятность глобальных компромиссов на самом деле существует. Для того чтобы спорные вопросы не достигли неконтролируемых масштабов, чтобы по проблеме "космического щита" или расширения НАТО были найдены компромиссные решения, надо, чтобы Америка Буша продемонстрировала более определенное политическое стремление к диалогу с Москвой, а Россия Путина использовала всю политическую гибкость для того, чтобы не попасть в список стран-изгоев. Евроазиатское географическое положение и ядерный арсенал, все еще находящийся в распоряжении Москвы, должны гарантировать принятие достаточно мудрого решения.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников