04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ЭТО ШАМАН!

Карпов Вадим
Опубликовано 01:01 26 Октября 2006г.
- Вы из "Труда"? Тогда я подберу амулет, который принесет удачу газете. Ирина Им, директор Дома культуры нанайского поселка, а точнее стойбища Сикачи-Алян, советуется с подружками и предлагает подходящий. - Берите в подарок, этот поможет. Вообще-то амулетами здесь торгуют. В первую очередь женщины. Туристы заехали - берите, пожалуйста. Специального сувенирного магазина нет, поэтому нанайские дамы собираются в фойе Дома культуры. Выстроились полукругом. У каждой торговки счастьем свой лоток. Надежда Актанко, например, предлагает чехлы из замши с орнаментом для сотового телефона. Рисунок, мол, такой, что связь будет устойчивее. И еще у нее можно купить куклы-обереги.

ЧЕЛОВЕЧКИ ПОД ПРИЛАВКОМ
- Вот эта - хранительница очага, - рекламирует она свой товар. Всего сто рублей. И дома будет хорошо.
Попадаю в другой мир, где правят духи, где все имеет свой особый смысл. И говорят по-другому, и о другом. И всегда искренне, непосредственно. Только зашел в местный магазинчик, как продавец Людмила Удинкан, она же депутат местного сельского совета, достает из-под прилавка деревянного человечка на веревочке. У нее, как заметил, много таких.
- Вот ножки, видите, - от болезни суставов, а голова - чтобы не болела. Дарю.
Опять мне повезло.
ВОЛШЕБНАЯ КАЛИТКА
- Пойдемте к Бабушке, - предлагает мне глава поселения Елена Дружинина, - она расскажет о наших традициях.
- Бабушка - это Ольга Сынувна Актанко. Но у нее в поселке, как я понял, особый статус. Знать традиции - значит быть ближе к духам. И потому она - Бабушка с большой буквы. Топаем с горочки на горочку, проходя мимо покосившихся избушек, дырявых лодок и заросших огородиков. Только зря плутали. Хозяйки дома не оказалось. Ушла в тайгу собирать корешки лечебных трав, которые исцеляли поколения и поколения местных нанайцев.
- Какие же такие травы спасительны?
Моя сопровождающая Ольга Дружинина отнеслась к вопросу с пониманием. Я как бы приоткрывал калитку в волшебный мир и приготовил блокнот.
- От кишечных заболеваний - трава гудиллахи. От простуды, кашля и туберкулеза - чанкода...
- Постойте-постойте, а как это по-русски?
Ольга покачала головой.
- Мне известны только нанайские названия.
Волшебная калитка закрылась.
- Но ничего, отведу вас к нашему мастеру, который вырезает амулеты, сэвэны - к Коле У. Калитка опять приоткрылась.
- У - это такая нанайская фамилия. Ничего не означает. А вообще-то все остальные как-нибудь да переводятся, - вводит меня в курс дела Ольга. Удинкан - те, кто выращивает домашних животных. Актанка - сердитые, злые люди. Оненка - озерские. Донкан - глубинные люди - те, кто скрывается в чаще леса... А еще глава администрации предупредила перед визитом к мастеру, что если кто-то из сикачи-алянских пьет ("пьют многие") и доверчиво сообщит об этом пристрастии собеседнику (то бишь мне), писать о такой беде не стоит. Намек понял.
У - известный в крае резчик. Еще у него были или проходят выставки в Америке, Австралии. С ним сотрудничает Хабаровский художественный музей. Уникальная у У профессия - создавать чудодейственные и очень симпатичные амулеты.
Коля потушил папиросину, извинился за то, что немного не в форме, и разложил сокровища. Аптека по-нанайски из фигурок человечков и животных разместилась на верстаке мастера.
- В последнее время вырезаю амулеты из акации, - пояснил Коля. - Текстура дерева нравится. И У начал перечислять свои деревянные "снадобья". - Сова - от сглаза. А вот двойной человечек. Одно лицо нормальное, второе - искривленное. Это амулет от нервных заболеваний. Если еще птичка у человека на голове - от головных болей. Вырезан на фигурке медведь - то амулет от всех болезней сразу. Если изображена амурская черепаха, то сэвэн снимет послеродовые боли. Ежик с острым носиком избавит от острых болей... Перед амулетом надо поставить еду, тарелочку с кашей например. Пусть наестся, выгонит недуг...
- Коля, - спросил я резчика, купив у него после просмотра экспозиции какого-то волшебного идола за 130 рублей, - теперь надо поставить фигурку дома и ждать чуда?
- Сэвэн должен сначала попасть в руки шамана - только тогда он станет действовать, - объяснил мастер, теребя купюры. - Но шамана у нас на стойбище нет. Последний умер в конце 50-х прошлого века и не передал никому свою науку... Спасибо за покупку, пойду-ка в магазин.
Волшебная дверь опять захлопнулась. Хозяйка поселка, кажется, тоже погрустнела.
- В те годы все такое запрещалось, - Ольга Дружинина словно оправдывалась. - Шаман не смог выучить ученика, стойбище переименовали в поселок и отменили праздник первой рыбы, когда первый улов делили на всех.
- Я вообще завидую американским индейцам, - продолжает неожиданно глава администрации. - Им выделили резервации, на этих землях они живут, как и их предки. А у нас законы одинаковы - что для тракториста Пети, что для охотника Актанко... И вроде бы есть у нас территория традиционного природопользования, только распоряжаться ею не можем.
Глава администрации долго перечисляла нанайские беды. Например, маленькому народу, который только и умел и умеет заниматься рыболовством и охотой, разрешают промышлять в строго определенные сроки. Кету, например, можно вылавливать в Амуре только с 18 по 30 сентября. После этого рыбак-нанаец - отпетый браконьер. Квота вылова - не более 30 килограммов кеты в одни руки. Это на год. И дали на все село, в котором живет порядка трехсот человек, только 4 (!) билета на вылов рыбы. Да вот беда приключилась. Андрей Одзял утопил моторку и сети. Ничего не поймал.
- Я с его билетом пошла к старшему инспектору рыбоохраны с письмом: "Разрешите продлить время рыбалки". А тот только накричал на меня.
ПОСЛАНЦЫ ПРЕЗИДЕНТА
Но гордые нанайцы, коих числом и здоровьем все меньше, не сдаются. Глава администрации повела меня священными тропами к священному месту на самом берегу Амура. На огромных валунах предки нанайцев более десяти тысяч лет назад выбили рисунки. Кругом, если приглядеться, многочисленные изображения животных, птиц, людей из запредельно далекого прошлого. Вот семейка каких-то парнокопытных шагает век за веком в сторону Амура. Кто это такие?
- Или лошади или бегемоты, - объясняет значение очередного петроглифа мой пытливый нанайский гид.
- Туристы сюда идут валом. Мы собирались хотя бы на этом заработать. Наша территория, наше прошлое. Поставили рядом будку, посадили сторожа, стали собирать по сто рублей с человека. Хотели сделать из села объект туристического бизнеса, создать рабочие места. Запретили. Надо, мол, цены согласовывать в Минэкономразвития, создавать предприятие, получить разрешение на оказание платных услуг и прочее...
Короче, полный облом по-нанайски. Но и тогда стойбище не приуныло. Вызвали сикачи-алянские из Приморского края, из удэгейского села Красный Яр (нашли ведь!), шамана Василия. И провел он поздним июньским вечером на берегу Амура обряд очищения территории. То, о чем его просили местные жители. Собралось все село.
Шаман разжег три больших костра, один за другим, на расстоянии двух метров. В огонь бросали всякие заранее приготовленные вкусности, кусочки мяса, рыбы, селедочки, плескали рисовую водку арки... Но никто при этом не пил и пьяным не был. Василий, как водится, бил в бубен и разговаривал с духами, просил у них удачи и оздоровления местности.
- А потом шаман посоветовал мне, как главе администрации, совершать древние обряды каждый день. И почаще прикармливать духов.
- Помог шаман? Ольга Дружинина, прежде чем ответить, внимательно смотрит на меня, не подсмеиваюсь ли я над нею.
- Не знаю. Но уже в июле к нам приехали посланцы от представителя президента на Дальнем Востоке. Предложили проект развития Сикачи-Аляна. В нем оговорены вопросы создания предприятий по изготовлению сувенирной продукции, цеха по выращиванию шампиньонов, охраны археологических памятников... Совпадение?
Главное сейчас - деньги. Ведь только на создание системы видеонаблюдения требуется 900 тысяч рублей.
Хватит ли на все воли шамана Василия и расположения духов?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников