03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ХРАНИТЕ ДЕНЬГИ В ПРОЗРАЧНОМ БАНКЕ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 26 Августа 2004г.
К сегодняшней ситуации в банковской сфере миллионы россиян проявляют вполне понятный повышенный интерес. Июльские события, когда ряд банков оказался "на мели", без денег, вызвали стресс у десятков тысяч вкладчиков и не способствовали укреплению и без того невысокого доверия к кредитным организациям. Не повторится ли "лихорадка" в ближайшем или отдаленном будущем? Все ли банки войдут в систему обязательного страхования вкладов? Каковы причины и уроки июльских событий? Об этом мы беседуем с заместителем председателя Центрального банка России, руководителем Главной инспекции кредитных организаций Геннадием МЕЛИКЬЯНОМ.

- Геннадий Георгиевич, сколько на сегодняшний день проверено банков, пожелавших вступить в систему страхования вкладов?
- Мы полностью закончили 340 проверок и еще свыше 200 идут сейчас. Всего же было подано 1149 заявок. Между прочим, банков, имеющих лицензии на привлечение вкладов населения, на начало июля насчитывалось больше - 1183. Где "потерялись" 34 банка? Дело в том, что они с самого начала решили работать в других секторах банковского бизнеса (не с физическими лицами) или же присоединиться к более крупным структурам. Позже аналогичные решения приняли еще несколько банков и отозвали поданные заявки. Кроме того, в июле - августе были лишены лицензий 6 кредитных организаций (Коммерческий банк сбережений, Промэксимбанк, Мосжилстройбанк, Риком, Диалог-Оптим и "Павелецкий"). Таким образом, в общем списке осталось 1140 ходатайств. Так что в ближайшие месяцы нам предстоит детально изучить ситуацию еще в 600 с лишним банках.
- Ну а в тех 340 банках, где проверки закончилась, уже знают, кто из них войдет в систему страхования вкладов, а кому в этом отказано?
- Нет, такие решения еще не приняты, потому что процедуры не завершены. Все аналитические материалы по банкам, включая результаты проведенных проверок, поступают членам Комитета банковского надзора, состоящего из 10 человек. И только на заседании Комитета принимается решение - войдет ли банк в систему страхования или нет. Но пока еще эти вопросы на комитете не обсуждались. Материалы по нескольким десяткам банков будут рассмотрены в первой декаде сентября. Вот тогда и будут приняты первые решения. Потом заседания комитета будут происходить регулярно - еженедельно, а может быть, и чаще. До конца года по большинству банков будет дан ответ.
- Одни эксперты считают, что после каждого решения комитета необходимо сообщать стране, какие кредитные организации выдержали экзамен, но другие специалисты настаивают на публикации только общего списка после завершения всей работы в будущем году, чтобы никто не имел конкурентных преимуществ. Как будет на самом деле?
- Дискутировать, видимо, уже поздно, потому что порядок рассмотрения ходатайств определен законом. Мы обязаны принять решение не позднее, чем через 9 месяцев после подачи банком ходатайства. Первые заявки начали поступать в феврале 2004-го. Значит, не позднее ноября по этим банкам надо дать ответ. А кто-то подал заявку в июне, решение в этом случае будет принято значительно позже. Значит, предложение обнародовать весь список одновременно не может быть реализовано. Поэтому, скорее всего, публикации списков будут осуществляться по мере принятия решений комитетом. Конечно, банки наверняка постараются использовать допуск в систему страхования вкладов для саморекламы, но все должны понимать, что их "первенство" объясняется не какой-то особой экономической устойчивостью, а исключительно техническими причинами.
- Читатель Михаил Груздев из Москвы спрашивает: "Зачем вообще вся эта многосложная работа по отбору достойных в систему страхования, если уже есть закон о том, что вкладчикам любого банка гарантируются выплаты государством компенсаций до 100 тысяч рублей в случае краха кредитной организации?"
- По действующим в стране правилам, если банк не войдет в систему страхования, то он лишается права принимать новые вклады граждан. Поэтому, коль скоро кредитная организация намерена и дальше работать с индивидуальными вкладчиками, то ей обязательно надо выдержать "экзамен".
- Сегодня гражданам гарантируются выплаты (в случае неплатежеспособности банка) в размере до 100 тысяч рублей. Не слишком ли мало? А если кто-то держал на депозите, скажем, 8 тысяч долларов, то, значит, более 4,5 тысячи у него пропадет?
- Да, 100 тысяч рублей для некоторых граждан - сумма относительно небольшая. Но размер страховки зависит от возможностей страны, общего материального уровня граждан. Свыше 80 процентов вкладов не превышают ста тысяч рублей (имея в виду и валютные в пересчете на наши деньги). То есть система страхования полностью защищает интересы абсолютного большинства россиян. Ну а состоятельные граждане имеют больше возможностей следить за финансовой ситуацией. И должны активнее заботиться о сохранности своих денег. Конечно, по мере того, как страна будет жить богаче, появятся средства и для увеличения размера страховых выплат.
- По официальной версии в минувшем июле никакого банковского кризиса в стране и не было. Но ведь десятки тысяч россиян не смогли полностью вернуть свои деньги из рухнувших банков. Мне рассказывали, как записывались в очередь с пяти утра... Что же произошло на самом деле? Почему, как принято сейчас говорить, на ровном месте, в чрезвычайно благоприятных экономических условиях, при высоких мировых ценах на нефть ряд банков оказались неплатежеспособными? Может быть, кто-то организовал этот кризис искусственно, чтобы дестабилизировать ситуацию в стране?
- Летняя лихорадка банковской системы была вызвана и субъективными, и объективными факторами. То есть я не согласен с тем, что июльские события произошли "на ровном месте". И о "чрезвычайно благоприятных экономических условиях" в 2004-м, на мой взгляд, тоже говорить не стоило бы. Дело в том, что экономическая ситуация еще в прошлом году стала заметно меняться. Наглядным отражением этого является движение капитала. Если в последние годы происходило неуклонное сокращение оттока капитала из страны, а в первой половине 2003-го впервые за послеперестроечный период он вообще перестал убегать из России - и это был знаковый, позитивный симптом, - то затем положение изменилось. Уже во второй половине 2003-го была зафиксирована отрицательная динамика. А только за первый квартал 2004-го чистый вывоз капитала частным сектором составил 4,4 миллиарда долларов.
По этой и ряду других причин покупка валюты Банком России в целях недопущения избыточного укрепления рубля перестала быть необходимой в прежних масштабах. (Ситуация не меняется от того, что в стране большое положительное сальдо торгового баланса). Это привело к тому, что не стало одного из важнейших источников увеличения денежной массы. Уже в конце первого квартала начали заметно снижаться темпы ее прироста. Уменьшились свободные рублевые ресурсы банковской системы. Если в январе - марте остатки на корреспондентских счетах банков в ЦБ составляли 230 - 265 миллиардов рублей, то в апреле - мае они упали до уровня 145 - 185 миллиардов. В условиях, когда денежный поток обмелел, сразу же обнажились серьезные недостатки наших банков, просчеты, а то и их сомнительная политика.
Многие кредитные организации имеют сегодня собственный капитал гораздо меньше заявленного или даже не имеют его вовсе. Кто-то сознательно осуществляет очень рискованную политику, предоставляя недостоверную отчетность. Не редки также случаи, когда деньги уводятся из банков на цели, не связанные с основным бизнесом. По сути, такие банки как бы строят своеобразные финансовые пирамиды, которые не менее опасны для экономики и граждан, чем памятная всем пирамида "МММ". Понятно, работать такие кредитные организации могут только в условиях постоянного притока денег, прежде всего вкладов. Когда же денежный дождь прекращается, это ставит банки, которые фактически не соблюдают принятые нормативы, на грань катастрофы. Таким образом, фундаментальная причина июльской лихорадки - слабость немалой части российских банков. Сокращение рублевой ликвидности обнажило это и стало поводом для обострения ситуации.
- А введение страховой системы сыграло какую-то роль?
- Конечно. В течение последнего года ужесточились требования к соблюдению банковских правил, в том числе и в связи с созданием системы страхования вкладов, а также принятием закона о противодействии отмыванию доходов. Существенно повысилась активность инспекционных проверок. Но многие банки не привыкли жить по правилам. Некоторые начали, используя нередко сомнительные приемы, противодействовать наведению порядка, обострять ситуацию. А кто-то решил под шумок заодно расправиться с конкурентами, запуская пугающие вкладчиков анонимные сообщения, так называемые "черные" списки. Все это породило тревогу и недоверие как у банков друг к другу, так и у граждан, предприятий к кредитным организациям. Банки стали закрывать лимиты друг на друга, а граждане - изымать вклады. Это в еще большей степени накалило обстановку. Словом, получилось так, что сошлись воедино различные негативные факторы, а мыльные банковские пузыри с надутым капиталом стали лопаться. При этом паника, как это всегда бывает, затронула и вполне нормальные, достаточно стабильные банки.
Теперь хотел бы обратить внимание на весьма важный факт. Напряжение в банковской сфере не переросло в системный кризис только благодаря оперативным действиям ЦБ, в том числе и по увеличению рублевых ресурсов. Тем не менее июльские события явились серьезным звонком. Они свидетельствуют о том, что очищение банковской сферы давно назрело. Очищая ее сегодня от недобросовестных, жуликоватых, а в ряде случаев просто неэффективных банков, мы фактически предотвращаем возможность развития системного кризиса в будущем, особенно при возникновении неблагоприятных внешних условий. Конечно, абсолютно неприемлемы здесь "зачистки" и кампанейщина. Наскоком проблемы не решить. Но я уверен, что мы этого и не допустим.
Что же касается ликвидации отдельных банков, то это вполне нормальный процесс. Он необходим, чтобы банковская система успешно продвигалась вперед. Более того, стоит задача обеспечить опережающее ее развитие по сравнению с экономикой в целом. Только в этом случае банки смогут в полной мере способствовать подъему всего хозяйственного комплекса. Вывод: надо сделать максимум возможного, чтобы честный банковский бизнес был привлекательным, а надзор за банками - взвешенным и разумным.
- Вы сказали, что часть банков "уводили" реальные деньги, а в отчетности показывали дутый капитал. Почему же в случае краха кредитной организации ее руководители и владельцы не отвечают своим имуществом?
- Вопрос об ответственности не так прост. Чтобы сдвинуть ситуацию, недавно Государственная Дума и Совет Федерации приняли закон, согласно которому в случае банкротства кредитной организации по вине учредителей, членов совета директоров, руководителей (имеется в виду и непринятие ими необходимых мер) именно на них по решению суда может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам банка. Проще говоря, они должны будут возместить, продав, например, виллу в Ницце или особняк в Вене, недостающие в банке средства для расчетов с физическими и юридическими лицами.
- Последний вопрос, волнующий многих читателей. Возможен ли в ближайшее время банковский кризис?
- Могу с полной уверенностью сказать, что кризиса в ближайшее время не будет, хотя не все банки у нас идеальны и сейчас. Я не сомневаюсь, что в ближайшие годы произойдет значительное усиление банковской системы. И проводимая своеобразная санация будет способствовать этому.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников