08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТЕРМОЯДЕРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 26 Июня 2003г.
Руководитель атомной промышленности России академик Александр Румянцев отвечает не только за атомные электростанции, но и за научно-производственную часть ядерного оборонного комплекса. Мало ли какие (не дай Бог, конечно) могут возникнуть ситуации, когда на счету будет каждая секунда. Поэтому в любое время дня и ночи, 24 часа в сутки связь с Румянцевым обеспечивается со стопроцентной надежностью...

В массивном здании на Большой Ордынке, где располагается Минатом, академик занимает хорошо известный в отрасли вытянутый кабинет, хозяином которого долгое время был человек-легенда Ефим Павлович Славский. По существующей здесь незыблемой традиции этот кабинет не перестраивается и кардинально не обновляется. Ему, как и всему ведомству, - ровно полвека. 26 июня 1953-го была учреждена одна из наиболее засекреченных структур в СССР - Министерство среднего машиностроения. Запрещалось даже упоминание его в печати.
Для нынешнего руководителя отрасли характерен творческий, не шаблонный подход к решению как научных, производственных, так и организационных задач. В течение семи лет (до переезда в марте 2001-го на Большую Ордынку) Румянцев возглавлял Российский научный центр "Курчатовский институт". Является приверженцем цивилизованной рыночной экономики, демократических ценностей, но не любит, по его же словам, подстраивающихся под "новый стиль" болтунов и демагогов, которых называет "квазидемократами". Человек дела, прагматик. Каждый месяц в телестудии медиа-центра "Атомиум" министр отвечает на вопросы, которые могут прислать ему по электронной почте не только работники отрасли, но и любой россиянин и даже житель другого государства. Полная стенограмма публикуется затем на сайте Минатома. Академик открыт для журналистов, не уходит от острых вопросов. "Общество вправе знать, чем мы занимаемся, в том числе какие меры безопасности предпринимаются и насколько они надежны", - говорит мой собеседник.
- Александр Юрьевич, после чернобыльской трагедии многие граждане, и не только в России, стали панически бояться атомной энергетики. Насколько обоснованны эти страхи? И есть ли гарантии, что не будет новой, еще более страшной аварии?
- Чернобыль - трагедия для страны и, конечно же, душевная боль всех атомщиков. После 1986-го в обществе действительно изменилось отношение к АЭС. Но самое главное - не вернуть погибших...
- Сколько их? Можете ли назвать правдивые цифры? Мне приходилось читать страшную статистику: мол, десятки тысяч граждан в разных странах погибли от облучения после чернобыльской катастрофы...
- Нет, это неправда. Я - не медик и поэтому хочу сослаться на профессиональные исследования, которым можно вполне доверять. Вот отчет медицинского комитета Организации Объединенных Наций за 2000 год: сразу после аварии умерли 30 человек, в последующие пятнадцать лет - около 50. Примерно 1000 человек имеют заболевания, вызванные облучением. Жизнь каждого человека бесценна, и я не согласен с теми, кто говорит, что, мол, в автомобильных или авиационных катастрофах погибает несравнимо больше людей, и в мире это не вызывает такой реакции, как по поводу чернобыльской трагедии. Некорректный, по-моему, аргумент. Но в любом случае надо использовать реальные цифры. Около ста человек умерших - это все-таки не "десятки тысяч", о которых вы только что сказали. Знаете, гораздо больший вред, чем облучение, принес страх, массовые стрессы, которые, в свою очередь, вызвали серьезные заболевания...
Теперь вернемся к вопросу о гарантиях безопасности АЭС. Авария на Чернобыльской станции стала следствием рокового стечения нескольких, в том числе случайных обстоятельств. Назову главные. Во-первых, непростительную, казалось бы, невероятную ошибку допустили работники АЭС, которые, проводя эксперимент, отключили аварийную защиту, то есть сделали все таким образом (понятно, не желая этого), чтобы авария состоялась. Второе обстоятельство - недоработанность системы аварийной защиты. Она должна быть устроена так, чтобы авария не могла произойти ни при каких обстоятельствах, даже если кто-то специально захочет пустить реактор вразнос. Речь о том, чтобы в принципе было невозможно отключить аварийную систему, о так называемой "защите от дурака"...
Не буду рассказывать технические подробности, но конструкторами, учеными выводы сделаны, и самые серьезные. Надежность повышена многократно. Теперь ни ошибки персонала, ни даже аварийное падение самолета на здание, где находится реактор, не должны привести к трагическим последствиям.
- А как защищены АЭС от проникновения террористов? Можно ли, например, исключить, что какого-нибудь незаметного технического работника, имеющего пропуск на станцию, не наймут за большие деньги для совершения диверсионного акта?
- Скажу прямо: стопроцентной защиты от терроризма не существует - достаточно вспомнить известные трагические события у нас в стране и за рубежом. Но мы делаем максимум возможного, чтобы всерьез противостоять потенциальным угрозам. Понятно, нельзя подозревать тотально всех сотрудников, и каждое утро на пропускном пункте АЭС, допустим, раздевать каждого догола. Есть другие методы. Кроме того, все атомные станции имеют многоуровневую, глубоко эшелонированную систему защиты. А для отражения серьезного нападения (этот вариант, естественно, тоже не исключается) имеются специально выделенные солидные силы внутренних войск МВД. Существует и еще кое-что, но я не хотел бы раскрывать всех секретов.
- Выходит, ничто не мешает России возводить новые атомные электростанции?
- О сооружении в ближайшее время новых АЭС речи пока нет, а вот достраивать начатое будем обязательно. Чернобыль сильно затормозил развитие атомной энергетики, но даже многие наши оппоненты стали теперь понимать: без АЭС быстрый прогресс экономики невозможен. Во Франции доля электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, составляет в общем энергобалансе 80 процентов, в Бельгии - 55, в Швеции и Швейцарии - около 40, Японии и Германии около 30, а у нас - только 16 (в европейской части страны этот показатель составляет около трети, а на северо-западе России - 43). Еще один яркий пример: в Соединенных Штатах - 104 энергетических реактора, в России - всего лишь 30. Надо нам наверстывать упущенное. Сейчас российские атомные станции вырабатывают в год 140 миллиардов киловатт-часов, а в 2020-м, даже по пессимистическим сценариям, будем иметь либо 230, либо 270 миллиардов.
Уже в нынешнем году планируется достроить третий блок Калининской АЭС мощностью 1 миллион киловатт, а в 2006 - 2010-м должны быть введены в строй пятый блок на Курской АЭС, второй - на Ростовской станции, пятый и шестой - на Балаковской, четвертый - на Белоярской АЭС... Всего у нас десять атомных станций, но к ним могут прибавиться Татарская и Башкирская, строительство которых законсервировано.
- В свое время мне показывали проект транспортабельной атомной станции, которая размещается на четырех гусеничных платформах и может работать в самых отдаленных и труднодоступных районах страны. Появятся ли они в ближайшем будущем?
- Нет, потому что стоят очень дорого и эффективность их невысока. Другое дело, плавучие атомные теплоэлектростанции (ПАТЭС). Думаю, они окажутся очень полезными. ПАТЭС могут доплыть до любого пункта вдоль Северного морского пути и там обслуживать целый регион. Заинтересованность в таких плавучих энергоблоках, думается, могут проявить Индонезия, Индия и другие государства. Такие станции можно было бы передавать в лизинг. К работе над первым пилотным проектом наши специалисты уже приступили на заводе в Северодвинске (Архангельская область), где изготавливают атомные подводные лодки.
- А сколько АЭС мы уже построили за рубежом?
- Считайте: в Украине (но это было еще в СССР) - 14 энергоблоков на пяти атомных станциях, по 2 энергоблока - в Финляндии и Литве, 6 - в Болгарии, 5 - в Словакии, по 4 - в Чешской республике и Венгрии, по 1 - в Армении и Казахстане. Строятся АЭС в Китае, Индии (по 2 блока) и в Иране (один блок). Российские атомные станции потому пользуются большой популярностью за рубежом, что примерно на тридцать процентов дешевле, но по качеству отвечают высшим мировым стандартам.
Коль скоро речь зашла о международной деятельности, я бы упомянул еще оказываемые отраслью услуги по обогащению урана из сырья заказчиков, а также продажу нашего ядерного топлива по контрактам со многими государствами. Это позволяет зарабатывать около 800 миллионов долларов в год. Еще примерно полмиллиарда дает реализация российско-американского контракта ВОУ-НОУ. Суть его в том, что высокообогащенный уран, извлеченный из ядерного оружия, мы перерабатываем в топливо для американских атомных станций.
- И какова же суммарная выручка от экспорта вашей продукции?
- В нынешнем году планируем получить 3 миллиарда долларов, а в 2002-м было 2,65 миллиарда.
- Ваш первый заместитель Михаил Солонин заявил недавно, выступая в Совете Федерации, что Россия собирается увеличить добычу урана. Чем вызвано это решение?
- Мы ведь, как я говорил, будем резко наращивать мощности атомных электростанций, значит, надо увеличивать добычу урана для них.
- Где находятся наши урановые рудники?
- Наиболее крупное предприятие по добыче урана - в Краснокаменске Читинской области (дает 3 тысячи тонн в год). Промышленная разработка ведется и на Хиагдинском урановом месторождении в Бурятии, а также в Челябинской области. Совместные предприятия есть в Казахстане и в Украине. Вообще-то потребление урана у нас превышает его добычу. Мы частично используем складские запасы, доставшиеся от бывшего СССР. Чтобы не "проесть" все накопленное, расширяем разведочные работы, будем увеличивать добычу.
- В 60 - 80-е годы прошлого века мирные ядерные взрывы использовались для строительства подземных газовых хранилищ, тушения мощнейших пожаров... Но были, как считают некоторые эксперты, и два неудачных. Один из них - в 1971-м в Ивановской области, в 4 километрах северо-восточнее деревни Галкино Кинешемского района. Тогда произошел опасный выброс радионуклидов на грунт и в атмосферу. Даже сейчас ощущаются последствия: по данным Ивановского областного центра госсанэпиднадзора, гамма-фон в скважине за последние годы увеличился во много раз. Содержание в почве цезия-137 превышает естественный фон в 2000 раз. Население очень волнуется...
- Я недавно обсуждал ситуацию с губернатором Ивановской области Владимиром Тихоновым. 32 года назад работы под кодовым названием "Глобус-1" велись по заказу Министерства геологии для сейсмического зондирования земной коры. Район загрязнения сравнительно небольшой - 50 на 100 метров. Жителей деревни тревожит, что опасные вещества могут попасть в реку Шача и из нее - в Волгу. Наши специалисты сейчас изучают возможность проведения реабилитационных работ вблизи деревни Галкино. Речь идет об изменении русла Шачи, вывоза загрязненного грунта, более надежной изоляции скважины, установки ограждения опасного участка. Хотел бы, однако, заметить, что непосредственной угрозы здоровью населения в этом районе нет, ситуация не столь тревожная, как на протяжении уже нескольких лет пишут местные газеты.
- Недавно американский сенат одобрил предложение Пентагона начать исследования в области ядерного оружия малой мощности. А наша страна не заморозила свои исследования в области оружия ядерного сдерживания, не закрыла атомные центры?
- Они не только не закрыты, но успешно развивают исследования. В России два основных разработчика ядерного оружия: в Сарове Нижегородской области и в Снежинске Челябинской области.
Мы создали грозное оружие. Напомню только один факт. 30 октября 1961 года на Новой Земле было проведено атмосферное испытание самой мощной в истории термоядерной бомбы (58 тысяч килотонн - почти в 3000 раз больше, чем у бомбы, сброшенной на Хиросиму). Ударная волна тогда трижды обогнула земной шар. И сегодня, естественно, наши ядерные центры не простаивают. Но надеюсь, что оружие колоссальной разрушительной силы никогда не придется использовать.
- И последний вопрос. Какой самый впечатляющий атомный проект может быть реализован в нынешнем веке?
- Пуск сначала исследовательского, а затем промышленных термоядерных реакторов. В водородной бомбе могучая энергия атома высвобождается мгновенно. А в этом реакторе процесс будет плавным, управляемым. Человечество получит неисчерпаемый источник энергии. Россия принимает участие в реализации впечатляющего международного проекта по созданию первой крупномасштабной исследовательской установки. Судя по тому, как далеко продвинулись ученые и конструкторы, можно сделать вывод: термоядерные промышленные установки появятся уже в XXI веке. Это будет означать фантастический, революционный прорыв.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников