04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЕК ЖИВИ, ВЕК СУДИСЬ

Голубев Владимир
Опубликовано 01:01 26 Ноября 2002г.
Примерно треть писем из редакционной почты составляют жалобы читателей "Труда" на неэффективную работу судебных приставов. Мы отправили нашего корреспондента к заместителю министра юстиции, главному судебному приставу Российской Федерации Аркадию МЕЛЬНИКОВУ, чтобы выяснить, почему получается так, что победа в суде довольно часто становится лишь началом нового, иной раз почти безнадежного этапа мытарств?

- Аркадий Тимофеевич, вынужден начать нашу беседу с малоприятной констатации. Дело в том, что многие читатели газеты выражают крайнее недовольство качеством работы судебных приставов-исполнителей.
- Было бы глупо утверждать, что у нас нет недостатков, но при этом надо учесть, что службе судебных приставов только 5 лет, это новое детище российского законодательства. Мы начали работу практически с нуля и теперь занимаемся не только исполнением судебных решений, расследованием некоторых преступлений, но и следим за порядком в судебных заседаниях. При весьма скромной зарплате на каждого пристава-исполнителя ежемесячно приходится до 500 исполнительных производств, хотя в норме их должно быть 5-6. Именно этим во многом обусловлены и просчеты в работе, и большая текучесть кадров, и другие наши беды. Одна из них - практически неисполнимые судебные решения. Ведь как бывает? Разные суды по одному делу выносят взаимоисключающие постановления. Есть и такой момент: оказываемое судебному приставу противодействие, порой даже силовое. К примеру, широко известный конфликт, развернувшийся вокруг АОЗТ "Москомплектмебель". На попытку пристава вручить охраннику копию исполнительного листа в ход пошли камни, огнетушители... И это далеко не единственный подобный случай из нашей практики.
- Как вы оцениваете качественный состав возглавляемого вами ведомства?
- На смену прежним судебным исполнителям, большинство из которых так и не сумели начать работать по-новому, пришли бывшие военнослужащие, работники правоохранительных структур, другие специалисты. К сожалению, не все они имеют базовое юридическое образование, но по закону для пристава это и необязательно. Есть должностные лица, которым предписано направлять и контролировать деятельность судебного пристава. Поэтому недовольным гражданам могу посоветовать проявлять большую настойчивость в отстаивании своих прав, обращаться с жалобами к старшему судебному приставу, главному приставу субъекта Федерации, а при необходимости - прямо к нам в департамент. За последние два года чуть ли не каждый второй руководитель региональной службы судебных приставов был освобожден мною от должности. В первом полугодии 2002 года по фактам различных злоупотреблений в отношении приставов возбуждено 89 дел, в том числе 17 - за взятки.
- Судя по письмам читателей, иногда не помогает и настойчивость. Так, Г. Глазер из города Прокопьевска целый год не может добиться от судебных приставов города Брянска реальных мер по исполнению судебного решения, связывая это с тем, что сам он - 65-летний пенсионер, а должник - ставший бизнесменом бывший работник милиции.
Ю. Машкин из поселка Светлый Котельнического района Кировской области, а вместе с ним еще 47 работников Отворского торфопредприятия ГУП "Кирторф" с ноября 2001 года не могут даже по решению суда вытребовать у администрации задолженность по зарплате.
Схожую картину обрисовал Владимир Урусов - работник Карачаево-Черкесского завода силикатных материалов. С сентября прошлого года пристав-исполнитель волокитил его дело. Сейчас завод объявлен банкротом. Кто теперь ему поможет?
- Что касается действий в отношении предприятий-должников, объявленных несостоятельными, то с момента введения процедуры банкротства исполнительные документы передаются приставом-исполнителем в ликвидационную комиссию. Только она вправе решать вопросы погашения задолженности. А вот читателям, оказавшимся в положении Глазера и Машкина, я посоветовал бы обращаться непосредственно в Департамент судебных приставов Министерства юстиции по адресу: 117292, Москва, улица Кржижановского, дом 7/1. Те письма, что переданы мне из редакции, обещаю, будут тщательно рассмотрены, по каждому факту проведем соответствующую проверку.
- Пожалуйста, разъясните нашим читателям и такой вопрос: кто обязан авансировать розыск должников, которые укрываются от исполнения судебных решений?
- По закону - гражданин или юридическое лицо, в чью пользу состоялось судебное решение. После получения заявления от взыскателя и задатка (есть специальные расчеты предполагаемых затрат) в трехдневный срок начинается розыскная работа.
При обнаружении должника все расходы по розыску могут быть отнесены на его счет. В то же время потерпевшим по уголовным делам, пенсионерам, малоимущим гражданам можно рассчитывать на розыск ответчиков без предварительной оплаты. Наши территориальные подразделения имеют на сей счет соответствующие указания.
- Вот посмотрите, пожалуйста, письмо читательницы "Труда" Людмилы Мартыновской из Ставрополья. "Помогите, - пишет она, - восемь лет не могу получить алименты с бывшего мужа, хотя он преспокойно живет себе в селе Каменка Красноармейского района Саратовской области".
- Вопрос о взыскании алиментов - самый "больной". Преследование за злостное уклонение от уплаты алиментов - не наша компетенция. Окончательный вердикт по нему выносят, как правило, органы внутренних дел. А наше дело - передать документы прокурору для принятия мер.
- Сейчас с помощью судебных приставов стали взыскивать задолженности по квартплате. Ваше отношение к этой процедуре?
- Да, в ряде российских регионов складывается такая практика. К примеру, в Волгограде областная служба судебных приставов в этом году получила более 8 тысяч исполнительных документов о взыскании с должников коммунальных платежей. Уже взыскано около 3 миллионов рублей. Дела эти весьма скандальные, но такова наша обязанность - не обсуждать, а исполнять решения судов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников