06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАМ, ЗА РЕКОЙ, - ТАЛИБЫ

Хлыстун Виктор
Опубликовано 01:01 26 Сентября 2000г.
В минувшую субботу талибы захватили портовый город Шерхан на реке Пяндж и вышли к границе с Таджикистаном, передает специальный корреспондент "Труда Виктор ХЛЫСТУН.

Командование российских погранвойск в Таджикистане усиливает охрану и оборону южных и юго-восточных участков таджикско-афганской границы.
Как заявил начальник штаба группы погранвойск России в Таджикистане генерал Сергей Жилкин, в связи с активизацией боевых действий на севере Афганистана российские пограничники "усилили погранзаставы за счет резервов".
... На той стороне Пянджа-группа людей. Кто-то стоит в воде, кто-то бродит по бережку. В этом месте скалы чуть отступают от воды, образуя маленький пятачок, на котором и расположилась группа. Кто они? Кто бы ни были, но солнечные зайчики выдают их намерение: наблюдают в бинокль.
Внизу бурлит река Пяндж - граница, которая разделяет два государства - Таджикистан и Афганистан.
Полковник Рубцов, заместитель командира мотострелковой 201-й дивизии, принимает рапорт у молодого майора - командира тактической роты 149-го (Кулябского) полка. Мы стоим рядом и слышим, как майор говорит, что его подразделение к встрече талибов готово.
Его доклад краток. Рота с приданными ей для усиления огневыми средствами (есть артиллерия, минометы, зенитки, бронетехника) должна поддержать 10, 11 и 12-ю заставы Московского погранотряда, если на них будет нападение с сопредельной стороны. Однако говорить, что первыми бой примут пограничники (не дай Бог такому случиться!), не совсем верно. Да, погранзаставы расположены ближе к этой самой сопредельной стороне, то есть прямо на берегу Пянджа. Но рота окопалась сразу за территорией погранцов. А это значит, в пятидесяти - ста метрах от реки. Так что бой в случае необходимости пограничники и мотострелки будут принимать вместе, бок о бок.
Сказать, что с меня сошло семь потов, пока взбирался на ближайшую гору, где окопался выносной пост "Клен-2", значит, ничего не сказать. Температура воздуха под сорок, хорошо, еще обдувает ветерок, но все равно - невмоготу. А командир роты Евгений Н. шел без всякого напряга и рассказывал о себе:
- Я горы знаю еще по первой чеченской войне. Под Яраш-Морды наша рота - 96 человек! - легла вся за пятнадцать минут. Как живой остался, не знаю. В чеченском плену полгода просидел. Как вызволили, тоже не знаю. Повезло.
- А зачем опять в пекло полез? Не за деньгами же?
- Я же военный!
Евгений сказал это с такой гордостью, что я понял: мой вопрос здесь неуместен. В роте все - контрактники. То есть люди, которые приехали служить в жаркую страну по своей воле. Многие воевали в Чечне, некоторые даже в Афганистане. Естественно, что командовать ими ставят опытнейших офицеров, тоже прошедших хорошую не только боевую, но и жизненную школу.
Опорный пункт сделан по всем правилам военного искусства. Окопы, огневые точки, наблюдательный пункт, даже умывальник и туалет имеются.
С горы все окрест видно как на ладони. Справа - ущелье. Оно простреливается отсюда насквозь. Прямо внизу - погранзастава и расположение роты. Слева, за Пянджем, - афганский кишлак Анджис. Последнее время он был под контролем Северного альянса.
- Буквально вчера жители кишлака провожали отряд молодых парней на помощь Шаху Масуду, - поясняет майор Евгений Н.
- Значит, на той стороне "свои люди" и не надо опасаться подвоха? - задаю наивный вопрос.
- За последний месяц пограничники задержали 26 наркокурьеров на нашей территории. Река мелкая стала, сейчас кое-где глубина не больше полуметра. Пара пустяков перейти ее... А в 99-м с той стороны был обстрелян и наш базовый лагерь. Так что говорить о спокойной обстановке не приходится. Постоянно что-то происходит.
Майор кричит радисту, чтобы танки и бэтээры начинали выдвижение по ущелью. Мы слышим слабый гул внизу. Техника идет по высохшему руслу притока Пянджа. Бойцы занимают окопы и готовятся к бою - учебному. Смотрю на их серьезные лица, быстрые движения, слышу четкие команды. Слово "учебный бой" отступает на задний план. Если сейчас раздастся команда "Огонь!", то тут начнется такое!
- Учения мы проводим постоянно, - продолжает майор. - И с той стороны их всегда кто-то наблюдает. Наверное, это сильно сдерживает талибов. Они же понимают, что мы не в свадебных кортежах тут разъезжаем.
- Но у талибов есть самолеты, вертолеты...
- А у нас есть все средства для отпора. И расположили мы их в самых выгодных точках. Вы на соседней сопке, которая нависает над нами, что-нибудь заметили? А на той, подальше? И на третьей? Не буду раскрывать наши огневые точки, но не только наземной технике и пехоте тут не пройти, но и вертолетам, самолетам не пролететь. Все, как говорится, схвачено.
- И сколько времени вы можете продержаться своими силами? - не отстаю от майора.
- Минимум неделю, - отвечает он.
Пока мы лазили на гору, внизу рота тоже приготовилась к учебному бою. Солдаты заняли окопы, приготовились к отражению нападения вероятного противника, бронетехника, совершив маневры, застыла на огневых рубежах.
* * *
"С приближением войск талибов к границе с Таджикистаном установятся стабильность и безопасность в регионе", - заявил в Кабуле глава внешнеполитического ведомства в администрации "Талибан" Вакиль Ахмад Мутаваккиль. По его словам, "соседние страны не должны опасаться того, что мы можем вмешаться в их внутренние дела". Он отметил, что талибы никогда не нарушали границы с Ираном, Пакистаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном. Мутаваккиль предложил начать диалог по проблемам, вызывающим особое беспокойство центральноазиатских стран. Он также заявил о готовности "Талибана" к диалогу с западными государствами во главе с США по таким вопросам, как права человека, наркотики, присутствие на афганской территории лиц, подозреваемых в причастности к терроризму.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников