05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОГОЛЬ, ТОЛСТЫЕ И БРАТЬЯ-СЛАВЯНЕ

Федосов Александр
Опубликовано 01:01 26 Июня 2007г.
От этой точки куда ни поверни - все хорошо. Налево пойдешь - в украинские земли забредешь, направо двинешь - белорусский Гомель не за горами, обратно поедешь - там русский Брянск. Один петух кричит на три государства. Сюда, как птицы весной, слетаются восточные славяне, чтобы вспомнить свое родство, в знак которого поставили тридцать лет назад Монумент Единства. И каждое лето на это приграничное поле собирается тысяч 20 - 30 славян, говорящих на местном наречии, в котором смешались сразу три языка.

Праздник начинается с майора Кашликова, а закончится лейтенантом. Майор с сотрудниками Брянской ДПС за две версты грудью становятся на пути русских. "Не положено. Устное указание начальника управления! Ставьте машину вот туда", - машут в бескрайние поля. Народ спешивается и долго бредет к месту будущего веселья перелесками. За первый кордон могут проезжать только те, у которых специальный пропуск. Все счастливчики упитанные и несутся на казенных машинах, пугая пешую колонну, занявшую одну полосу дороги. Безопасность!
Припоздавший полковник ФСБ, которого тоже тормознули, тут же звонит куда надо, и ему выдают пропуск. Пограничники, стоящие через двадцать метров от сотрудников ДПС, возмущаются: "Они что там, торгуют пропусками!" Второй, третий, пятый кордон - и вот уже виден Монумент. Упитанных в конце концов заставляют свернуть в перелесок, но самые важные доезжают до места, где сомкнулись границы России, Белоруссии, Украины.
До государственных речей еще далеко, да и не будут они столь громкими, как в 2004 году, когда на Славянское поле приезжали президенты трех государств. Народ растекается по улицам городка, где рекламные бока разрисованных палаток перемежаются с тростниковыми шалашами-куренями украинцев, кузницей, в которой меха раздувает Вакула, мастеровой слободкой белорусов, чьи золотистые липовые аисты покачиваются ветром. Над всем тем - плотный шашлычный дым, который с чего-то вдруг полюбился славянам, ритмический гром узнаваемых эстрадных песен и народные мелодии, заставляющие толпу притопывать и подпевать. Явилась троица нечистой силы. Кривляются, пляшут, как умеют, смешат публику. Не из гоголевских мест - из брянского города Стародуба, жители которого в давние времена были преданы анафеме за распутство. Теперь в этом городе правят православные казаки, нечистой силе тут делать нечего.
Казаки выстроились шеренгой, не только русские - запорожские, белорусские. Нам, твердят, делить нечего. Войско каждое лето собирается на Славянском поле. Читают вместе с батюшкой "Отче наш", потом идут в огромную брезентовую палатку, чтобы за единое Отечество по рюмке опрокинуть. У черниговского кошевого Деснянской флотилии Николая Нерослика три белотелые плети в руках. "Это простые, без пули". Пуля вплетается в хвост и может превратиться в нагайку.
Трем губернаторам - брянскому, черниговскому и гомельскому - вручат обычные плети. "Пущай чиновников своих почаще стегают. Если походить ею по спине, неделю на пузе спать будешь", - лукаво улыбается сквозь усы облаченный в синие штаны с красными лампасами Валерий Котов из русского Трубчевска. Наконец брянский губернатор появляется со своей свитой. Свита подобострастна, толстых хоть сейчас пори плетью, чтобы в другой раз не жгли казенный бензин, а добирались к полю на личных машинах, но казаки сегодня добры и кричат свое "любо!". Встрепенувшуюся толпу понесло водоворотом, давка никого не щадит, смолкли дудки брянской "Ватаги". "Нет, я так не могу работать", - музыкант в расшитой рубахе опускает свирель.
Два синеньких биотуалета соседствуют с костерком, на котором жарит шашлык мордатый мужик из "Брянскспиртпрома". В одну из кабинок юркнул милиционер. Другой страждущий, но без погон, тоже пытается открыть заветную синюю дверцу. Спиртпромовец становится грудью: "Это туалет для начальников. А вы туда идите, в поле есть кусты".
Но истинно гоголевский сюжет - возле куреней.
- Николай Васильевич, можно сфотографироваться?
Стародубские черти обходят Гоголя стороной. Великий автор без трепета обнимает охочую до снимков даму, монументально улыбается. Спрашиваю, почему волосы чернее смоли, ведь Гоголь на самом деле был светловолос и ростом невысок. Да вот такой только парик оказался под рукой. Зато кто представляет классика! Сами нежинцы! В этом черниговском городе, который произвел знаменитостей едва ли не больше, чем Киев, сохранилась не только гимназия "вищих наук", где учился Гоголь, но даже "будинок з привидами".
- А в обиходе на мове разговариваете?
- Да по-разному. Приезжайте к нам на Покровскую ярмарку, все покажем и расскажем.
Музейный работник Лилия Руденко соблазняет россыпью открыток "Легенды Нежина". Легенды стоят всего семь гривен. Не самый дорогой товар на славянском фестивале. В палатках тут же обменяют рубли на гривны и обратно. Даже на пожарную машину хватит. Оказывается, этот красный товар приехал из города Ладан. А представляет его главный инженер "державного придприемства" Виктор Постол. Он печалится о тех временах, когда треть переоборудованных "ЗИЛов" уходила обратно в Россию. Стало быть, трудно живет украинский труженик? Поправив соломенную шляпу, пригладив усы, черниговский Владимир озорно оглядывается: "Нихто не слухае? А як в курятнике живем. Яку курицу петух поймае, ту и топчет!.."
В лужу-озерцо, которое у подножия кургана с украинской стороны, плюхаются перепившие мужики. На берегу озерца стоят пушки. Жерла направлены почему-то в сторону монумента Дружбы. Тут же вырезанные из досок три лошади, которые перекрестили шеи. Украинские милиционеры, облепившие машину, не могут пояснить, что означает фигура - то ли союз, то ли тяжкую долю народов. Службистам скучновато без работы. Никто не смутьянит, вполне смирные рассыпавшиеся по болотистому лугу нетрезвые жертвы славянского праздника. Часа в три пополудни, когда еще не все песни спеты, не все братания завершены и не вся горилка употреблена, по трем лучам потянулись тьмы народа. На обратном пути в поселке Мамай из будки ДПС наперерез бежит лейтенант. "Погуляли?На том поле народ принимает на грудь, вот и останавливаю. Нет, с чиновниками другая история, у них же водители".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников