11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАХВАТ

Лескова Наталия
Опубликовано 01:01 26 Июня 2001г.
Как нам рассказал начальник муниципального управления жилищно-коммунального хозяйства Александр Баглий, дом номер 135/2 по улице Островского должен был быть сдан в эксплуатацию еще в 1998 году. Он строился с долевым участием Министерства обороны. Заказчиком выступало квартирно-эксплуатационное управление ВВС. Именно оно и вправе распределять квартиры по своему усмотрению. Предварительно было оговорено, что 10 квартир будут предоставлены военнослужащим воинской части 01256, расквартированной в Геленджике. Их семьи многие годы жили в общежитиях, коммуналках, снимали частные "углы". Поэтому скорому новоселью несказанно радовались.

Дом же оказался долгостроем, да еще поползли слухи, что очередникам все равно ничего не достанется. Дескать, в лакомый кусочек вцепилось армейское руководство. "Люди отчаялись и решили занять квартиры, не дожидаясь окончания строительства, - говорит Баглий. - Хотя в доме нет ни воды, ни газа, ни света, не завершены отделочные работы. Не знаю, как они там живут с маленькими детьми, но настроены, судя по всему, решительно. Уходить не хотят".
История началась еще 30 апреля. Рано утром на пульт дежурного местной администрации поступило сообщение из милиции: в недостроенном доме произошел самозахват 11 квартир, военные сидят запершись, вероятно, с оружием, и покидать помещение не собираются. Что, дескать, делать-то? На место тут же выехали представители правоохранительных органов, попытались миром решить вопрос. "Не уйдем", - хором отвечали из-за дверей. Правда, оружия у захватчиков не оказалось.
"Мне удалось убедить Владимира Саркица и его жену покинуть занятую ими квартиру номер 19, - говорит Баглий, - потому что эта квартира числилась за нашим управлением. Но он ушел в другую квартиру и до сих пор остается там".
Сейчас в доме по улице Островского, который в народе уже прозвали "домом Павлова", остаются 5 "самых стойких" семей. Мельники, Капустины, Горшеневы, Саркицы, Алояны не желают выходить из "укрепления". С работниками милиции, администрации и журналистами разговаривают в основном через дверь: боятся, что их вытащат силой.
В семье прапорщика Алояна, например, четверо детей. Ютиться в 9-метровой комнате неустроенной "общаги" за десять с лишним лет устали. Надежд на справедливость коммунальных служб Министерства обороны не осталось. "Мы отсюда сами ни за что не уйдем, - говорит он, - нам уже терять нечего".
Отсутствие элементарных удобств их не пугает. "Мы привыкли к лишениям, - говорит Алоян. - Вечером свечки жжем, воду набираем из колонки. Едим, что придется: бутерброды, булочки, иногда просто хлеб. В магазин и по воду ходим по очереди, чтобы в квартире все время кто-нибудь дежурил".
Решения ломать двери и принудительно выселять "захватчиков" правоохранительные органы пока не приняли. Как нам сказал глава Геленджика Сергей Озеров, исполнительная власть сочувствует семьям военнослужащих, не имеющим жилья, но реально помочь в этой ситуации пока не может. Это внутреннее дело Министерства обороны. А у него, судя по всему, денег на предоставление жилья всем нуждающимся нет. Похоже, что проблему решать никто не торопится.
По словам заместителя командира части подполковника Владимира Малащука, "ни один из захватчиков не входит в число десяти первоочередников на получение жилья". Судя по всему, у военного руководства уже есть на этот дом свои конкретные планы, считают работники местной администрации...
КОММЕНТАРИЙ ВОЕННОГО ОБОЗРЕВАТЕЛЯ:
Скандал в Геленджике, о котором сообщает наш корреспондент, вовсе не случаен. Тысячи офицерских семей давно уже доведены до отчаяния не только многолетним отсутствием собственной крыши над головой, но и отсутствием реальных "видов" на обозримое будущее. Фактически каждый четвертый офицер и прапорщик у нас сегодня - бесквартирный. Провалены все правительственные программы, которые были призваны облегчить их участь. Последняя - "Государственные жилищные сертификаты". Ежегодно по ней предполагалось обеспечивать жильем 42 тысячи военнослужащих. Результат? За три года счастливцами с помощью сертификатов стали всего 22 тысячи бомжей в погонах.
Проблему усугубляет то обстоятельство, что для очень многих военных обретение бесплатной вожделенной квартиры давно уже стало единственным стимулом, удерживающим их на службе. Получив ордера, они тут же пишут рапорты о досрочном увольнении в запас. Таким образом, ежегодно Министерство обороны теряет до 20 тысяч квартир. Должности счастливцев занимают другие, и очередь становится все длиннее и безнадежней.
Выход в Минобороны видят в формировании фонда служебного жилья. Идея одобрена Советом безопасности РФ. Работа уже началась, на 1 января нынешнего года в фонде было уже 83 тысячи квартир. Пока носишь погоны - живи в такой. Параллельно намечено создать Государственный фонд жилищного страхования, куда из военного бюджета ежегодно отчислять на счет каждого офицера определенные суммы. Посчитано, что за двадцать лет службы таким образом у каждого накопится около полумиллиона рублей.
Слов нет, решали это неглупые люди. Только через сколько же лет весь этот финансово-квартирный механизм заработает во благо обороны? А сносно жить-то хочется уже сегодня.
Сергей ИЩЕНКО.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников