05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОГИБШИМ ВОЗВРАЩАЮТ ИМЕНА

Кладбищенская тишина. Печальный шелест листвы деревьев. Бойцы, застывшие в почетном карауле. Скорбные лица матерей солдат, павших на "той войне незнаменитой". На чеченской, на первой. Море венков. Слезы. Траурный митинг. И стая белых голубей, которых выпускают в воздух. Все это было вчера на Богородском кладбище. Уже шестой год подряд - 25 сентября.

В 2000 году в этот день здесь начали хоронить неопознанные останки солдат и офицеров, павших в первую чеченскую кампанию. Всего - 266 захоронений. Сначала - безымянных. Но постепенно погибшим возвращают имена.
Павел дудник, возглавляющий Центр по координации социальной помощи Всероссийского общественного движения ветеранов локальных войн и военных конфликтов "Боевое братство", рассказывает:
- В 1995 году более тысячи отцов и матерей разыскивали сгинувших в Чечне сыновей. Тела неопознанных солдат свозили в Ростов-на-Дону, хранили в рефрижераторах. Работа по опознанию затягивалась. 16 июля 1997 года правительство РФ решило предать тела земле. Так появилось воинское захоронение на Богородском кладбище.
- И на могилах до сих пор нет имен?
- Уже установлены имена 128 павших солдат. По решению родственников в родные места отправлены тела 81 человека. На 35 захоронениях установлены именные надгробные плиты.
К тому, чтобы начать заниматься социальной поддержкой ветеранов локальных войн и родственников тех, кто на них погиб, Павла Викторовича подвигнула сама жизнь. В Чечне он потерял сына, тоже Павла. Командир взвода разведки из 205-й отдельной мотострелковой бригады погиб 9 августа 1996 года, так и не узнав, что ему досрочно присвоили звание старшего лейтенанта.
Вот такое совпадение. На следующий день, 10 августа 1996 года, погибает командир взвода лейтенант Роман Омельяненко. Его мама Нина Владимировна, по приглашению "Боевого братства", вчера во второй раз приехала на траурную церемонию из Херсонской области Украины. Каким-то чудом после гибели сына ей попала в руки видео-кассета, на которой был заснят развороченный БТР, в котором находился ее сын. С тех пор уже многие годы ее преследует один и тот же сон. И душа никак не успокоится. Где тело сына - пока установить не удалось.
Имена многим без вести пропавшим солдатам и офицерам вернула ростовская 124-я Центральная лаборатория идентификационных исследований. О сложнейшей и кропотливой работе, которая потребовалась для этого, "Труду" рассказал заместитель начальника отделения медико-криминалистической идентификации Борис Школьников.
- Борис Владимирович, скольких солдат и офицеров осталось вернуть из безвестности?
- По второй войне на Северном Кавказе я цифр, к сожалению, назвать не имею права. А после первой чеченской неопознанными числятся 99 военнослужащих.
- А почему на опознание уходят годы?
- К сожалению, не все от нас зависит. Без сравнительного материала для генетической экспертизы мы бессильны. Взять его можно лишь у близких родственников. А если речь идет о сироте? Или о человеке, которого воспитывали приемные родители? Хотя бывает, что и прямые родственники по каким-либо причинам не помогают. Но лишь молекулярно-генетические исследования позволяют назвать имя человека.
- Ошибки исключены?
- По точности результатов наша лаборатория одна из лучших в стране.
- Почему же после известной трагедии с погибшими год назад в Красноярске пятью детьми наши власти обращались с просьбой о помощи не к вам, а к Великобритании?
- Да, но мало кто знает, что после британцев уточняли результаты их исследований именно мы. И подтвердили данные коллег. Кстати, проведя исследования по большему числу параметров.
- Неужели в Ростовской лаборатории оборудование более современное, чем на Западе?
- У нас уникальное оборудование. Но еще важнее наши методики, разработанные и освоенные сотрудниками отделения генетики под руководством доктора биологических наук Игоря Корниенко.
- Скольким погибшим, но не опознанным после боя военнослужащим вернули имена сотрудники 124-й лаборатории?
- Кроме нас, эту работу ведут и в Москве. Но приблизительно две трети без вести пропавших в Чечне опознаны в Ростове-на-Дону.
- Остается ли хоть призрачная надежда у родственников тех солдат и офицеров, которых до сих пор нет ни в списках живых, ни мертвых?
- Поиск не прекращен. Причем не только медицинскими методами. С нами активно сотрудничает группа по розыску без вести пропавших под руководством Анатолия Гальцова. Они продолжают разыскивать неизвестные воинские захоронения в Чечне. Обнаруженные тела направляют к нам. Скажем, 30 мая нынешнего года в Ростов-на-Дону доставили из тех краев останки еще троих российских солдат. Имя одного из них мы установили 19 июля. Двоих оставшихся - 14 августа.
- Кто эти трое?
- Имен я не имею права назвать публично, так как на это нет согласия родственников. Могу сказать только, что один из павших был родом из Казахстана. Двое других - из городов Ирбит и Краснотурьинск Свердловской области. Все считались без вести пропавшими с 2001 года.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников