10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЙМОНД ПАУЛС: ЗАДУШЕВНАЯ МЕЛОДИЯ ВСЕГДА В МОДЕ

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 26 Октября 2001г.
У него много титулов - от реликтового "Народный артист СССР" до постперестроечного "советник президента Латвии". Но сам он не прочь, чтобы публично звучал один его сугубо неформальный титул, заслуженный десятилетиями доверительного общения со слушателями: маэстро. В эти дни композитор побывал в Москве, куда приехал в качестве автора и музыкального руководителя спектакля "Сестра Керри", привезенного в российскую столицу Рижским театром русской драмы. Видно было, что встреча с нашей публикой доставила гостю особую радость: обычно сосредоточенный, даже насупленный, тут он то и дело улыбался своей милой, чуть застенчивой улыбкой. Так было и в театре, и на нашей "приватной" встрече, которую любезно помогло организовать ИТАР-ТАСС.

- Я очень рад приему, - признался Раймонд Вольдемарович. - Боялся, что меня позабыли, - давно не выступал здесь с большой сцены... Идея снова поставить "Сестру Керри" возникла в 99-м году. Вообще это произведение написано и поставлено еще в семидесятые годы. В Советском Союзе были популярны театры музыкальной комедии, ставившие Дунаевского и других классиков этого жанра. Но уже тогда я предвидел их закат. А вот жанр мюзикла оказался более живучим, чем традиционная оперетта. Это видно хотя бы на примере знаменитого композитора Ллойда Уэббера, у которого бюджет постановки, говорят, доходит до 18 миллионов долларов. Для сравнения, у нас в коллективе - дай Бог если до 20 тысяч дотягивает, постоянная проблема - чем артистам платить. Конечно, в Америке совершенно другие возможности. У нас и трупп таких нет, чтобы композитор, как там, мог принести ноты - и сразу началась бы работа с профессиональными певцами, профессиональными танцовщиками. Я как тапер одним пальцем играю нашим исполнителям мелодию, они стараются ее уловить. Артисты не виноваты: они - драматические актеры, их музыке как таковой не учили...
- Отчего же вы все-таки решились возобновлять "Сестру Керри"?
- Когда я взял ноты у директора театра и стал дома их играть, то мне показалось, что эти мелодии могли бы заинтересовать и современную публику. Начали работать. Сперва было неясно, получится ли что-нибудь. Но отдача, энтузиазм актеров в конце концов принесли свой результат. Тут еще появилась Мария Наумова...
- ...которой, по слухам, вы прочите звездную карьеру.
- Между прочим, первым ее заметил Михаил Танич. Он отдыхал в Юрмале, обедал на главной улице в одном из ресторанов - и услышал, как там поет одна молодая особа. Позвонил мне: приезжай, послушаем вместе... В общем, повторилась типичная для меня история, как когда-то с Лаймой. Я зажегся, написал для девушки песенку. Поначалу дело не очень шло. А сейчас Мария - по-моему, самая популярная в Латвии певица. Интересно: был я на ее концерте в Дзинтари. У нас обычно на таких концертах публика либо по преимуществу латышская, либо русская. Чтобы пришли и те, и другие одновременно - такого практически не бывает. А тут зрители явились в пропорции пятьдесят на пятьдесят.
- В России ставить мюзикл не собираетесь?
- Приглашения есть, но я отказываюсь. Мне сейчас интереснее другое. Недавно написал 24 музыкальных номера по роману Золя "Дамское счастье". Сделал их чуть-чуть в манере шансона. Чтобы "попасть в тон", слушал Монтана, Пиаф, Азнавура, Дассена...
- Стало быть, от песенного творчества не отошли?
- Пишу кое-что для молодых исполнителей. Их у нас в Латвии сейчас немного, о них мало знают...
- Может быть, стоило подумать о возрождении фестиваля "Юрмала"?
- Без этого вопроса не обходится ни одно интервью со мной. Да, тот фестиваль открыл столько ярких имен, в том числе российских... Мне приятно, что о нашем деле помнят, но, к сожалению, реанимировать его невозможно. В самом слове "реанимация" есть что-то нехорошее... Вспомните, какой тогда царил дух. Молодые артисты бесплатно попадали на Центральное телевидение. Помню, одну девушку, приехавшую из Владивостока без концертного платья, мы одевали сами... Сейчас такое трудно себе представить. Для всего нужны огромные деньги.
- Одно время вы "завязали" с концертной деятельностью. А сейчас, говорят, снова чуть ли не еженедельно балуете рижан своими выступлениями.
- Ну, это преувеличение. Рига - не такой большой город, чтобы каждую неделю собирать публику. Хотя когда-то я установил, по-моему, абсолютный рекорд, дав там 91 концерт в сезон. Наверное, не скоро его кто-нибудь перекроет... А теперь - ну, может, выступлю два-три раза в год в оперном театре с симфоническим оркестром. Главное - другое: не забывать простых людей Латвии, особенно крестьян, вот перед ними постоянно выступать я считаю своим долгом. Их жизнь всегда была трудна, а сейчас, в пору приватизации, распродажи земель - особенно...
- Вы много общаетесь с людьми. Правда ли, что (как утверждают некоторые наши средства массовой информации) латыши в своей массе неприязненно относятся к России и русским?
- Большинство нашего населения всегда относилось к России нормально, дружески, так же относится и сейчас. Другое дело - "правые". Но они всюду есть, в том числе и у вас. Наши последние выборы показали, что сторонники вражды между народами никогда не будут у нас в большинстве. Вот пресса иногда и вправду подливает масла в огонь. Состоится какой-нибудь инцидент, который на самом деле стоит внимания пары полицейских: развести людей по-хорошему, и все. Так нет, начинается шумиха, ваши журналисты "дают жару", наши еще круче отвечают, политики втягиваются...
- А вы сами, после того, как сняли свою кандидатуру с президентской кампании, отказались от активной политической деятельности?
- Мое основное рабочее место за роялем: часа 2-3 каждый день - это обязательно. Еще люблю по дому что-то сделать, по саду. Семья - моя главная опора. Когда в доме - мир и согласие, тогда и работа идет. Слава Богу, мы с женой 40 лет вместе... А то, что "заносит" меня время от времени - то в политику, то в бизнес, так сам же потом и жалею.
- У вас подрастают две внучки. Они унаследовали музыкальный талант?
- Они теперь живут у вас в Москве, вместе с моей дочерью. Ходят в школу, великолепно знают русский, английский... Младшая увлекается всякими поп-группами - последняя, по-моему, называется "Гориллы". Или как-то еще, я мало что в этом понимаю. А старшая все это ненавидит. Если серьезно - когда родители приводят ко мне своих детей и спрашивают: стоит ли их чаду рваться на эстраду, я, как правило, отвечаю - не надо. Очень тяжелая профессия, требующая от человека слишком многого, помимо таланта...
- Количество ваших поклонников некогда приближалось к численности населения великого и могучего Советского Союза. Испытываете ностальгию по тому времени?
- Я испытываю ностальгию по моим ежегодным декабрьским поездкам в Москву на фестиваль "Песня года", когда мы общались, и я узнавал все столичные сплетни типа "кто с кем", "кто у кого мотив украл"... Это говорилось без злобы, просто мы веселились, радовались встрече с коллегами.
- Что же Игорь Крутой, нынешний "шеф" этого фестиваля, вас больше не зовет?
- Зовет, да уж теперь так просто, как раньше, не сядешь в поезд - и поехал. Нужно суетиться, что-то организовывать: паспорта и все прочее... До сих пор для меня на сцене нет никого лучше моих старых соратников - Аллы Пугачевой, Валерия Леонтьева... Теперь мы, к сожалению, редко видимся: у всех своя работа. Хотя по-прежнему часто встречаю афиши русских артистов в Латвии. Недавно был на концерте Аллы в нашем спортивном манеже. Сел подальше, так она узнала, что я в зале, стала прямо со сцены меня выкликать. Выходить было неловко, тогда она и без моего участия спела "Старинные часы", другие песни. После концерта мы встретились, посидели в ресторане.
- О новых песнях не договаривались?
- Таких планов пока нет. Зато есть у моих московских партнеров намерение пригласить меня в феврале будущего года на авторские концерты в Кремлевском дворце. Если бы это осуществилось, это была бы огромная радость для меня. Вот там, надеюсь, выступили бы и Алла, и Валера. А рядом с ними - обязательно! - молодая Мария Наумова. Называться программа будет "Вспоминая 80-е годы". Потому что до сих пор, куда бы я ни приехал с выступлениями и что бы ни предлагал публике, в конце - я точно знаю - меня обязательно попросят исполнить песни тех лет.
- Вы следите за музыкальной модой?
- Что такое музыкальная мода? Помните, как "могучая кучка" критиковала Чайковского за его "традиционность"? А сегодня, больше чем через сто лет, он один из самых популярных композиторов во всем мире. Тут как в моде на одежду: ничего практичнее и красивее фрака или смокинга не придумано. Аналогично и в музыке: красивая, запоминающаяся мелодия - вот что всегда остается в моде.
P.S.
После нашей встречи я отправился на спектакль "Сестра Керри", что шел в помещении Театра имени Маяковского. Жался на ступеньках балкона - больше пристроиться было некуда, зрители разве что на люстрах не висели. Раймонд Паулс, сидя за роялем прямо на сцене, исполнял те самые мелодии 70-80-х, о которых он говорил накануне. Хотя, пожалуй, теперь (нынче ведь мы уже в курсе лучших мировых постановок) стало заметно, что мелодий этих чуть меньше, чем требуется на полнометражный двухчасовой спектакль, что много в нем просто приятной, но не "застревающей" в памяти импровизационной музыки фонового характера - как на старинном киносеансе, сопровождаемом игрой тапера. И малобюджетность спектакля тоже бросилась в глаза, иногда даже заставляя произнести про себя досадное слово "провинциальность". Но, впрочем, прав Раймонд Вольдемарович: самоотдачу актеров доброжелательный зритель не оценить не мог. И, конечно, невозможно было не попасть под обаяние самого маэстро, которого помнят и любят у нас едва ли не все, кто старше 30, и которому растроганные москвичи устроили долгую овацию.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников