05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЯЧЕСЛАВ КУПРИЯНОВ: ОТ РУССКИХ ПОЧЕМУ-ТО ОЖИДАЮТ ПОДВОХА

Неверов Александр
Опубликовано 01:01 26 Сентября 2003г.
Вячеслав Куприянов - поэт, прозаик, переводчик. Член Союзов писателей России и Сербии. Лауреат премии Владимира Соколова и международных наград. Дебютировал стихотворным сборником "От первого лица" в 1981 году. С тех пор в России было издано пять его поэтических и прозаических книг, а также более двадцати за рубежом - в Польше, Болгарии, Югославии, Англии, Нидерландах... Немало сборников вышло у Куприянова в Германии - с писателями этой страны у него сложились прочные творческие связи. В нынешнем году он активно участвует во встречах, которые проходят в рамках Года российской культуры в Германии. С этого и начался наш разговор.

- Какова цель этой масштабной акции?
- Известно, что Год российской культуры в Германии объявлен на уровне президента РФ и канцлера ФРГ. Эта инициатива, на мой взгляд, направлена на решение вполне реальных проблем. Скажем, в прошлом году я беседовал с профессором Клуге, крупнейшим знатоком русской литературы. Он жаловался, что катастрофически сокращается в немецких университетах преподавание русского языка и литературы. Вроде бы наши страны должны находить новые точки соприкосновения и в экономике, и в культуре, а специалистов, которые должны осуществлять это, все меньше. Закрываются также издательства, где выходят переводы с русского. В то же время вызывает озабоченность у мыслящих людей Германии американизация их страны, наступление массовой культуры. Здесь мы могли бы быть союзниками.
- Вы принимали участие во встречах российских и германских деятелей культуры. Каковы ваши впечатления?
- Встреч было много. Запоминаются нередко такие моменты, когда трудно найти взаимопонимание. Помню одну из конференций по Чечне. Известный берлинский писатель утверждает, будто Россия имеет такое же отношение к Чечне, как Франция к Алжиру. Наш соотечественник, правозащитник Ковалев требует от немецкой общественности, чтобы она "давила" на свое правительство, чтобы оно, в свою очередь, на российское правительство, которое следует вынудить прекратить военные действия...
Этим летом мы плыли на теплоходе "Болеро" по Рейну и по Дунаю. И опять дискуссия о Чечне, где немецкая сторона утверждает, что надо ввести в Чечню войска НАТО - другого выхода нет. Ведь, якобы суть конфликта в том, что русские не дают чеченцам построить демократию. Несколько лет назад подобное я слышал в интервью албанского главаря Тачи по радио "Свобода": сербы мешают албанцам построить демократию... Во время войны на Балканах я был в Германии и тщетно пытался высказать свое мнение по этому поводу. В то же время там очень любят поговорить об отсутствии свободы слова в России. Мой немецкий издатель два года назад ошарашил меня вопросом, не преследует ли меня Путин? Я удивился: с какой стати? Мой издатель, оказывается, слышал по радио, что писателей в России преследуют, и чуть ли не Путин лично. Мне пришлось разочаровать издателя, на что он высказал сожаление: если бы меня "преследовали", мои книги бы лучше продавались...
В то же время в последней поездке по немецким рекам было много замечательного. Были интересные дискуссии. Отмечали юбилей битвы под Сталинградом в Кельне - городе-побратиме Сталинграда. Наши музыканты играли на площадях в городах, где приставал наш теплоход. Читали свою прозу мои коллеги Асар Эппель и Андрей Волос. Я читал стихи вместе с немецким переводчиком Александром Ницбергом, он же сделал отличный перевод "Облака в штанах" Маяковского. Все это путешествие было подготовлено председателем всегерманского общества "Запад - Восток" доктором Йоргом Бозе. Этот энтузиаст фактически восстановил и объединил бывшие "общества дружбы", которые, как стали уже думать, никому не нужны.
- Помнится, в годы "перестройки" на Западе, в том числе и Германии, наблюдался острый интерес к нашей культуре, потом он угас. А что сейчас?
- Я уже говорил о странностях наших отношений. Меня впервые выпустили в Западную Германию в 1986 году. Уже тогда наряду с неподдельным интересом я сталкивался и с нелепостями. Таксист в Мюнхене, узнав, что я русский, сказал: "русский, - значит, шпион". Потом один господин объяснил мне, что раньше, когда был Советский Союз, нас боялись и потому нами интересовались. А потом бояться стало нечего, потому и интерес пропал. С обывательским подходом, к сожалению, можно столкнуться и на более высоком уровне. На Западе в годы "холодной войны" поддерживали антисоветчиков. Потом место антисоветизма стал занимать не совсем определенный "антирусизм". От русских ожидают какого-то подвоха. А некоторые деятели нашей культуры со своей "чернухой" тут как тут: да, в России все - мрак, и все дело в "неудачной" российской истории, русском сознании, которое надо переделать на западный лад. Короче, мне приходилось от наших писателей слышать, что и Пушкин устарел, и Достоевского с Толстым давно пора похоронить, и что русской литературы не существует... А потом мы удивляемся, почему интерес к нам падает.
- Кульминацией Года России в Германии должна стать книжная ярмарка во Франкфурте-на-Майне, куда наша страна впервые приглашена в качестве почетного гостя. Чего вы ждете от этого форума?
- Ярмарку ожидаю с большим интересом. У меня будут встречи с читателями, буду участвовать в дискуссиях с коллегами-литераторами.
В немецком издательстве "Алкион" к ярмарке выйдет моя книга на русском и немецком: "Подзорная труба времени". Предыдущая, тоже двуязычная, "Как стать жирафом" выходит уже четвертым изданием. Для Германии случай редкий. И, наконец, сейчас в России выходит мое избранное "Лучшие времена" и переводы из Райнера Марии Рильке - четвертым, дополненным изданием...
- Отношения между странами и народами определяются многими факторами: менталитет, история, религия и т.д. Что в характере, особенностях мировосприятия немцев и русских способствует, а что препятствует взаимопониманию?
- Я считаю, что в будущем мы придем к взаимопониманию. У нас общие философские корни - просто мы сейчас мало общаемся на этом уровне. У меня достаточно единомышленников в Германии, с которыми можно продуктивно размышлять над нашими общими проблемами. Они, кстати, вместе со мной удивляются, почему немецкие издатели предпочитают российских авторов, которые в России вряд ли пользуются уважением у людей со вкусом. Выскажу предположение, что нам мешают понимать друг друга не наши различия, а некоторые сходства. Они в том, что и мы, и европейцы, и задающие тон американцы все более отдаем себя во власть массовой культуры. А она стирает национальные особенности. Становясь все более одинаковыми, мы вовсе не сближаемся, наоборот, делаемся скучны друг другу. Можно подумать, что если мы танцуем под одну и ту же поп-музыку, читаем и смотрим серийные детективы, то мы уже приобщаемся к "глобальной" культуре. Нет, мы просто убиваем время, а с ним и интерес к другой жизни. Массовая культура заманивает нас в легкую жизнь. Между тем подлинная культура трудна, и ей следует учиться. В латинском корне этого слова - возделывание, культивация, то есть она нас создает и воссоздает, а не просто развлекает, удовлетворяя праздное любопытство к чужим скандалам. Так порой и происходит на Западе, где русского писателя почитают (не значит - читают) за скандалы, связанные с его несогласием то ли с властями, то ли с общественным мнением, то ли со здравым смыслом, а не за собственно литературу. Если подобные вне-культурные моменты станут менее значимыми и у нас и у них, тогда и будет возможен естественный диалог наших культур.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников