А сало надо перепрятать!

Пока политики образцово-показательно ссорятся, бизнес ищет точки соприкосновения. Фото: Moscow-Live.ru

Дуэт бизнеса на фоне политической какофонии


Выборы на Украине пока ничего не изменили в политике. Что, впрочем, до сих пор не мешало нашим странам сохранять и даже развивать экономические связи. Но как будет теперь?

Накануне украинских выборов премьер Дмитрий Медведев объявил о новых санкциях Москвы против Киева: введении эмбарго на поставки нефти и нефтепродуктов, а также расширении списка украинских товаров, запрещенных для ввоза в Россию, — продукции машиностроения, легкой промышленности и металлообработки и т. д.

Общий объем запрета оценивается более чем в 4,3 млрд долларов, сообщил министр экономического развития Максим Орешкин. Это почти 30% от прошлогоднего, и без того похудевшего, российско-украинского товарооборота. Министр уточнил, что перечень формировался с учетом возможностей замещения отечественными аналогами или продукцией из «несанкционной заграницы». А премьер добавил, что наш «выстрел» был ответным — Москва отреагировала на антироссийские торговые санкции, введенные Киевом неделей раньше. То есть вы нам разбили патефон, а мы вам — телевизор.

Позавчера в поединке наметился новый раунд: президент Владимир Путин упростил наконец получение российских паспортов для жителей ДНР и ЛНР. Команда ожидающего инаугурации Владимира Зеленского тут же пообещала жестко ответить дополнительными антироссийскими санкциями, приняв таким образом эстафету у Петра Порошенко. Но что дальше?

У наших стран разные весовые категории. Украина вообще единственная в мире крупная страна, которая за 30 лет не увеличила доходы на душу населения. Сейчас, по данным Всемирного банка, ВВП соседей составляет 57% от 1990 года. Или вот прогноз МВФ: в 2022 году экономика Украины будет на 3% ниже уровня 2007 года, а российская на 20% превзойдет его.

Если продолжить этот невеселый перечень, то пять лет назад в докладе Комитета гражданских инициатив предсказывалось: ежегодные потери украинской экономики из-за ухудшения отношений с Россией составят более 33 млрд долларов. Это 1,5-1,6 млрд из-за прекращения поездок россиян в сопредельную страну, 11-13 млрд — сокращение переводов из России заработков украинских гастарбайтеров. Еще около 15 млрд — потери от снижения экспорта украинских товаров в Таможенный союз, 2 млрд долларов — недополученные российские инвестиции и 2,2-3,7 млрд — рост цен на закупаемый газ. Все эти прогнозы сбылись с избытком и «под аплодисменты» команды Петра Порошенко, проводившего политику «прочь от Москвы».

Но у каждой палки — два конца, а у нас как-то не принято говорить о собственных потерях из-за ссоры с бывшей братской республикой. Хотя потери серьезные. Директор по проблемам международного развития Института современного развития и член экспертной группы «Европейский диалог» Сергей Кулик подготовил обстоятельный доклад «Россия — Украина: цена развода». Сворачивание кооперации с Украиной привело к необходимости вливаний десятков миллиардов долларов в целый ряд секторов экономики для «украинозамещения». Только по линии ОПК это обошлось России в 50 млрд долларов (3 трлн 200 млрд рублей) — в пять раз больше, чем ожидавшийся ущерб от ассоциации Украины с Европой.

Для сравнения: строительство ВСМ — высокоскоростной магистрали Москва — Казань, которая поставлена под сомнение из-за высокой цены, — потребует 1,5 трлн рублей, при этом даст старт сооружению в стране новой, самой современной коммуникационной сети. То есть вместо того чтобы нынче иметь две ВСМ — например, до Казани и до Сочи, — Россия потратила огромные средства на развитие производства, уже имевшегося рядом, в соседней стране. Понятно, что это было «не корысти ради», не по российской инициативе, но хотя бы будем знать цену...

Сюда же добавим, что в Москве на общем собрании РАН, где обсуждалась Программа фундаментальных исследований на период до 2035 года, встал вопрос о низкой эффективности российской науки. Были названы цифры: с 2015 года доля финансирования науки в ВВП держится на уровне 1,1%, хотя в ведущих странах она составляет 2-4%. Бросается в глаза и перекос в финансировании по сравнению с ведущими странами. Там соотношение вклада в науку государства и бизнеса составляет примерно 30:70, у нас — ровно наоборот.

Но и Россия, и Украина дружно тратят казенные деньги на другие нужды. Например, соседи возводят пограничный «Европейский вал» длиной 2 тысячи километров с противотанковыми рвами, металлическими наблюдательными вышками высотой 17 метров, средствами наблюдения, сигнализации и поражения, а также специальными опорными пунктами для пограничников. Но и наши тоже не дремлют: в Ростовской области пограничники возвели более 40 километров заграждений, выкопали почти 100 километров рвов.

Будем ли отгораживаться друг от друга и дальше? «Пока преждевременно говорить о поздравлении президента Путина господину Зеленскому, а также о возможности совместной работы», — сказал пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков. И добавил, что «судить можно будет только по конкретным делам и конкретным шагам».

У избранного президентом Украины Владимира Зеленского объективно незавидная ситуация, которую точно описал украинский журналист Виталий Портников: «Выигравший выборы станет Верховным главнокомандующим Вооруженными силами Украины, окруженный генералами, руководителями Генерального штаба, силовиками и прочими людьми, с которыми он не может не считаться. Население хочет понижения тарифов, он этого позволить себе не может. Население хочет улучшения жизни в ближайшие годы. Население хочет, чтобы прекратилась война, но он не может прекратить ее на российских условиях...»

Оппоненты будут требовать возврата к дружбе с Россией. Неудавшийся кандидат в президенты страны, член партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Юрий Бойко в предвыборных речах ставил вопрос ребром: «Остановились десятки заводов, уничтожены сотни тысяч рабочих мест. Такие предприятия, как Крюковский вагоностроительный завод, Запорожский абразивный комбинат, Кременчугский завод технического углерода, «Запорожтрансформатор» и многие другие, потеряв доступ на рынки РФ, не смогли выйти на европейские из-за жесточайшей конкуренции. Это создало огромные проблемы для отечественной экономики. Поэтому российский рынок необходимо возвращать...»

Но как возвращать? Военные заказы уже исполняются в новых оборонных цехах самой России. Потерю Одесского порта россияне компенсировали расширением порта Кавказ, перерабатывающего даже больше грузов. Ржавая газовая труба успешно меняется на «Северный поток» и «Турецкий поток». Мертвую судоверфь в Николаеве не поднимешь ни за какие деньги... Врачи знают: после пятиминутной клинической смерти никакая реанимация не поможет.

Но вот что любопытно: по данным украинского Госстата, экспорт на рынки ЕС в 2018 году вырос на 15%. Общий объем тоже растет: за год — плюс 9%. В нынешнем году — после того как Рада приняла закон, упрощающий привлечение инвестиций, — Украина поднялась в рейтинге инвестиционной привлекательности. Еще важнее тренд: последние два года иностранные компании, в том числе российские, вкладывали в финансовую и страховую деятельность, а также оптовую и розничную торговлю, ремонт автотранспорта. А в этом году инвестиции пришли также в сферу научной и технической деятельности.

То есть слухи о безвременной кончине украинской экономики оказались преждевременными — страна, пусть и с потерями, ищет другие рынки. Например, в 2018 году сразу 18 украинских компаний попали в рейтинг лучших аутсорсинговых компаний мира. А еще в 2017 году британская ассоциация Global Sourcing Association оценила заслуги соседей в этой сфере. По данным Минюста, на Украине зарегистрировано 125 тысяч фирм, предоставляющих услуги по информационным технологиям (IT), за последний год отрасль IT выросла на 27%, к 2025 году количество украинских «айтишников» может вырасти до более 240 тысяч. Экспорт IT-услуг уже является третьим на Украине по объему после АПК и металлургии, в прошлом году он достиг 3,6 млрд долларов.

А еще три украинских стартапа — Setapp, PatentBot, Petcube Bites — получили престижную премию Golden Kitty Awards как лучшие изобретения и проекты по итогам прошлого года. Венчурный фонд AVentures Capital сообщает: инвестиции (на 96% — иностранные) в украинские IT-компании составили 265 млн долларов в 2017 году, что на 231% (!) больше, чем в 2016-м...

Итак, новые песни придумала жизнь? А ведь наш прошлый дуэт был совсем не плох. Так неужто он больше нам не нужен?

Бизнес считает, что как раз наоборот. В 2018 году объем межгосударственной торговли составил 14983951329 долларов, увеличившись на 16,56% по сравнению с 2017 годом. Экспорт России на Украину в 2018 году составил 9522733952 доллара, увеличившись на 19,89%. Импорт России из Украины в 2018 году вырос на 11,17% — до 5461217?377 долларов.

Давайте хотя бы этот тренд не терять. Может, деловая волна если не погасит, то хотя бы приглушит политические страсти?

Трамп хочет купить у Дании Гренландию. А какую российскую территорию вы бы продали?