10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УГАР

По вине коммунальных служб погибла молодая женщина и лишь чудом осталась жива семья ивановцев Ястребовых. Однако никто из представителей власти даже не подумал извиниться перед пострадавшими. Выписавшись из больницы, супруги Ястребовы через суд предъявили свой счет чиновникам, оценив материальный и моральный вред в 300 тысяч рублей.

Вечером в пятницу семья Ястребовых была, как всегда, в сборе. Дети, шестиклассница Света и семиклассник Женя, только что пришли из школы и, рассказав последние новости, устроились у телевизора. Отец Игорь хлопотал по хозяйству - их квартира в старом доме периода первых пятилеток все время требовала какого-то ремонта. Супруга Екатерина готовилась к завтрашнему дню. Собирались отметить сороковой день со дня смерти одного из соседей. Все восемь семей, которые живут в этом небольшом двухэтажном доме, за многие годы сроднились, делят горе и радость. Вот и на эти сороковины женщины планировали сообща готовить поминальный стол. С этой мыслью Ястребовы и легли спать.
- Среди ночи я вдруг почувствовала себя плохо, - вспоминает сегодня Екатерина. - Проснулась от какого-то необычного шума в голове. Попыталась подняться и дойти до кухни, где хранятся лекарства. Но ноги не слушались, и, сделав несколько шагов, я упала. Из последних сил позвала мужа. Игорь проснулся скорее от шума, чем от моего слабого голоса, поднял соседей, они вызвали "скорую". Как сквозь вату слышала отдельные фразы врачей - язык, ноги и руки мне почти не подчинялись. Было какое-то безразличие ко всему.
- Я сразу заметила в поведении Кати какие-то странности, которые не могут быть связаны с простудным заболеванием, сбоями ритма сердца или, например, с повышенным давлением, - делится впечатлениями соседка Марина Красина, медицинская сестра по профессии. - Да и Игорь выглядел непривычно странным. В голове невольно мелькнула мысль: у них что-то явно с нервной системой. Попыталась поделиться своими подозрениями с бригадой "скорой". Однако коллеги грубо выставили меня за дверь. Сделав уколы, медики уехали.
Спустя час неожиданно заплакали уже не маленькие дети. Женя даже упал с кровати, а подоспевшему отцу сказал: "Пап, мне дышать трудно". Игорь как мог успокоил сына и дочь, перестелил постели и вновь уложил их спать. Все это до Екатерины доносилось уже как сквозь сон.
...Открыв глаза, она с удивлением обнаружила, что находится не дома, а в больничной палате. Более того, к телу подключены какие-то аппараты, кругом снуют люди в белых халатах. От них она и узнала, что находится в реанимационном отделении одной из городских больниц. Был уже полдень, и Екатерина, с трудом вспоминая прошедшую ночь, сразу задалась вопросом: "Но почему же муж до сих пор не навестил ее"? Разве могла она знать, что муж лежит в смежной палате и врачи столь же упорно боролись за его жизнь? "А как же дети, что с ними, где они"? Только когда Екатерине стало чуть лучше, врачи сказали: "Женя и Света тоже в реанимации, в другой больнице. Самое страшное миновало, их жизнь вне опасности". Только сейчас супруги узнали: вся их семья отравилась угарным газом. Отравились настолько сильно, что жизнь висела на волоске.
Узнали они и подробности той страшной ночи. Утром, как и договаривались, женщины стали собираться готовить поминальный обед. Позвонили и соседке Ирине Барулиной. Однако дверь никто не открыл. Не ответила Ирина и на стук в окно. Это сразу показалось подозрительным. Кто-то заметил, что изнутри квартиры в замочной скважине торчит ключ. Это добавило тревоги и плохих подозрений. Двоюродный брат Иры Анатолий Кукушкин взломал решетку на окне и проник в квартиру. Там ему открылась страшная картина: мертвая сестра лежала на диване в халатике. Было такое впечатление, что молодая женщина прилегла отдохнуть да так и не проснулась. На самом деле, видимо, все так и было. Накануне вечером Ирина приняла душ. В какой-то момент почувствовала себя плохо и, едва добравшись до дивана, не разбирая постель, прилегла. Она не знала, что после недавнего "ремонта" дымоходов угарный газ скапливается в квартире и медленно убивает ее... Тут вспомнили, что Ира уже больше месяца постоянно жаловалась на головную боль. Даже лежала в больнице, где врачи поставили диагноз: пищевое отравление.
Обнаружив бездыханное тело Ирины Барулиной, соседи кинулись в квартиру Ястребовых, расположенную этажом выше. Там укрепленную металлом дверь тоже никто не открывал. Вскрыть ее своими силами мужчины не могли, хотя и понимали, что промедление буквально смерти подобно. А потому первым делом обратились в ивановский штаб МЧС, расположенный, по счастью, через дорогу. Однако в службе спасения взволнованных людей ждал обескураживающий ответ: "У нас все на учениях, помочь ничем не можем". Бросились звонить в пожарную часть: "Пришлите машину с лестницей, чтобы попасть в квартиру второго этажа". "Она что - горит?" - "Нет". - "Тогда зачем вызываете пожарных"? В райотделе милиции были не менее категоричны: "Без участкового и представителя домоуправления вскрывать квартиру не имеете права".
К счастью, разумные соседи не послушали формально-бездушных рекомендаций. Быстро нашли лестницу, и Валерий Букет через форточку оказался в квартире Ястребовых. Здесь его глазам предстало не менее жуткое зрелище: все четверо лежали без движения, Игорь издавал неестественный храп, изо рта шла пена. Екатерина и дети еще дышали. Всех четверых быстро спустили на первый этаж. Оказавшиеся рядом медицинские сестры Таня Хилкова, Марина Красина, Оля Парфенова, бывшая работница швейного завода Лена Комарова начали реанимировать бесчувственные тела. Делать это пришлось довольно долго, ибо "скорая" прибыла только через час с лишним, хотя пострадавшие были без сознания. Все жильцы дома не расходились до тех пор, пока семью Ястребовых не отправили в больницу.
...Через несколько дней Екатерина и Игорь досрочно, под расписку, покинули лечебное учреждение. Выписались с одной целью - надо помогать детям, все еще находящимся в реанимации. А Женя и Света пробыли на койках две недели. Сегодня их жизни ничего не угрожает. Однако так или иначе симптомы тяжелого отравления дают о себе знать. Не лучшим образом чувствуют себя и родители. Потому все четверо продолжают наблюдаться у врачей, постоянно принимают лекарства, а Игорь с 23 марта пока так и находится на больничном.
Я сидел с Ястребовыми в их злополучной квартире, и Екатерина, все еще очень волнуясь, поименно перечисляла мне всех жителей своего дома, спасших ее семью. Благоразумие, благородство, соседская дружба одних в тот трагический день взяли верх над черствостью, безответственностью других. И это спасло жизнь Ястребовым.
- Но происшедшее показало нам, насколько не защищен человек в критической ситуации, - сетовала медицинская сестра Марина Красина. - Вы посмотрите, кто отказал нам в помощи, - служба МЧС, пожарные, милиция - те, кто по долгу службы обязан приходить на выручку. Да и бригада "скорой помощи", выезжавшая по первому вызову к Ястребовым, оказалась не на высоте, потому и не удалось спасти Иру Барулину...
Кстати, хоронили Иру всем домом. Хоронили скромно, ибо у соседей и родственников нет большого достатка. Специалисты подтвердили причину ее смерти - острое отравление угарным газом. Другие специалисты установили, что в доме, давно требующем капитального ремонта, неисправны дымоход и прочие коммуникации. Игорь Ястребов показал мне кирпичи и большие затвердевшие куски раствора, извлеченные им из вентиляционного канала. Он хранит их как вещественное доказательство.
Уже в течение нескольких лет жильцы дома бомбардируют различные инстанции, вплоть до мэра города Иваново Александра Грошева. Но, как правило, все их жалобы оставались без ответа. А в результате все обернулось бедой. Однако чиновники не поторопились с извинениями к пострадавшим.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников