08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОДА УШЛА, НО ОСАДОК-ТО ОСТАЛСЯ

Гаврилов Владимир
Опубликовано 01:01 26 Сентября 2003г.
В прошлом году природа дважды испытывала Краснодарский край на прочность. Сначала здесь основательно похозяйничал июньский паводок, затопив 82 населенных пункта, повредив более 12 тысяч домов, почти 105 километров береговых укреплений и дамб, 62 километра автодорог, полностью разрушив 5 мостов. В результате 36 человек погибли, свыше 6 тысяч семей остались без крова. По самым скромным подсчетам, буйство стихии обошлось краю в 3,5 миллиарда рублей.

Не успели краснодарцы разобрать завалы и заделать дыры в стенах, как грянули августовские ливневые дожди и смерчи, едва не смывшие окраины Новороссийска и несколько окрестных сел. Я встретился с жителями района Цемдолины, расположенного минутах в 15 езды от центра города. Именно сюда устремилась с гор основная масса воды, перемешанной с грязью и камнями. Вот что рассказывает о тех страшных событиях Нина Яковлевна Малиновская, проживающая на улице Ленина.
- Ночью услышала гул, но подумала, что ветер шумит. Спасла меня собака - начала выть и рваться с цепи. Пошла ее отвязывать, а тут как хлынет... Зашла в дом, а там воды уже по пояс и все прибывает. Ничего из вещей забрать не успела. Кое-как выбралась и побежала к дочке - у нее дом повыше. Но и там затапливать начало. Меня в последний момент через окно на крышу вытащили.
За каких-то несколько часов Новороссийск недосчитался 197 жилых домов, 118 подстанций, 16 автомобильных и 18 пешеходных мостов.
Минул год. О том, как ликвидируются последствия стихийных бедствий, губернатор Краснодарского края Александр Ткачев и мэр Новороссийска Владимир Синяговский отчитались перед президентом страны. Сделано действительно немало: восстановлены дамбы и автодороги, заново отстроены школы, детские сады, больницы. Одних квартир краснодарцы получили более 2 тысяч. Оказана пострадавшим и материальная помощь.
В Цемдолине на улицах развалин давно нет, зато полно домов "свежей" постройки. Если не заходить во дворы и не разговаривать с людьми, может сложиться впечатление, что все беды остались позади.
Однако многие новороссийцы считают по-другому. Едва я попросил ту же Нину Яковлевну рассказать, как ей помогали после наводнения, 70-летняя пенсионерка ударилась в слезы:
- Да какая там помощь... Я, только чтоб мусор убрали, по пятьдесят рублей в день платила. Потом сама людей нанимала, чтоб дом заново подняли. Спасибо, нефтебаза помогла. А то жила бы под открытым небом...
Дочь Нины Яковлевны уточнила, что матери местные власти выделили 50 тысяч рублей компенсации за утерянное имущество и 30 тысяч за разрушенный дом. Но деньги выдавали "порциями" - начиная с декабря. И если бы не руководство нефтебазы "Главтранснефть", где Малиновская проработала много лет, зимовать ей действительно пришлось бы на развалинах.
Любовь Митрофановна Сидоренко, проживающая в Восточном переулке, была еще более категоричной, назвав процесс получения денежной компенсации "форменным издевательством". Ей вообще не выделили средств на ремонт дома, посчитав, что он недостаточно пострадал. Это удивительно, поскольку всего в нескольких метрах от него я видел здание какого-то склада, на стене которого до сих пор сохраняется "верхняя отметка" затопления. По моим прикидкам, комнаты Сидоренко должно было залить минимум на метра полтора. Сырость в них ощущается до сих пор. За испорченные вещи Любовь Митрофановна получила 10 тысяч в декабре и 40 - в январе. Однако почему-то с особой нежностью она вспоминает 5 тысяч рублей, выданные ей греческим консульством.
Было бы несправедливым обвинять власти края и города в умышленном затягивании выделения средств пострадавшим. Они, как говорится, всей душой, да взять неоткуда. На совещании в Новороссийске эту проблему поднял президент страны Владимир Путин - раз нет у нас развитой системы страхования, то государству волей-неволей приходится взваливать на себя обязанность компенсировать ущерб, нанесенный природными катаклизмами. А пока в центре найдут деньги, пока их переведут...
Но жители Цемдолины да и другие пострадавшие пеняют своему руководству не только за то, что их не смогли предупредить о надвигающемся бедствии, и несоразмерную потерям, припозднившуюся денежную помощь. В первые, самые трудные дни после катастрофы, судя по рассказам Нины Яковлевны и Любови Митрофановны, люди остались один на один с бедой. Раз в неделю привозили минимальный набор продуктов, но требовали паспорта. Те, кто выскочил из обваливающихся под ударами волн домов в одном белье, вынуждены были добывать справки, чтобы получить пару килограммов гречки, риса, банку тушенки.
Народ у нас ко всему привычный. Правдами и неправдами привели в порядок свои небольшие дворики, натаскали землю на смытые под "ноль" огороды. Денег, полученных от государства, хватило, чтобы залатать хотя бы основные прорехи в хозяйстве. Остальное - дело наживное. Только вот обида осталась.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников