04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ОТПИШИ МНЕ"

Натыкин Василий
Статья «"ОТПИШИ МНЕ"»
из номера 136 за 26 Июля 2001г.
Опубликовано 01:01 26 Июля 2001г.
Сенсация состоялась 26 июля 1951 года. В числе участников того события был и только что окончивший исторический факультет МГУ Валя Янин. Полвека спустя интервью газете "Труд" дает академик Российской академии наук, член президиума РАН, заведующий кафедрой археологии МГУ, почетный гражданин Великого Новгорода Валентин Лаврентьевич Янин.

- Валентин Лаврентьевич, археологический мир эту находку поставил тогда в один ряд с открытием Трои Шлиманом. Скажите, наши ученые предвидели это событие или все было случайно?
- Артемий Владимирович Арциховский, археолог с мировым именем, наш учитель (он, кстати, первым ввел преподавание археологии в университете), основатель Новгородской археологической экспедиции, искал эти грамоты с 1932 года. Так вот он нам постоянно рассказывал, что существуют письменные свидетельства о том, что в Средневековье писали на бересте. Следовательно, такие письма надо искать, они должны сохраниться. Особенно в условиях Новгорода, где почва влажная, доступа воздуха в древние слои нет...
Так что жили мы с верой и надеждой на успех. Но возникал такой вопрос: несомненно, тексты на бересте писались чернилами, а вот сохранились ли хотя бы следы тех чернил? Каждый обрывок бересты мы поднимали с волнением, не принесет ли нам она долгожданное открытие. Ждали чуда.
И вот 26 июля 1951 года чудо свершилось. Надо заметить, что два года перед этим раскопки в Новгороде не велись. Арциховский решил, что надо в спокойной обстановке изучить все находки предыдущих сезонов, обобщить полученную информацию, а затем перенести исследования в другие города Древней Руси. В 1951 году при строительных работах на Дмитриевской улице были открыты древние мостовые и тогда же был заложен последний, как предполагалось тогда, раскоп в Новгороде.
И вот там, на уровне конца ХIV века Нина Федоровна Акулова, пришедшая вместе с подругами на раскопки в поисках заработка, нашла берестяной свиток, исписанный буквами. Она передала, как полагалось, находку студентке-практикантке Вале Матвеевой, та - начальнику раскопа Гайде Андреевне Авдусиной, которая отдала берестяной свиток Арциховскому. Артемий Владимирович смотрел на находку минуту, другую, а потом, заикаясь от волнения воскликнул: "Этой находки я ждал 20 лет".
- Говорят, Артемий Владимирович щедро одарил Нину Федоровну...
- Выписал ей Арциховский сто рублей. По тем временам фантастически щедрая сумма.
- Что собой представляла эта долгожданная находка?
- С виду - свернутая в трубочку береста. Но когда после неимоверных предосторожностей ее развернули, то увидели, что никаких "чернил" там не было. Буквы были выдавлены на бересте острием палочки - "писала", или стилоса, если по-латыни. На следующий день еще одна грамота нашлась, потом третья. И пошло-поехало счастливое продолжение находок: в сезоне 51-го года было найдено 10 берестяных грамот. И стало ясно, что это не чудо, а атрибут средневековой повседневности. За пятьдесят лет найдено около тысячи древних берестяных грамот.
- Из тех студентов и аспирантов, кто был с вами в 51-м году на раскопе, кто еще проторил свою тропу в исторической науке?
- Анна Леонидовна Хорошкевич, теперь доктор исторических наук, которая начинала свою научную деятельность с исследования средневековой новгородской торговли, а впоследствии стала крупнейшим специалистом по истории Руси XV-XVI вв. Мой однокурсник Валентин Васильевич Седов, ныне член-корреспондент РАН, - известнейший специалист по славянской истории. Его жена, Марья Владимировна Седова, дочь поэта Луговского, тоже доктор наук. Свою "вотчину" она нашла в Суздале, где ведет очень интересные раскопки.
- А что было в первых грамотах написано?
- Это перечисление деревень, в которых живут некие люди, и вот они должны владельцу - его звали Есифом - недоимки выплатить в определенный срок.
- То есть "налоговая инспекция" действовала уже в ту пору?
- Еще как... Кстати, мы в позапрошлом году нашли место, где находилась налоговая служба Новгорода XI века. Туда свозили собранную дань от Селигера до Белого моря, от Прибалтики до Урала. Здесь, в Новгороде, распределяли, что кому положено: князю, церкви, самим сборщикам налога...
- Вы долго работали рядом с Арциховским, а потом пришла ему пора передать Новгородскую экспедицию под ваше начало...
- Это произошло в 1962 году. От Артемия Владимировича я перенял очень многое. Знакомство с международным археологическим опытом показывает, что в мире нет столь долгосрочной экспедиции, как Новгородская. И раскапывать нашим потомкам Новгород, видимо, придется еще столетия. Такого богатого культурного исторического слоя нигде в мире нет. Под нами лежит непознанная книга веков. Грех ее не прочитать.
Если вы откроете любые книжки по истории русской культуры, вышедшие до 1951 года, то там прочтете обязательную сентенцию: Древняя Русь была малограмотна. Об этом писал крупнейший историк культуры Павел Милюков. Ему вторили многие ученые. Но если учесть, что 915 грамот, найденных в Новгороде, - это результат раскопок всего лишь двух процентов территории древнего города, можно представить, сколько там лежит письменных свидетельств. Грамотных людей в Новгороде было больше, чем в любом другом городе. Новгородское вече требовало строгой отчетности от главных лиц - бояр. А те, как все высшие чиновники, тоже обожали сидеть поближе к государственному пирогу. Но информацию с мест получали регулярно. Значит, их слуги, жившие в "глубинке", просто обязаны были владеть грамотой.
- Чем замечательны берестяные грамоты в науке ?
- Конечно, летопись остается главным нашим историческим источником. Однако интерес летописцев всегда был избирательным. Их интересовало необычное. Летописец любил писать о наводнениях, стихийных бедствиях, войнах, явлении комет, кончинах князей и епископов... Повседневность вряд ли заслуживала их внимания. Берестяные же грамоты рассказывают о бытовых деталях жизни: чему радовались новгородцы, о чем скорбели. Между прочим, мы очень похожи на предков своими заботами и интересами.
Например, несколько лет назад в слое второй половины XI века было найдено письмо молодой женщины. "Я трижды на этой неделе к тебе посылала, а ты не приходил, - пишет она любимому, - какое зло ты ко мне имеешь? Отпиши мне. А если надо мной насмехаться будешь - Бог тебе судья и моя худость (слабость)". Это же древнерусские Тристан и Изольда! А вот еще грамота: "Приходи ко мне в субботу ко ржи или весть пришли"... Ну как тут не вспомнить слова песни "...знает только рожь высокая". Эти мелочи приближают человека прошлого к нам.
И вот что любопытно: первую берестяную грамоту открыли в первый год второй половины ХХ века, последние наши находки - в 2000-м. Сначала в наши руки попала иконка Святой Варвары, на ней стояла дата: 6537 год от сотворения мира, то есть 1029 год. После этого мы опустились ниже и обнаружили вторую величайшую находку: деревянную книгу-триптих. На обложке изображены орнамент и крест. А "страницы", залитые воском, были исписаны десятками строк. До сих пор древнейшей датированной славянской книгой считалось новгородское "Остромирово евангелие", написанное в 1056-1057 годах. А наша находка как минимум на 25-30 лет древнее и имеет твердую дату, которую потом проверили радиокарбонным методом шведские ученые.
Следовательно, мы можем говорить, что найдена самая древняя книга всего славянского мира. Как выяснилось, тексты в ней были духовные - отрывки из "Псалтыри". Кроме того, изучая находку, мы узнали, что это была не только первая рукописная книга на Руси, но и одно из первых учебных пособий для учеников. На восковых "листках" писали тексты, потом стирали, а поверх писали новые...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников