Человек, который накормил СССР кукурузой

Шестернина Елена
Опубликовано 06:03 26 Августа 2009г.
В штате Айова готовятся к необычному событию — 50-летнему юбилею визита Никиты Хрущева. Визит в США в августе 1959 года был историческим: впервые лидер СССР отправился в Америку. Инициаторами мероприятия стали потомки фермера Росуэлла Гарста — человека, который вдохновил Хрущева своими идеями накормить советский народ кукурузой

— Ферма Гарста? Первый раз слышу. Где это? В Айове? Нет, не знаю, — говорит мне знакомый американский журналист, аккредитованный от одной из крупнейших газет в Москве.

Сейчас имя Росуэлла Гарста действительно мало кому что-либо говорит — и в Америке, и в России. А между тем в 1950–1960-е советские газеты печатали статьи о его «инновационном методе», огромными тиражами выходили книги, посвященные кукурузному хозяйству Гарста, а сам он был желанным гостем в Кремле.

Фото AFP

О кукурузе и атомной бомбе

Впервые Росуэлл Гарст оказался в СССР в 1955 году — посетил Всесоюзную сельскохозяйственную выставку. Гарст, приехавший в составе делегации из 12 фермеров из Айовы по приглашению заместителя министра сельского хозяйства Владимира Мацкевича, долго рассказывал о производстве и переработке кукурузы, удобрении почвы, механизации и о том, как американский опыт поможет поднять на новый уровень советское сельское хозяйство. Из Москвы отправились в Киев, затем в Одессу, а уже оттуда — в Крым на встречу с Хрущевым. К этому времени мысли о царице полей уже несколько лет не давали покоя первому секретарю.

— Почему вы так мало знаете об американском сельском хозяйстве? Если вам понадобилось всего три недели, чтобы раздобыть проект нашей ядерной бомбы, то почему не получается украсть наши секреты выращивания кукурузы? — довольно провокационно начал переговоры Гарст.

— Вы ошибаетесь. Только две недели, — подыграл ему Хрущев.

С этого разговора (именно так его воспроизводит в книге «Хрущев и его эпоха» американский историк Уильям Таубман, удостоенный за эту книгу Пулитцеровской премии) началась дружба Хрущева и Гарста. То, что эти отношения были не просто деловыми и не просто приятельскими, а именно дружескими, признает личный переводчик Хрущева Виктор Суходрев.

— Я несколько раз переводил на встречах Гарста и Хрущева, — рассказал Суходрев «Труду», — и могу сказать, что это были беседы двух людей: одного, настоящего специалиста по кукурузе, и второго — того, кто думал, что он является специалистом.

Недаром, даже приехав на ферму Гарста во время визита в США, Хрущев пытался давать советы фермеру.

— Мы прибыли в Айову и ночевали в гостинице «Форт-Де-Мойн». На следующее утро планировалась поездка к Гарсту, — говорит Виктор Суходрев. — В тот день я почему-то встал рано, спустился в холл купить открытки, чтобы отправить их в Москву родным. Вдруг, к моему удивлению, вижу: Хрущев и Гарст спускаются. Гарст заехал за Хрущевым раньше положенного времени, Никита Сергеевич сказал: «Чего ждать сопровождающих, они все равно ничего не понимают». И мы отправились на ферму.

Конечно, посевы кукурузы выше человеческого роста. Но самое интересное, что даже в той ситуации, разговаривая с Гарстом, лучшим американским фермером, настоящим «королем кукурузы», Хрущев начал давать советы, что кукуруза слишком густо посажена. Был ещё один забавный эпизод. Толпа журналистов наседала, пытаясь подобраться как можно ближе, и Гарсту показалось, что они мешали показывать Хрущеву перспективу полей. В общем, в какой-то момент фермер не выдержал, взял початки кукурузы и начал бросать их в журналистов.

Затем отправились на главную усадьбу Гарста и под открытым небом устроили пикник — там было все, что можно делать из кукурузы, и мясо — ведь местные бычки тоже были вскормлены кукурузой.

1959 год. По традиции дорогие гости во главе с Никитой Хрущевым сфотографировались на память со всей семьей Гарстов.

Даже не сочувствующий

Самому Росуэллу Гарсту дружба с Никитой Сергеевичем дорогого стоила.

— Конечно, в те времена частые поездки в СССР, переговоры на самом высоком уровне, заключенные контракты, поставки семян советским колхозам — все это вызывало удивление и вопросы, если не сказать больше, — рассказывает внучка фермера Лиз Гарст. — Знаете, из-за этого у нашей семьи испортились отношения со многими — часть наших партнеров отказалась продолжать с нами сотрудничать.

Категорически против такого сотрудничества с Советами поначалу был и Государственный департамент США. Вызывали Росуэлла Гарста и в ФБР — задавали вопросы. Однако суть этих бесед осталась лишь в архивах бюро.

Главное обвинение, которое выдвигали против Гарста, — сотрудничество с коммунистами.

— Нет, конечно, мой дед не был коммунистом, — смеется Лиз Гарст, — не был он даже «сочувствующим».

Росуэлл Гарст точно не был коммунистом, он был капиталистом. Причем настолько хорошим, что умудрялся продавать и свой товар, и свои идеи в СССР и не только: сотрудничал Гарст и с Чили, и с Германией, и с Францией. Именно ему удалось убедить идеологического врага каждого порядочного американца, что нет продукта полезнее и выгоднее, чем кукуруза. Культура неприхотливая: если в Айове растет, то почему бы в Стране Советов ей не вырасти? Но, как показала практика, в Айове кукуруза по каким-то причинам растет все же лучше, чем в средней полосе России. Растет она на ферме Гарста до сих пор.

Никита Хрущев и Росуэлл Гарст на кукурузных плантациях

Не царицей единой

Правда, не одной только кукурузой живут сейчас потомки Росуэлла Гарста (фермер умер в 1977 году от рака). В последнее время они пытаются поднять новое, куда более прибыльное по нынешним временам направление — сельский туризм. Провести ночь в комнатах, где жил сам Росуэлл Гарст, можно за 105 долларов. Причем условия даже лучше, чем были полвека назад: джакузи, DVD, доступ в интернет. Можно найти комнаты и поскромнее — от 55 до 85 долларов. Но уже без джакузи. За отдельную плату вам разрешат половить рыбу, поплавать на каное, посмотреть на звезды в телескоп, поиграть в гольф, поохотиться на фазанов. И, разумеется, послушать экскурсию, где расскажут о ферме Гарста и самом знаменательном за почти вековую историю семьи событии с демонстрацией многочисленных фотографий Хрущева среди айовских кукурузных полей. Обещают в ближайшее время смонтировать фильм, но пока собирают на это деньги.

Лучший предприниматель из коммунистов

Ностальгия по тем событиям вовсю ощущается в словах родственников самого успешного американского фермера середины прошлого века. Поясняя причину, почему они решили вспомнить о визите Никиты Хрущева, они используют слова, которые больше напоминают примирительную риторику периода оттепели.

— Мой дед готов был поделиться своими знаниями в то время, когда СССР пытался поднять сельское хозяйство. При помощи сельского хозяйства он хотел преодолеть идеологические разногласия, — признается «Труду» Рейчел Гарст, одна из инициаторов предстоящего мероприятия. — Вот и мы проводим Дни Хрущева в Айове ради укрепления дружбы и сотрудничества в период охлаждения отношений между странами.

В конце августа (мероприятия намечены на 27—30 августа) в Айову приедет и Сергей Хрущев, и посол России в США Сергей Кисляк, и министр сельского хозяйства США, бывший губернатор Айовы Том Вилсак. Гостей обещают накормить так же, как кормили советскую делегацию ровно 50 лет назад — кукурузное меню образца 1959 года до сих пор хранится в семейных архивах.

— Все-таки, что бы ни говорили о Хрущеве, он был интересным человеком, — говорит «Труду» Рейчел Гарст, — и, безусловно, лучшим предпринимателем среди коммунистов, — и, подумав, добавляет: — Знаете, на самом деле была ещё одна причина того, что мой дед решил сотрудничать с СССР. Он часто говорил: «Голодные люди — опасные люди».

Воспоминания

«Ваш отец сделал наш штат знаменитым»

Сергей Никитович Хрущев, сын Никиты Хрущева, согласился поделиться с читателями «Труда» своими воспоминаниями о Росуэлле Гарсте и предоставил выдержки из книги «Реформатор. Книга об отце», которая выйдет в конце ноября в издательстве «Время».

У Гарста в гостях

В сентябре 1959 года, когда по приглашению президента Эйзенхауэра отец посетил Соединенные Штаты с официальным визитом, он специально попросил хозяев предусмотреть в программе остановку на ферме Росуэлла Гарста. Приезд отца произвел фурор. Визитеры подобного калибра обычно не посещают штат Айова. В один день пусть и не рядовой, но тем не менее фермер Гарст стал всеамериканской знаменитостью.

Гарсту очень хотелось показать отцу свои поля без помех, свозить на животноводческую ферму, на кукурузный калибровочный завод. Если следовать дипломатическому протоколу, натыкаешься на сплошные ограничения: туда нельзя, сюда не ступи, к тому же стаи журналистов вокруг. Фермер предложил отцу сбежать и от протокола, и от журналистов. Он приедет за ним на своей машине на рассвете. Гарст знал, что отец встает рано. Пока вся свора ещё спит, они смогут осмотреть хозяйство.

/…/

На своей ферме Гарст весь день боролся с вездесущими репортерами, отбивался от них кукурузными початками, швырял в них навозом и даже грозил спустить с цепи свирепого быка. Чем больше он распалялся, тем больше доставлял удовольствие журналистам, газетная информация расцвечивалась сочными фотографическими деталями. Самая красочная из них появилась на обложке журнала «Лайф» от 5 октября 1959 года: смеющийся во весь рот отец с кукурузным початком в руке, рядом с ним счастливый Гарст, чуть позади — улыбавшийся представитель президента США Генри Кэбот Лодж, переводчик Госдепа Алекс Акаловский и, естественно, начальник охраны полковник Литовченко. На переднем плане чья-то рука сует отцу под нос микрофон. Внизу страницы скромно помечен тираж еженедельника — 6 миллионов 400 тысяч.

То, что Гарст подыгрывал журналистам, — несомненно, такую рекламу удается сделать раз в жизни. Но это неважно, главное — день прошел удачно, и Гарст, и отец остались довольны. Показ достижений удался Гарсту на славу, отец только покрякивал: «Вот бы нам так».

В конце дня, когда суета поутихла, журналисты разбежались писать репортажи, проявлять фотоснимки, отец с Гарстом смогли поговорить на досуге. Усевшись на террасе хозяйского дома, они, как и в 1955 году в Крыму, пили чай.

/…/

В Айове отца поминают тепло. В 1995 году я приехал в-Де-Мойн прочитать лекцию в местном университете. Практически каждый встречный, услышав мою фамилию, начинал вспоминать о визите отца. Гарста мало кто помнил, а вот Хрущева не забыл никто. Мои хозяева из университета после лекции свозили меня на ферму Гарста. Хозяин уже ушел из жизни, принимала меня его вдова, провела по дому, показала террасу, где Гарст с отцом пили чай, попросила расписаться в книге гостей, рядом с автографами моих родителей. Фермой заправлял сын Гарста, такой же большой и надежный, как и его отец. От Гарстов мы поехали в местный Капитолий к губернатору штата. С отцом он не встречался, говорить нам особенно было не о чем. Пока готовились к фотографированию, губернатор рассказал, что сидит в своем кресле уже восемнадцать лет, посетил многие страны мира, и нигде никто не слыхивал об Айове. Недавно он побывал в России. Как только его представили, собеседники заулыбались: «Как же, Айова, Хрущев оттуда привез кукурузу».

— Ваш отец сделал наш штат знаменитым, — сказал на прощание губернатор, — как и саму кукурузу. Её у вас возделывали задолго до него. Но он превратил её…

— В королеву полей, — подсказал я, вспомнив давний советский мультик с таким названием.

— Вот-вот, совершенно правильно, в королеву, — засмеялся губернатор.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?