20 августа 2017г.
МОСКВА 
28...30°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.36   € 69.72
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕСЛИ ДРУГ ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ

Первая сессия - самая страшная. Студенты-первокурсники заочного отделения Курского мединститута, наслышанные о порядках в вузе, к которому недавно приобщились, решили подстраховаться перед сдачей главных экзаменов сессии по химии и математике. Наведение мостов к преподавателям было поручено старосте курса Насте Курмановой. Та подошла к своей знакомой Оле Ковалевой, которая работала секретаршей в деканате фармацевтического факультета, и попросила помочь. Оля сказала, что аспирант очного отделения Андрей Костин в хороших отношениях с замдекана и заведующим кафедрой неорганической химии Дмитрием Новиковым, и познакомила их.

Все это я излагаю по показаниям свидетелей уголовного дела, возбужденного в Курске по факту взятки. Далее события, если верить материалам дела, развивались стремительно. Костин договорился с Новиковым: 2200 рублей "с носа" за экзамен, и тот с легким сердцем признает химические знания будущих фармацевтов соответствующими аптечным нуждам. Какие-то деньги предназначались Ковалевой за посредничество, по "штуке" с медбрата оставлялось на непредвиденные расходы - очевидно, на возврат тем, кто даже за деньги не сумеет сдать экзамены. И еще по 1300 с каждого заочника запросили за успех на письменном экзамене по математике. Эти деньги, по словам Новикова, должны были поступить его коллеге, заведующему кафедрой "Биомедфизики, информатики с курсом математики" Дмитрию Зюбану. Не забыл ушлый аспирант и свой интерес: по 500 рублей с каждого за успешную сдачу двух экзаменов.
Дальше прозрачность движения взятки теряется. Ясно одно: деньги - не менее 455 тысяч рублей - с желающих гарантировать себе дальнейший путь к сияющим вершинам фармацевтических знаний были собраны, имеется даже список взяткодателей числом 129 человек. Но, по-видимому, кто-то еще из тех, кто поначалу собирался положиться на деньги, решил, что и так сдаст сессию. И сообщил "куда следует" - и о поборах, и о хлопотах старосты.
В итоге профессор Новиков был взят с поличным при получении части средств от аспиранта Костина, остальная сумма собранных у студентов денег была обнаружена у него дома. То, что это именно взятка, доказано - купюры предварительно пометили. Но вот доля, предназначавшаяся вроде бы доценту Зюбану, странным образом испарилась: в материалах дела о ней напоминает только странный листок бумаги формата А-4, в который, по версии свидетеля (а не обвиняемого!) Новикова, он лично умудрился завернуть 167 тысяч рублей для передачи Зюбану. Попробуйте такое проделать сами, если найдете необходимое количество резаной бумаги, - и увидите, что наш профессор - не химик, а настоящий алхимик, то есть немного волшебник. Именно этот листок с надписью "1300х129" является главной вещественной уликой. Хотя он и был найден при обыске в квартире Зюбана не только в отсутствии его самого, но и не на глазах его адвоката.
Дмитрий Зюбан был во время обыска занят: сидел в изоляторе временного содержания, откуда следственная бригада не посчитала нужным его привезти на обыск его же квартиры. А вот понятых на этот обыск она с собой привезла, видимо, не доверяя соседям Зюбана по дому. Отчего все эти странности? Оказывается, Новиков, захваченный оперативниками врасплох, согласился "помогать следствию" и сообщил, что часть собранной и меченой мзды предназначалась Зюбану, которому он накануне уже отвез 167 тысяч. После чего новоиспеченный "коллега" был обвешан средствами аудиозаписи и зазвал Зюбана в машину поговорить. Милиционеры в этой радиопередаче услышали немногое: громкий беспрерывный панический мат профессора химии о том, что нужно возвращать деньги студентам, пока менты не повязали, и довольно спокойные ответы математика о том, что деньги для Новикова он найдет. На основании этого немногого Дмитрия Зюбана и задержали. Но, как мы знаем, никаких денег у него дома не нашли.
Сам Зюбан все эти разговоры объясняет просто. Деньги, о которых он говорил в машине, к заочникам отношения не имеют: речь шла о 10 тысячах долларов, которые он недавно взял у друга-химика взаймы. Эту версию подтверждает сосед Зюбана, к которому тот, уже под "колпаком" милиции, направился сразу после "аудиовстречи" с Новиковым: одолжить 10 тысяч для попавшего в беду "друга". Да, о заочниках и предложенной ими взятке он от Новикова слышал. Но колебался: отказаться сразу или потом объяснить коллеге, что не будет участвовать в сделке. Зюбан утверждает, что колебаться его заставили причины чисто технические: регламент письменных экзаменационных работ по математике такой, что один преподаватель ничего исправить не может, а о сговоре заведующего с коллегами по кафедре не говорили даже следователи. Получается, что Зюбан был для "честной компании" просто бесполезен? Зато деканат, в котором трудился Дмитрий Новиков, как раз и способен переправлять оценки. И легко можно представить себе ситуацию, когда Новиков, видя колебания Зюбана, решил взять оба экзамена на себя.
"Исчезновение записанной со слов Новикова суммы приводит к парадоксальному результату: следователи, а за ними и суд оставляют Зюбана под арестом, поскольку тот как бы отказывается сотрудничать. В отличие от Новикова, который ждет рассмотрения дела на свободе и, пойманный за руку с 82 тысячами рублей неоспоримой взятки, остается в деле лишь свидетелем. Начальник УВД Курской области в письме губернатору рапортует при этом, что с поличным задержаны двое. Ни Костин, ни Ковалева, ни Курманова им вообще не упоминаются.
Дмитрий Зюбан, его адвокаты и его дети жалуются во все государственные и общественные инстанции. Резон в этих жалобах есть: у Зюбана опасно больны оба родителя - у них рак, и он их единственный сын. Отец, нуждающийся в регулярной заботе, лечении и постоянном уходе, доживает последние дни, а невиновного сына лишают возможности попрощаться с отцом и достойно проводить его в последний путь. Но после того как на сайте администрации президента России появилось письмо сыновей Зюбана, 18-летнего Сергея и 22-летнего Павла, их вызывали на допрос в следственное управление УВД Курской области. Предмет беседы: Кто?! Кто научил их писать письма президенту?
В ожидании суда местная пресса пишет о множестве подобных дел в Курском медуниверситете, где профессора получают не больше 25 тысяч рублей в месяц, и цитирует простодушное объяснение одной из задержанных преподавательниц: "С нас брали, пока мы учились, теперь надо хотя бы вернуть затраченное". Под следствием и ректор вуза - за другие прегрешения. Может быть, явные огрехи следствия вызваны не только нехваткой профессионального умения при избытке амбиций, но и желанием как-то "подзаработать"? Ведь тот же Новиков, после того как сдал все найденные деньги, по слухам, аврально продал квартиру и две машины. Почему, интересно, этому теперь уже бывшему замдекана так срочно понадобились такие средства?
P.S. Пока материал готовился, отец Дмитрия Зюбана умер.


Loading...



Фильм «Матильда» получил прокатное удостоверение. Ну как, смотреть пойдете?