Елена Донская: Продолжаю врачебную и тренерскую деятельность

Фото Владимира Шишова
Георгий Настенко
Опубликовано 23:07 26 Октября 2015г.

Разговор с трехкратной чемпионкой мира в канун ее 100-летнего юбилея


28 октября исполняется 100 лет трехкратной чемпионке мира по стрельбе Елене Донской. Заверяю читателей «Труда», что именинница до сих пор очень энергична, сохранила прекрасную память и остается прекрасной рассказчицей. А рассказать ей есть о чем. Об очень многом. По меркам среднестатистического гражданина, Елена Александровна прожила несколько жизней. И все периоды ее биографии были связаны со спортом.

В школьные годы старалась заниматься во всех секциях и кружках. И даже когда умер отец, и семья едва сводила концы с концами и голодала, Елена спорт не оставила. Пошла работать на производство, успевала учиться на «отлично» и ходить в бассейн (в плавании стала чемпионкой Москвы!), на стадион. Зимой бегала на лыжах и коньках, играла в очень популярный (и среди женщин – тоже) до войны хоккей с мячом. В составе «Динамо» Донская четыре раза стала чемпионкой Москвы, являясь одним из лидеров команды. Чемпионата СССР тогда не проводили, но московские команды были явно сильнее остальных.

В 1940 году с отличием закончила медицинский институт, трудилась в госпитале. С первых дней войны оказалась на фронте.

- Ехали мы на передовую, вдруг поезд остановили, - рассказывает Елена Донская «Труду», - Впереди паровоза уже идет настоящая битва – снаряды разрываются, бомбы сыпятся, немецкие парашютисты сверху прыгают. Большая часть наших воинских подразделений были уничтожены либо оказались в плену. Нас едва успели отправить назад, в Москву. Остатки нашей части переформировали.

Снова отправили на фронт, наш госпиталь дислоцировался близко к передовой, к нам раненые поступали прямо из окопов. Меня сразу определили лечить бойцов с легкими ранениями. И на этой должности в работе помогло не только медицинское образование, но и мое спортивное прошлое. До войны во всех видах спорта, которыми занималась, я дотошно допытывалась – какое упражнение какие мышцы развивает и на каким образом воздействует на организм. В госпитале, где я работала, для выздоравливавших больных мы ввели обязательные занятия по лечебной физкультуре. Оборудовали залы шведскими стенками и другими снарядами. Были также популярны бег, прыжки. Раненых – в руку, в ногу, в плечо – мы заставляли тренироваться. Иногда даже зимой занятия проводили на открытом воздухе. К каждому больному я старалась найти индивидуальный подход. При этом очень полезными оказались футбол, волейбол и другие игры. Такая активная реабилитация гораздо быстрее возвращала бойцов в строй, чем лежание на койках.

Поначалу командование не одобряло мои инициативы. Приходилось спорить, доказывать. Но под конец войны во всех госпиталях приобщались к физкультуре. И больные, и врачи. Например, медики соревновались в беге на 500 и 1000 метров, проводили матчи по футболу, волейболу.

Фото из личного архива Елены Донской

Какие самые яркие впечатления оставила война? Что было самое страшное? Видела ли немцев во время войны? На эти вопросы Елена Александровна отвечает в своем стиле - одновременно обстоятельно и эмоционально:

- Самое страшное – бомбежки и обстрелы. Наш госпиталь ведь был почти на передовой, так что артиллерийские снаряды через линию фронта до нас порой долетали. И немцев видела много – больше, чем хотелось. К нам раненных пленных в госпиталь присылали. Наших раненных от немецких отдельно держали, в разных корпусах, чтобы не продолжали сражаться между собой в нашем госпитале. А первого раненного немца я увидела еще летом 1941 года. Медсестре, которая обрабатывала ему рану, он так яростно хамил, что довел ее до слез. Мужчины-врачи не выдержали, отходили его кулаками по физиономии … и продолжили лечить. Но немец попался упертый, не переставал орать, что нам всем капут и Россия доживает последние дни. А после 1942 года к нам немцы стали поступать смирные, вежливые и с чувством обреченности. Они уже ощущали бессмысленность войны.

Доктор Донская закончила войну под Кенигсбергом. Придя с фронта, работала в госпитале в Москве, потом – врачом в «Динамо», и при этом продолжала активно заниматься спортом. Охотно бегала, участвовала в лыжных гонках, игровых видах. И что интересно: в стрельбу, где позже выигрывала чемпионаты мира, пришла не по своей воле, а по приказу начальства.

- Сижу, работаю. Начальник госпиталя вызывает: «доктор Донская, у нас всего пять женщин. Придется вам по стрельбе на первенстве полка выступить». Я до того стреляла лишь раз в жизни – до войны ГТО сдавала. Ну меня потренировал месяц кто-то из офицеров – даже не тренер. И пошла я выигрывать один турнир за другим.

Фото из личного архива Елены Донской

Отметим: на момент дебюта в стрельбе Елене Донской было 35 лет. Позже она стала еще и очень успешным тренером. И потому я спросил у нее: «А если бы к вам в группу привели 35-летнего стрелка, вы бы взялись его тренировать?».

- Отчего не взяться? Главное, чтобы у спортсмена было желание. Я пришла в стрельбу в том возрасте, когда «нормальные стрелки» уходят из спорта. Хотя у нас возрастные рамки шире, чем в других видах. А почему все-таки они уходят? Изза снижения результатов. Изза усталости. Изза того, что кочевая жизнь надоедает. У меня же, наоборот, с 35 лет до 50 результаты постоянно росли. В одной газете я прочитала про себя «изза побед Донской международная федерация стрельбы установила возрастной ценз». Это – не совсем так. Пыталась установить возрастной ценз не международная федерация, а наша родимая. Каждый влиятельный тренер толкал в сборную СССР своего воспитанника, а мой наставник был уже совсем старый и больше дома сидел. Так что меня коллеги выдавили из сборной, когда мне было 52.

Елена Донская выиграла три чемпионата мира и 7 чемпионатов Европы, ее мировой рекорд — 599 очков из 600 в стрельбе лежа держится с 1963 года до сих пор. Она выступала за сборную СССР с 1950 по 1967 годы, но на протяжении этого периода Елена Донская продолжала работать врачом. Причем, самые именитые пациенты физкультурного диспансера ее высоко ценили, и по ряду травм и заболеваний стремились попасть именно к ней. Конечно, ходила на работу она в свободное от соревнований и тренировочных сборов время. Уже будучи лидером сборной СССР, она была назначена врачом этой сборной. Единственный случай в большом спорте, когда действующий спортсмен еще и лечит команду, членом которой он является. И я, пользуясь случаем, задаю Донской логичный для обывателя вопрос: «А какие, собственно, травмы приходилось лечить у стрелков?»

- Во-первых, стрелкам нужна общефизическая подготовка, - объясняет Елена Донская. – Так что я всю силовую подготовку контролировала, и травмы лечила, которые неизбежны при игре в футбол, например. Кстати, в сборной вместе с мужиками-стрелками я одна из женщин регулярно в футбол играла. А самое слабое место у стрелка – голова. Возникают проблемы с нервными перегрузками, которые стрелки пытались лечить с помощью лекарств (зачастую, не согласуя со мной, а порой и вопреки моим запретам), курением и банальной выпивкой. Причем, от многих даже знаменитых чемпионов мне приходилось слышать: алкоголь помогает им успокоиться накануне ответственных соревнований, а порой – даже перед выходом на огневой рубеж. Что мне на это сказать? Это – не более, чем самовнушение, причем, довольно удобное самовнушение. Так что бороться с предрассудками людей взрослых, бывалых, а порой и титулованных, заслуженных, - было очень непросто.

Надо отметить, в разное время мне приходилось слышать очень добрые слова о Елене Донской от многих чемпионов из разных видов спорта. Кто-то характеризовал ее как хорошего врача, кто-то – как душевного человека. Так что и друзей среди известных спортсменов у Елены Александровны было много. И рассказывает о них она очень интересно. Больше всего меня тронул ее рассказ об Александре Чудиной.

- Нынешние журналисты даже не знают такую спортсменку. А ведь в 1950-х она была одна из великих чемпионок. Сильнейшей волейболисткой в СССР, да и в мире, наверное. Трижды выигрывала чемпионаты мира, 4 раза – Европы. А сколько раз выигрывала медали и била мировые рекорды в легкой атлетике – и не сосчитать! Сейчас если и пишут про нее, то лишь всякие гадости. Недавно я прочитала: «Чудиной вручали медали потому, что тогда в спорте не было секс-контроля». Чушь и бред! Александра была настоящей женщиной. Утверждаю, как врач. И потому, что я играла с ней несколько сезонов в хоккейной команде, мы были постоянно вместе в раздевалке. Она была высокой, широкоплечей, мощной, быстрой. Но женщиной. И в 1940-е, и в 1950-е – пока Чудина не стала известной на всю страну спортсменкой, перед каждым матчем соперницы, увидев ее, протестовали, что «не будут играть против мужика». И Чудину каждый раз вели на медосмотр, тщательно проверяли … и потом допускали к игре. Представляю – как унизительно это было для нее. Но Александра никогда не злилась. Вообще была очень доброй — вопреки рассказам о ней, и вопреки первому впечатлению. Даже находясь на пике спортивных успехов, Чудина начисто опровергала представления о чемпионах. Курила папиросы одну за одной — причем, самые крепкие, любила выпить, в разговоре постоянно употребляла нецензурные слова, играла в карты, в том числе и на деньги. Но при этом всегда оставалась порядочным человеком, не таила зла на многочисленных завистниц. И потому мне очень обидно, что сейчас о ней не вспоминают, да и последние годы своей жизни Александра провела всеми забытая.

В любой статье о Елене Донской рассказывают историю, как в начале 1950-х в Эмиратах ее посадили покататься на верблюде … повезли куда-то в глушь страны. Как оказалось: высокая голубоглазая красавица приглянулась то ли эмиру, то ли вождю кочевого племени, и тот решил украсть нашу чемпионку. Конные полицейские едва догнали и вернули. Я не стал в очередной раз расспрашивать об этом происшествии. Но на другой вопрос - «а какая страна ей больше других понравилась» - Елена Донская дала мне неожиданный ответ:

- Никакая. Я не любила ездить за границу. Я прекрасно чувствовала себя на спортивных базах Абхазии и Крыма. А когда ехала за рубеж, думала о предстоящих соревнованиях, а не о достопримечательностях. Кроме того, любая прогулка сопровождалась назойливым сопровождением «человека в штатском», следившим за каждый твоим шагом. Да еще в поездках нам выдавали такой мизер валюты, что советские спортсмены, даже чемпионы мира, чувствовали себя нищими на чужом празднике жизни. А вывозить водку, икру, продавать или менять на джинсы и прочие шмотки, чтобы потом в Союзе опять продавать — это было для меня еще большим унижением. И из наших соперников я не любила поляков, которые сами постоянно спекулировали на соревнованиях, и еще спортсменам нашей сборной дурной пример показывали.

Фото Владимира Шишова

В канун столетнего юбилея не могу не задать главные вопросы. Как она дожила до таких лет? Как, с кем, с какими чувствами и мыслями отметит юбилей:

- Отмечу в ресторане, приглашу друзей, человек 40. Деньги для этого накопила. Не жалко потратить — в жизни раз бывает сто лет. А во взгляде на возраст у меня случился в резкий переход в 35 лет. До того меня всегда окружали люди старше меня. А с приходом в стрелковый спорт – намного младше. Когда я выступала за сборную СССР, меня считали глубоким ветераном. А в 52  вынудили уйти из сборной, хотя уровень результатов у меня не снижался. И потом все годы проблем со здоровьем у меня не было. Я о своем возрасте никогда и не задумывалась бы, но знакомые и незнакомые люди постоянно спрашивают: «Ну как же вы дожили до ста!?» Причем, уже много лет об этом спрашивают, с явным опережением. У меня в роду не было долгожителей, и я не ожидала, что дотяну до ста. Но как врач, скажу: человек должен организовать свою жизнь и свой быт так, чтобы все системы организма регулярно работали. Физкультурой до сих пор занимаюсь, стараюсь делать все упражнения, которые мне по силам. Лечу и себя, и других. Практикую лечение и традиционное, и нетрадиционное - с помощью точечной рефлексотерапии и тому подобное.

Я до сих пор продолжаю и тренерскую практику. У меня особенно хорошо получались дисциплины в стрельбе лежа. И я сама, когда мне уже не по силам было ходить на тренировки в тир, занималась со спортсменами стрелками дома – укладывала их на диван или на стол, чтобы они учились правильно выполнять все необходимые движения.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?