06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЯНА ЧУРИКОВА: "Я РАДА, ЧТО СЕГОДНЯ ЗАРПЛАТА МУЖА ВЫШЕ МОЕЙ"

Алексеенко Лариса
Статья «ЯНА ЧУРИКОВА: "Я РАДА, ЧТО СЕГОДНЯ ЗАРПЛАТА МУЖА ВЫШЕ МОЕЙ"»
из номера 115 за 26 Июня 2008г.
Опубликовано 01:01 26 Июня 2008г.
Телеведущая Яна Чурикова на днях вернулась из Австрии с чемпионата Европы по футболу, где она поддерживала нашу сборную и вела концерт звезд российской эстрады "Вперед, Россия!". О футболе, о "Фабрике звезд" и классической музыке с Яной поговорил корреспондент "Труда-7".

- Яна, с каким чувством вы вели этот концерт в Зальцбурге? Было ощущение, что мы все-таки одержим первую победу на чемпионате Европы?
- Да, я вела его именно с предчувствием победы. И я рада, что этот концерт вдохновил наших ребят и они в итоге выиграли у греков, а потом и у шведов, и у голландцев. Мне, женщине, которая не так разбирается в футболе, как, скажем, Виктор Гусев, все это очень интересно. Это же борьба! А борьба интересна всем. Мы в семье вообще все соревнования по игровым видам спорта смотрим: и чемпионат мира по хоккею, и Кубок УЕФА.
- Когда же вы находите время для просмотра телевизора?
- Вечером. Если, конечно, не тусуемся. Раньше мы зажигали до утра, а теперь как подумаешь, что утром рано вставать и опять идти на работу, уже и клубов никаких не хочется.
- Ну а, к примеру, на чтение время остается?
- Читаю в основном журналы. На всех возможных языках. Я теперь научилась читать по-немецки, правда, ничего не могу сказать.
- А венгерский язык помните? Вы же дет-ство провели в Венгрии.
- С трудом. Когда я там жила, бегло разговаривала. А сейчас в голове остался один фразеологический мусор. Во время нынешней поездки в Австрию мы зашли в Зальцбурге в ресторанчик, где хозяин заведения оказался венгром. Прощаясь с нами, он сказал: "Сервус". И я вспомнила, что это означает.
- И что же?
- Это пережиток времен Австро-Венгерской империи, когда-то венгры подписывали все свои письма "Сервус". Это означало: "Я раб твой".
- Вы с мужем подарки друг другу дарите?
- У нас такая история: мы хотим, чтобы у нас все было одинаковым. Когда я поехала в Австрию, не удержалась от шопинга. Зашла в магазин известной марки и там увидела замечательные кеды. Купила такие себе и своему мужу. И теперь у нас в прихожей стоят одинаковые кеды: большие и маленькие. И это меня умиляет.
- Вы замужем во второй раз. Кто был вашим первым мужем?
- Это был студенческий брак. Очень горячий, но, как всегда бывает со студенческими браками, недолгий. Мы оба учились, учились жизни вообще и жизни в семье. Я не знаю, как он, но я вынесла из этого союза многое. Научилась справляться с собственным эго, поняла, что не нужно сильно переживать, если вдруг твоя зарплата выше зарплаты мужа или когда муж остался без работы, а ты работаешь. Я рада, конечно, что у меня сейчас не так, но вижу вокруг очень много семей, которые не извлекли уроков из своей жизни.
- А какой тип мужчин вам нравится?
- Никакой. Честно. Я пришла к выводу, что типажи имеют значение, когда тебе 18 лет. Вот тогда можно рассуждать: "Наверное, это должен быть накачанный, красивый и, может быть, умный". Причем "умный" идет не на первом месте. Мужчины тоже не лишены стереотипов. Они любят девушек с большими сиськами, задницами, словом, у каждого есть набор общих штампов. Я называю это пережитками подросткового возраста. Когда ты начинаешь выходить в реальную жизнь, быстро понимаешь, что вокруг тебя ходят не картинки из журналов, и в какой-то момент начинаешь чувствовать, что это тебя не разочаровывает. И тогда думаешь: а может, и не надо, чтобы он был слишком мускулистым? Когда ты встретишь своего человека, тебе абсолютно все равно, как он выглядит. Бывает, что он полная противоположность твоим девичьим грезам. Вот так судьба над нами смеется. А равняться надо на правильных старичков. Роберто Кавалли, например. Ему 68 лет, но он жжет по полной программе. Молодец! Живчик! Всех, по-моему, схватил за задницу, когда был в Москве! Таких бойких старичков немного. Они убеждают всех, что есть у них еще сила и глаз еще ой как горит!
- Яна, вы подсадили всю страну на "Фабрику звезд". Теперь все ждут начала восьмой "Фабрики". Будет?
- Во-первых, я никого ни на что не подсаживала. Если идет речь об эмоциональной зависимости большей части нашей страны, то почему должен отвечать один участник проекта? "Фабрики звезд" у нас случаются тогда, когда появляется музыкальный продюсер, способный вытянуть этот проект. А таких людей мало в России, да и во всем мире. Поэтому "Фабрика" - проект редкий. Было семь, и хватит. На мой взгляд, продюсеры кончились.
- А ваша чудесная передача об истории разных песен, которая выходила на Первом канале, еще появится в эфире?
- И от песенных расследований мы решили отказаться. Правда, по другой причине. Формат документального кино на нашем канале - 52 минуты. Это много. Современный человек уже не может воспринимать длинные информационные фрагменты с экрана. Все должно подаваться коротко и в лоб. Как у Тарантино. Но как из 52 минут сделать конфетку, как собрать, как бусинки на ниточку, совершенно разные куски? Это требует времени и мастерства. Первой в нашем проекте была передача о песне "Надежда" Александры Пахмутовой и Николая Добронравова. Делали мы ее девять месяцев. Программа понравилась. И нам сказали: "А давайте-ка еще десять программ!" И мы как начали эти программы делать, все десять, в нормальном эфирном режиме. И надорвались. Потому и решили: хватит. Зато возможности своего творческого коллектива проверили и теперь готовы снимать новые проекты.
- В последнее время вы, насколько я знаю, начали посещать концерты классической музыки.
- Я их посещала всегда, просто теперь у меня появилась возможность делиться своими впечатлениями. И люди наконец поняли, что в моей жизни кроме "Фабрики звезд" есть и другая музыка, на которой я выросла. Могу сказать, что знаю, как классическую музыку сделать популярной. Слава богу, в нашей стране начала приживаться культура open air.
- На опере "Майская ночь" в Архангельском, на свежем воздухе, вы и были замечены.
- Меня радуют фестивали на открытом воздухе, куда люди приезжают наслаждаться не только музыкой, но и окружающей природой и историческим контекстом. Замечательно, что классическая музыка наконец-то начала выходить из элитарных аудиторий и круг посетителей концертов расширился. Раньше было три точки в Москве, куда ходили одни и те же слушатели. А сейчас ходить на классику становится модно. В том числе и у представителей класса нуворишей, которые и бриллианты показывают, и демонстрируют: я, мол, в теме, знаю, что Моцарт - это не только сорт шоколадных конфет, но и великий композитор. Может быть, они обратили на Моцарта внимание, потому что его так любит исполнять Анна Нетребко. Ну хотя бы и так! Ведь нужно как-то подтягивать людей в культурный контекст.
- Вы вели концерт в Большом зале консерватории. Какие были ощущения?
- Честно говоря, консерваторские старушки на меня смотрели с известной долей скептицизма, когда я пришла вести концерт участников "Фабрики-7" с джаз-оркестром Георгия Гараняна. Я пришла и, немного робея, сказала: "Здравствуйте, я в списках". Тетки посмотрели недружелюбно: "М-да, мы в курсе. Что ж, проходите". Когда я уходила, мне уже ручки пожимали и вежливо раскланивались.
- Почему произошли такие перемены?
- Есть некий штамп "ведущая "Фабрики звезд", который за мной закрепился, и я от него теперь не отмоюсь никогда. С другой стороны, людям надо понимать, что человек более многогранен, чем мы его воспринимаем. Сначала я очень переживала по этому поводу: "Как же так, вы что, не понимаете, что я глубже, тоньше..." А потом мне стало как-то безразлично. Я стала получать огромное удовольствие от того, что я - это я и могу позволить себе быть разной, не ориентируясь на мнение кого-то там.
- Вы очень разная! Прыгаете с парашютом, ныряете с аквалангом...
- Я уже давно не прыгаю с парашютом. Это гиперэкстрим, а парашютисты в моем понимании - экстремалы высшего порядка. А вот дайвинг я люблю. Сначала просто ныряла, а потом стала арт-директором компании, которая активно пропагандирует различные погружения под воду, и занялась всей развлекательной частью. Современный человек не должен сосредотачиваться на чем-то одном. Он не должен быть узколобым, ему не мешало бы понимать контекст, в котором он живет. ХХI веку досталось огромное наследство, очень многое произошло до нас на планете. И, конечно, хочется, чтобы все накопленное мы воспринимали. Но, может быть, этот перебор информации породил поколение, которому все равно. Ему не хочется знать много, и наши биологические возможности эволюционируют медленнее, чем информационные.
НАШЕ ДОСЬЕ
Яна Чурикова родилась в Москве 6 ноября 1978 года. Детство провела в авиагарнизоне Южной группы войск в Венгрии. Интересовалась всем и сразу. Потом поняла главное: и Крайний Север, и раскопки, и физика, и вообще все на свете есть только в журналистике. Начала посещать Школу юного журналиста, писать в газету "Глагол". Затем поступила на журфак МГУ, позже училась в аспирантуре, написала диссертацию на тему "Влияние телевидения на процесс социализации в молодежной аудитории". С 1996 года - репортер телекомпании АТВ. С 1998-го - редактор, продюсер, ведущая на канале MTV. С 2002-го работает на Первом канале: была ведущей всех семи сезонов "Фабрики звезд", делала цикл передач "История песни".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников