07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МОСКОВСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ: НЕТ ФИЛЬМА-ЛИДЕРА

Павлючик Леонид
Опубликовано 01:01 26 Июня 2007г.
Московский кинофестиваль взял резвый старт. После многочасовых мытарств с аккредитацией, предшествовавших киносмотру, после вяловатой церемонии открытия, когда приглашенных гостей часами томили на солнцепеке, а потом оглушили сумбурным действом и неудачным фильмом Эмира Кустурицы "Завет" (безусловно, худшим в его славной биографии), наконец-то пришло время рабочих будней. И тут понеслось...

Прессе решили спуску не давать: первый просмотр - уже в 9.30 утра, и будьте любезны - три обязательных конкурсных фильма ежедневно. В итоге за минувший уик-энд "проскочили" едва ли не половину конкурсной программы. Первое и, даст Бог, не ошибочное впечатление: есть осмысленное движение вперед. По сравнению с прошлым годом, провальным во многих отношениях, средний уровень конкурса, безусловно, вырос. И это несмотря на экстремальные условия, в которых нынче работала отборочная комиссия.
- У нас был, по сути, один месяц, чтобы собрать конкурсную программу, - рассказывает один из отборщиков ММКФ, знаменитый киновед-архивист, первый заместитель главы Госфильмофонда России, недавний лауреат Госпремии России Владимир Дмитриев. - Мы хорошо понимали, что за такой короткий срок шедевров накопать не сумеем. Но при этом постарались обойтись хотя бы без откровенно слабого, позорного кино. Кажется, получилось.
И впрямь: стыдных лент на фестивале пока видеть не довелось. Каждая из отобранных картин по-своему неслучайна, ее присутствию в конкурсе можно найти какое-то разумное обоснование. Так, фильм "Парк" молодого китайского режиссера Инь Личуань подкупает тонким психологическим анализом взаимоотношений отца и дочери, дает срез жизни современного Китая. "Русский треугольник" грузинского режиссера Алеко Цабадзе представляет пристрастный, а потому интересный взгляд со стороны на чечен-ские события. "Мой фюрер" - один из самых скандальных немецких фильмов последнего времени - в неожиданном трагифарсовом ключе преподносит историю крушения третьего рейха, выставляя комической фигуру Гитлера. Изобретательно снятый венгерский "Опиум", рассказывающий историю взаимоотношений врача-психиатра и его болезненно-талантливой пациентки, своими неспешными ритмами, пепельно-серой гаммой погружает в медитативный, почти наркотический транс. Французский фильм "Мольер", наоборот, подкупает бравурной, бурлескной - под стать творчеству самого Мольера - интонацией. Фильм "Путина" недавно ушедшего от нас питерского режиссера Валерия Огородникова волнует живой стихией народной жизни, не очень удачно, увы, соединенной с достаточно условным, надуманным сюжетом...
Словом, в каждой представленной в конкурсе картине что-то есть. Но по большому счету чего-то и не хватает. Не хватает, увы, глубины мысли, как в том же "Парке". Масштаба заявленной проблематики, как в чересчур камерном датском фильме "Временное освобождение". Иногда элементарного профессионального мастерства, как в "Русском треугольнике", не очень убедительно сводящем сюжетные концы с концами. А чаще всего - творческой оригинальности, тематической и стилистической дерзости, подлинной новизны. Так, уже упоминавшийся фильм "Мольер" создан, безусловно, по лекалам нашумевшего голливудского шедевра "Влюбленный Шекспир". Создатели польского фильма "Надежда" чересчур старательно пытаются воссоздать магию лент своего земляка, выдающегося режиссера Кшиштофа Кеслевского. А украинский фильм "У реки" молодого режиссера Евы Нейман, ученицы Киры Муратовой, в абсурдистской манере трактующий взаимоотношения матери и дочери, умело вписанные в колорит южноукраинского городка, чересчур прилежно копирует фильмы самой Муратовой...
Так что интересные фильмы вроде бы в конкурсе есть, а настоящего события пока нет. Явного претендента на Гран-при пока не просматривается. Это становится особенно наглядным, когда в параллельных программах подворачиваются фильмы совсем другого калибра, чем те, что составляют сердцевину конкурса. Меня, например, по-настоящему взволновал оскароносный немецкий фильм "Жизнь других", гала-премьера которого на фестивале прошла вчера.
Эта лента повествует о капитане госбезопасности Герде Визнере, верном служаке дряхлеющего хонеккеровского режима, которому поручают прослушку не вполне благонадежного писателя и его подруги-актрисы. День за днем, вслушиваясь в разговоры диссидентствующих интеллектуалов, проникаясь их потаенными мыслями, чувствами, стремлениями, капитан обнаруживает неожиданную для самого себя симпатию к этим людям. И постепенно сам становится другим. Нет, он не переходит в стан диссидентов, не бежит на Запад, но и подлости во славу режима творить уже больше не хочет. Из железного бойца партии он на наших глазах исподволь превращается просто в человека, способного на сострадание, сочувствие, любовь, на смелый и где-то даже безрассудный поступок...
По-своему безрассудный поступок совершили и авторы ленты. Сегодня, когда в бывших соцстранах идет настоящая охота на ведьм, когда сотни тысяч людей остаются без работы на том основании, что они, дескать, сотрудничали с "преступным социалистическим режимом", лента "Жизнь других", справедливо осуждая бесчеловечную систему, берет под защиту простого человека. Мысль о том, что не все вынужденные жить и работать в глухие времена обязательно были отъявленными сволочами, сегодня поистине дорогого стоит...
Так что в немецкой ленте многое сошлось: и политическая актуальность замысла, и психологическая емкость рассказанной истории, и детективная занимательность фабулы, и филигранная актерская игра. В нашем конкурсе ничего равновеликого немецкой картине, увы, не просматривается. Фильмы уровня "Жизнь других" - это все-таки жизнь других, более авторитетных кинофестивалей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников