11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДИКОЕ ПОЛЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Иванченко Александр
Опубликовано 01:01 26 Апреля 2002г.
Более пяти месяцев прошло после состоявшегося в Москве Гражданского форума. На его проведение было потрачено полтора миллиона спонсорских долларов. Пленарные заседания проходили в Государственном дворце съездов. С приветствием и обращением к участникам на форуме выступил президент Владимир Путин. Его слова о том, что "только полноценная общественная жизнь может обезопасить государственную машину от застоя", стали как бы камертоном тематических дискуссий посланцев некоммерческих и общественных организаций из всех регионов страны, а также представителей всех ветвей власти. Это был диалог. И, пожалуй, диалог на равных. Воодушевляюще звучали призывы строить гражданское общество. Но как часто бывает, между словами и действиями пролегла труднопреодолимая пропасть.

Когда рассеялся романтический туман форума, на российском ландшафте обнажилась недостроенная Вавилонская башня сегодняшнего гражданского общества. Снуют и суетятся вокруг нее волонтеры-строители. Работают вроде бы добровольно и бесплатно. Но все у них валится из рук, потому что не понимают они друг друга, ибо говорят на разных идеологических языках и преследуют разные политические цели. Да и экономические интересы у всех разные.
Почему же так мучительно медленно идет строительство гражданского общества? Ранее, чтобы провести совместное мероприятие, различные группы вынужденно сотрудничали. Теперь же они вновь с упоением предались политическим разногласиям. К этому добавилась борьба за "ресурсы". После форума остались немалые деньги. Но на все проекты их, естественно, не хватит.
Партнерские отношения так называемого "третьего сектора" (некоммерческих организаций) с государством выстраиваются трудно. Власти некоторых регионов создают лояльные по отношению к себе "карманные" областные и районные гражданские форумы. Насаждаются и поддерживаются общественные объединения, деятельность которых либо жестко направляется властями, либо и без того устраивает их. В некоторых регионах "благотворительные фонды" вообще стали административной пристройкой. Предприниматели получают чуть ли не разнарядку: сколько направить "туда", сколько "сюда". Приходят люди из местных налоговых органов, силовых структур, и у каждого своя "благотворительная программа". Цели у этих программ, конечно, высокие - помощь детям, ветеранам и т.п. Но, по сути, на частные пожертвования решаются обычные социальные задачи властей.
И почему-то при этом распределителями благотворительных денег становятся многочисленные братья да сватья чиновников. Около 85 процентов пожертвований бизнеса превращаются во "внебюджетные фонды" и распространяются по государственным каналам. Причем, как правило, не говорится об источниках поступлений, не сообщается и о том, как же были использованы деньги, предназначенные для стариков и инвалидов, детей-сирот и беспризорных, бездомных и вообще малоимущих, живущих за чертой бедности. Происходит попытка подменить государством частных филантропов, отчего никому - ни государству, ни благотворителям, ни самим нуждающимся не становится лучше.
Казалось бы, некоторые атрибуты гражданского общества имеются: демократические выборные процедуры, независимая пресса, предпринимательство и т.п. Но гражданское общество в полной мере так и не сформировалось.
Скажем, многие региональные газеты, теле- и радиокомпании, испытывая финансовые трудности, попадают под зоркий контроль местных властей. Разве могут СМИ, находясь под административным прессингом, быть объективным посредником между общественными и государственными структурами? Вот и не стали они пока полноценным механизмом публичного обсуждения принимаемых решений и учета результатов такого обсуждения.
Чаще всего о гражданском обществе вспоминают лишь после крупных политических мероприятий да тех или иных не очень удавшихся выборов. Дескать, опять кто-то проголосовал не так, и к власти пришли какие-то не те лица. И начинают тогда ускоренными темпами возводить гражданское общество в отдельно взятом регионе. И, разумеется, так, как они его понимают. Свое "гражданское общество" строил Немцов в Нижнем Новгороде, и свое "гражданское общество" было в Краснодарском крае у Кондратенко.
Как-то забывается, что основа гражданского общества - это не только и даже не столько политические партии, а в первую очередь общественные организации, созданные самими гражданами для решения своих вопросов или для выражения своих интересов по различным поводам. В гражданском обществе те же союзы филателистов (по адресу которых не прошелся разве что ленивый) или какие-нибудь садоводческие и жилищные товарищества имеют такое же право на место в общей структуре, как, например, Союз композиторов или политические партии и движения.
Сообщество неправительственных, некоммерческих объединений составляют организации социальной помощи и взаимопомощи, экологи и правозащитники, женские и молодежные движения, научные, культурные и просветительские центры, профессиональные объединения, клубы по интересам. В созданных для решения частных вопросов структурах и проявляется состояние общества.
Но значит ли это, что государство должно пустить все на самотек, спокойно смотреть и ждать, пока гражданское общество будет создано само по себе?
Когда началась организационная и финансовая поддержка Гражданского форума, высказывалось немало опасений, что государство попытается повлиять на гражданское общество, подстраивая его под себя. Мол, попытается оно подменить собой частную инициативу. Так нужна ли все-таки со стороны государства поддержка общественным структурам?
Еще как нужна! Лишь при такой поддержке возрастет доверие к власти. Государство же, в свою очередь, могло бы энергичнее подвигать бизнесменов к финансированию решения актуальных общественно полезных задач. И оно же незаменимо как инструмент приобщения граждан к участию в развитии экономики.
В создании развитого гражданского общества нет мелочей. Мы пока еще весьма смутно представляем многообразные возможности, которые оно может предоставить всем гражданам. К примеру, многие социальные проблемы могли бы решаться на основе благотворительности. Но видели ли вы где-нибудь отечественных благотворителей? Наши знания о бизнесменах-филантропах ограничиваются скандальными подробностями об их доходах и времяпрепровождении, слухами о псевдоблаготворительности криминального бизнеса и о снобизме новых русских.
Отсутствие должной информации о финансовой поддержке бесприбыльных организаций, которые решают социально-правовые проблемы малоимущего населения, является серьезным препятствием для широкого участия в ней бизнесменов.
Вообще-то если говорить о благотворительности по большому счету, то речь не должна идти ни о какой выгоде - будь то послабление налогового бремени или использование филантропии как своего рода рекламы. Однако реальное положение дел в сфере благотворительной активности в настоящее время далеко от идеального. С учетом этих обстоятельств и следовало бы поступать государственным органам.
В диком поле российского гражданского общества практически нет законов, которые бы способствовали развитию благотворительности. Нынешние правовые рамки существенно ограничивают степень свободы небольших организаций. К примеру, согласно новому Налоговому кодексу с пожертвований, которые получают церкви от своих прихожан, взимается огромный налог (70 процентов).
Повысить защищенность и справедливость и во многих других сферах мешают нормы, согласно которым благотворитель, жертвуя, обязан сверх того уплатить соответствующий налог. Предприниматели надеются (да и сама жизнь этого требует), что Государственная Дума при рассмотрении поправок к Налоговому кодексу и вообще в своей дальнейшей законотворческой деятельности рационально и справедливо сбалансирует государственные интересы с их интересами и возможностями.
В понимании и трактовке благотворительности путаются многие СМИ, особенно местные. Нередко за нее выдается обычная социальная работа государственных структур, которую они должны осуществлять в качестве своих прямых обязанностей. И поэтому благотворительность нередко оказывается в роли некоей экзотической деятельности, которую ведут какие-то не от мира сего предприниматели. Полторы тысячи российских студентов получают стипендии президента холдинговой компании "Интеррос" Владимира Потанина. Но даже СМИ, последний раз еще в 1998 году вручившие благотворителям на образовательном поприще свои награды, с тех пор о них почти и не вспоминают. А энтузиасты и подвижники все-таки есть.
Ожидалось, что Гражданский форум вызовет широкий резонанс, даст импульс долгосрочной и системной работе. Жаль, что этого не произошло. И все-таки о гражданском обществе начинают говорить все больше и больше. Очень важно, чтобы новые люди, приходящие к руководству государством, не ограничились бы только разговорами. Гражданский форум постепенно забывается, но не стоит забывать о гражданском обществе. Таков императив времени.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников