03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В монастырь - лучше вечером

Фото: www.depositphotos.com
Луканин Михаил
Опубликовано 01:01 26 Июня 2008г.

Журналисты «Труда-7» решили испытать, а каково это — поехать на авто туда, куда, может, давно хотел? Город Муром выбрали по совету знакомого, звучавшему довольно оригинально: «Я там не был, но столько хорошего слышал...»


Медленно, но верно

Из объятий Москвы вырывались три часа — пробки. Узкое место — Балашиха. Но и до Ногинска быстро не поедешь. То очередь из фур, то посты ГИБДД. А они — у каждого городка. Почему перед ними надо снижать скорость, известно только самим служителям полосатого жезла. Однако гаишники не лютуют. Останавливают в основном за то, что не включен ближний свет. На фоне медленно ползущего транспорта насмешкой выглядят «стиральные доски» — специальные ребра на дороге. Они устанавливаются на скоростных трассах, чтобы водитель не задремал: когда езда убаюкает, машину вдруг тряхнет — и дрему снимает как рукой. Если выезжать из столицы в 4 утра, то «стиральные доски» помогут окончательно проснуться.

После Ногинска отличная двухрядка — катим за 100. Ищем, где бы перекусить. Тщетно. Заглядываем на стоянку для дальнобойщиков. Она — прямо в поле. Но едой тут не пахнет. Только на 75-м километре на заправке продают местные кукурузные палочки. Мешками. Но разве это еда?!

Дорога кормит

На печально знаменитом 101-м километре (сюда из Москвы высылали во время Олимпиады-80 нежелательных элементов) начинается Владимирская область. Первое, что видишь справа, — трактир «Русская изба». Он в рекламе не нуждается, поскольку мимо не проедешь — дорога одна. Для путников и местных жителей федеральная трасса «Волга» М7 — кормилица. Тут вам и ремонт, и мойка машин, и, конечно, еда для путников. Кроме «Русской избы» на пятачке 101-го километра добрый десяток подобных заведений, но мы остановились у этого трактира, потому что около него куча фур — первый признак, что кормят хорошо.

Платный туалет — 7 рэ. Чистенько и мыло есть. Хозяйственное. Листаем меню: 40 вторых блюд, 16 первых, закуски, выпечка — глаза разбегаются. А говорят, русская кухня не очень разнообразна. Берем котлеты, стерляжью уху, корзинки с грибами, салаты. Обед вдвое дешевле, чем в захудалой московской забегаловке.
Стоим у киоска — сигареты, жвачка, вода. Есть и «антивенерки» разных фасонов. Мужик советует взять: когда стемнеет, прилетят «ночные бабочки». Нам ждать темноты некогда: до Мурома в объезд Владимира 200 с лишним километров.

Трасса сносная, гладкая. Только на мостах бугорчатые швы — общая беда всех российских мостов. В Лакинске другая проблема. Обозначенных переходов нет, и люди идут прямо через федеральную трассу. А обрадовало нас то, что за время всего путешествия мы увидели лишь одну аварию за городом Покровом. Серьезную. В кювете — перевернутый «Фольксваген», рядом — сгоревший молоковоз. ГИБДД никого к месту ЧП не подпускает.

До самого Мурома гаишники нас не стопорили. Но и мы старались не превышать скорость. Один раз на обратном пути у Владимира поддали газку, но успели спрятаться за «спонсора» — джип с местными номерами. Он нас и закрыл от радара инспектора, который прятался за опорой моста.

У Владимира трасса выше всяких похвал. Многорядная, со свежей разметкой. Но мы уходим по указателю вправо и больше 100 километров трясемся на заплатках. Дорогу до Мурома строят кусочками. Разгонишься и — бах! За заплатками смотреть надо в оба, иначе подвеску разобьешь как пить дать. Зато какие там сосны! Корабельные. Грех не обнять высоченное, прямое, как свечка, дерево. Известно, что за самовольную рубку строевого, как этот, леса Петр I приказывал головы рубить. Теперь не то. Окрестные жители, торгующие на обочинах грибами и ягодами, жалуются: изводят лес разные ООО, ОАО и пр. Жалко — такая красота!

Асфальт для Февронии

Весь центр Мурома устлан свежим асфальтом. Месяц назад. Почему? Такое может случиться, наверное, только в России. В общем, в Муром по весне нагрянула Светлана Медведева — жена президента. Она возглавляет попечительский совет церковно-государственной программы «Духовно-нравственная культура подрастающего поколения». В рамках программы 8 июля в Муроме будет отмечаться Всероссийский день семьи, любви и верности. Новый праздник — дань канонизированным святым Петру и Февронии. Жили они в начале XII века. Князь Петр тогда нарушил обычаи и взял в жены простую крестьянскую девицу, за что местная знать изгнала их. Но изгнание длилось недолго. В городе началась жестокая борьба за власть. Не найдя достойного правителя, бояре молили Петра и Февронию простить их и вернуться на престол. Жили они по христианским заповедям любви, сделали много добра подданным и умерли в один день −25 июня 1228 года, 8 июля по новому стилю. Праздник Петра и Февронии по замыслу должен прийти на смену дню католического святого Валентина. Так что вместо сердечек-валентинок влюбленным предложат иконки-февроньки.

Понятно, что к празднику дороги заасфальтировали, разметку сделали, гаишников настроили на добродушный лад: общаются вежливо, не придираются. Вообще-то к гостям, а особенно высоким, отношение у них сверхтрепетное. Нам рассказали, как два больших московских генерала прибыли к приятелю. Хотели инкогнито, без помпы и чинопочитания, но... кто-то из функционеров прознал про визит. Гаишникам скомандовали надеть парадную форму, сопровождать гостей с мигалками и отдавать им честь на перекрестках. Генералы так и не отдохнули, как хотели.

А если выпил пива

Муромчане — народ разговорчивый. Нам не составило труда найти человека, который знает про автомобильную жизнь города все. Зовут его Александр Уваров. Его рассказ — бальзам на душу автотуриста:
— Пристегиваться ремнями надо, особенно иногородним. Своих гаишники предупреждают, но пока штрафуют мало. Глаз да глаз нужен перед «зебрами». Не пропустишь пешехода — взгреют по первое число.

— С ремонтом проблем нет. Если машина сломается перед городом, то можно позвонить в гостиницу и попросить выслать эвакуатор. Приедут, доставят, отремонтируют любую машину быстро и дешево. Насчет цен скажу так: москвичи, которые родом из Мурома, ремонтируют машины здесь. Цены почти в два раза ниже.

— Парковок и стоянок пруд пруди. 40-50 рублей за сутки и с охраной. Если не утерпел и выпил пива прежде, чем запарковал машину, то проблему решит любой таксист. Приедет через 5 минут с напарником, отведет ваше авто на парковку, а вас доставит в гостиницу или в «Затерянный рай». Там можно оторваться всем, кто желает потанцевать, поиграть в бильярд, выпить и поесть. Такса — 60-70 рэ в любой конец города.

Из «форбса» — в монастырь

Когда ходишь по городу, на язык просится древнерусское слово «лепота». Не верится, что буквально несколько лет назад старинные храмы, которыми знаменит Муром, были в загаженном состоянии. Что говорить, в самом древнем на Руси Спасском монастыре, основанном в 1096 году, до недавнего времени квартировала воинская часть. А сейчас! Входишь на территорию — и хочется себя ущипнуть: не сон ли? Ощущение такое, будто оказался среди декораций фильма о временах первозданной Руси. Только все тут настоящее. Монастырь, как, впрочем, и другие храмы, лучше посещать вечером — освещение особенное и людей мало.

Тишина. Из монастыря видно, как серебрится лента Оки, на лавочке греются в лучах заходящего солнца братья-послушники духовного училища. По газону расхаживает коза и щиплет травку, а из монастырской пекарни вьется ароматный дымок. Мы услышали, как квохчут куры, и решили посмотреть, где они прячутся. Нашли. Не куры это вовсе, а пестрые фазаны. Одно слово: «Лепота!»

В центре монастыря — громадина Спасо-Преображенского собора. Поднял голову — массивные, в виде шлемов купола чуть покачиваются. Дальше сияют белизной и золотом церквушки поменьше, вплоть до миниатюрных, почти игрушечных. И везде опрятные газоны, аккуратные клумбы, ровные ряды грядок — в напоминание о том, что богоугодные заведения были центрами образцового земледелия.

На прощание читаем на досках имена тех, кто жертвовал средства на реставрацию не только монастыря, но и других памятников старины. Ба! Знакомые все лица! Многие фамилии есть в списке 100 самых богатых людей России, который публикует журнал «Форбс».

«Бычье сердце» в подарок

Без русской баньки с веничком нет Мурома. И все они — на свой манер. Мы побывали в пансионате «Муромская усадьба» в Карачарово, где и сидел на печи Илья Муромец. Так вот там после парилки можно залезть в «чан молодости» с холодной водой (10 лет долой!), а можно и просто облиться из ведра под потолком навеса, дернув за цепочку. Когда один из нас прямо в одежде попробовал испытать забавный механизм для обливания, то чуть не вымок с ног до головы. Хозяин не преминул рассказать забавную историю. К нему прибыла официальная делегация. Ее руководитель увидел цепочку, но не удосужился поднять голову. Спросил, что это, мол, за фигня, дернул цепочку — и как был в костюме и при галстуке попал под ледяной поток. Подчиненные ахнули, но сдерживали смех до тех пор, пока не заулыбался сам начальник.

Рядом с усадьбой тетя Маша пасет коз. Заметив фотоаппарат, она достает пакет с хлебом, и козочки бросаются к ней. Хозяйка говорит, что козье молоко продает по 20 рублей за литр. Если надо — надоит в момент. Кроме козьего молока здешняя земля славится пузатенькими муромскими огурцами и мясистыми помидорами «бычье сердце».

Чья шляпа в Хьюстоне

Муромчане гордятся своими знаменитыми земляками. Один из них, Владимир Козьмич Зворыкин, — отец телевидения. Родился в 1889 году в купеческой семье, воевал на фронтах Первой мировой, учился в Петербурге, там же начал опыты по передаче изображения на расстояние. После революции уехал в Америку, где и изобрел кинескоп. А астронавты ценят его еще и за то, что он многое сделал в области управления ракетами с земли. Что именно? Кто же вам скажет?! Однако шляпа Владимира Козьмича после его кончины в 1982 году стала талисманом американских астронавтов. Она теперь лежит под стеклом в центре космических полетов НАСА в Хьюстоне. К ней прикасаются все астронавты перед полетом в космос. Говорят, после ритуала они произносят фразу, по смыслу соответствующую нашей присказке: теперь, мол, дело будет в шляпе.

Зворыкин тайно посетил Муром в 1968 году. Правда, ему только казалось, что сделал он это тайно. На самом деле американского туриста «вели» сотрудники КГБ, но им, видимо, дали отмашку: не трогать. И вот он сел в такси. Водитель привез его к проходной радиозавода, точнее, почтового ящика N5. Там его очень тепло встретили и предложили американскому миллионеру советское гражданство и должность главного конструктора с окладом 220 рублей. От этого предложения он вежливо отказался. В доме, где жила семья Зворыкиных, сейчас историко-художественный музей.

Где твой белый теплоход

И все-таки главная достопримечательность Мурома — Ока. В древности за ней заканчивалась Русская земля. Идя брать Казань, Иван Грозный копил силы на берегах Оки. Там, где он разбивал шатер, сейчас стоит церковь. А неподалеку, на самом возвышенном месте, недавно появился памятник Илье Муромцу с воздетым мечом. С реки на панораму города, опоясанного крепостными валами, в сверкающих куполах, со сбегающими вниз улочками открывается потрясающая картина. Именно по реке и прибывала раньше в Муром масса туристов на трехпалубных круизных теплоходах. И вот теперь водного кольца нет: река обмелела. Как нам рассказали старожилы, из-за этого даже рыба измельчала, негде ей нагуливаться.

Самое смешное, что в городе есть целая орава специалистов-дноуглубителей со своим флотом. Они-то и обязаны следить за рекой, но землечерпалки ржавеют без дела, а чем занимаются речные «углубители» — даже мэру Мурома Валентину Качевану неведомо. Нам он возмущенно сказал:

— К сожалению, мы не можем заставить их работать. Дело в том, что муромский участок Оки относится к ФГУП «Канал имени Москвы», и начальника над этим участком (зовут его Петухов) назначает Москва. Здесь он никому не подчиняется, творит, что хочет, и все сходит с рук.

На трассе М7 Москва — Владимир

  • 22 автозаправочные станции. Цены на бензин на 1-1,5 рубля меньше, чем в Москве;
  • 18 шиномонтажных мастерских. Почти во всех производится мелкий ремонт, серьезный — в городках по пути следования;
  • 39 кафе, ресторанчиков, трактиров, закусочных. Цены умеренные;
  • 9 специальных стоянок для отдыха.

По дороге от Владимира до Мурома сервисных заведений нет.

Где отдохнуть

Окский парк. Аттракционы для детей, смотровая площадка с видом на Оку, памятник Илье Муромцу, колесо обозрения.

Городской пляж и набережная.

Конные прогулки, охоту, рыбалку с лодки или берега организуют турагентства. Но посидеть с удочкой можно и на разводном понтонном мосту через Оку.

Все места отдыха — в шаговой доступности от гостиниц, которых в городе три: «Русь», «Лада» и «Три сосны».

Где поесть

В центре города рестораны, кафе, шашлычные на каждом шагу. Самые популярные: «Восток-Запад», «Муром», «Старый дворик», «Сирин», «Золотой телец», «Классик», «Крюк», «Арагви». Цены везде приблизительно одинаковы. Стоимость обеда в трактире «Сирин»: минералка 330 мл — 30 рублей, салат «Цезарь» — 50, солянка мясная или рыбная — 80-120, судак в сырной корочке — 140, пельмени по-купечески — 80, язык воздушный — 100, кофе по-восточному — 40-50 рублей.

Святыни мурома

1. Троицкий женский монастырь (XVII-XIX века). В монастыре находятся мощи муромских святых князей Петра и Февронии.

2. Благовещенский мужской монастырь (XVI-XIX века). В нем — мощи святых муромских князей Константина, Михаила и Федора.

3. Воскресенский женский монастырь (XVII-XIX века).

4. Спасский мужской монастырь (XI век).

5. Николо-Набережная церковь (1700-1717 годы). В храме находятся мощи святой Ульянии Лазаревской.

6. Троицкая церковь (1827 год).

Что купить домой

  • На рынке муромские огурцы — 10 рублей за кг; помидоры «бычье сердце» 50 рублей, обычные — 20-30; десяток белых грибов — 150 рублей;
  • вишня, смородина, крыжовник — 20-25 рублей за кг;
  • соленые грузди — 1500 рублей за трехлитровую банку, 800-граммовая банка соленых рыжиков — 200.

В антикварном салоне «На Рождественской» есть иконы конца XIX — начала XX века, самовары с медалями, предметы домашнего обихода. Цены завышены.


В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников