08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕДВЕДИ НА БАНКЕТ НЕ ПОПАЛИ

Гальперин Иосиф
Опубликовано 01:01 26 Апреля 2007г.
Еще в Москве мы узнали пренеприятнейшую вещь: льдина "Барнео", на которую должен был садиться наш Ан-74, дала трещину. Однако никто и не собирался откладывать рейс. Начальник авиации ФСБ РФ генерал-лейтенант Герой России Николай Гаврилов в салоне четко объявил:

- Все идет по графику. Сейчас наш борт берет курс на Воркуту, потом на землю Франца-Иосифа. Оттуда 1000 километров - и мы на "Барнео". Считай, на Северном полюсе.
А как же разломленная льдина? Владимир Кошелев (знаменитый полярник в свое время работал начальником российской ледовой базы "Барнео") успокоил: "Да новый аэродром ребята построят меньше, чем за сутки!"
Аэродром на полюсе - это заснеженная полоса метров 150 в ширину и 730 в длину. Снег убран, наст прикатан. Конечно, не бетонка, но садились мы мягко. Спасибо пилотам ФСБ. Мало осталось в России полярных летчиков, которые могут вот так спокойно сажать мощную машину на ледяную полосу. С этого аэродрома, собственно, и начинается жизнь лагеря "Барнео". Сюда теперь каждый день прилетают рейсовые самолеты из городка Лонгиер, что расположен на архипелаге Шпицберген (Норвегия).
Александр Пшенкин, командир сводного летного отряда, поясняет:
- Мы прибыли сюда с Таймыра еще 28 марта. 15 человек. Сначала выбрали льдину, расчистили посадочную полосу. А потом начали принимать технические рейсы, которые доставили трактора, палатки, дизели, другую технику. Ну и продукты на первое время.
- Но как опустить с неба трактор?
- Очень просто - на парашютах. В прошлом году, когда готовили "Барнео" к открытию, Ил-76-й бросал два трактора. И в обоих случаях, надо же такому случиться, не раскрылись парашюты. Трактора разбились вдрызг. Что делали? У нас тут не просто хорошие специалисты - мастера на все руки. Собрали из двух машин одну, попросили, чтобы нам подбросили недостающие детали и - вперед. Работа шла круглые сутки. Пошел, поспал два-три часа - и за дело. Расчищать аэродром, выбирать места для палаток...
Мы подходим к палаточному городку. Российским флагом играет слабый ветер. Недалеко большие буквы из льда сообщают: BARNEO.
- Это мой первый опыт ледовой скульптуры, - улыбается Пшенкин, - сам выпиливал из кусков.
- А почему буквы латинские?
- Так к нам много иностранных туристов приезжает, чтобы потом попасть на Северный полюс. Он от "Барнео" недалеко - километров 50. До него желающие идут на лыжах или летят вертолетами. Вон два Ми-8 стоят.
- Значит, "Барнео" сейчас туристический лагерь? - спрашиваю Владимира Кошелева. - И мы здесь туристы?
- Во многом так оно и есть. К сожалению, последние пять лет российские полярники на "Барнео" прилетают реже, чем путешественники. А все потому, что государство не вкладывает серьезных средств в освоение высоких широт. Правда, в этом году трое наших ученых из Москвы и Петербурга были включены в экспедицию. Дорогое удовольствие, но платит за него не Россия. А это значит, что и сведения, добытые ими, сначала идут за рубеж, где мы их потом покупаем. Парадоксально, но пока факт. Однако я уверен, что все должно измениться. И этот рейс может стать началом нашего окончательного возвращения в Ледовитый океан. С нами прилетели четыре Героя Советского Союза, которые захотели отметить 70-летний юбилей первой станции "Северный полюс-1" (ее возглавлял легендарный Папанин) здесь, рядом с шапкой мира.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников