08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ

Вереск Вероника
Опубликовано 01:01 26 Ноября 2002г.

КОРОТКО О ГЛАВНОМ
Сегодня для работников ОАО "Галоген" это не праздный вопрос.

КОРОТКО О ГЛАВНОМ
Сегодня для работников ОАО "Галоген" это не праздный вопрос. Противостояние между промышленным предприятием и Министерством имущественных отношений России, о котором рассказывалось в "Труде" 25 октября этого года в материале "Пермский прецедент", похоже, начинает приобретать затяжной характер. Напомним, все началось с того, что нынешней весной Мин-имущество в лице заместителя министра Николая Гусева вдруг решило "переизбрать" генерального директора "Галогена" Игоря Уклонского. Поскольку никаких оснований для этого не было, а до окончания контракта с Уклонским оставалось еще около трех лет, тогдашний совет директоров ОАО инициативу основного акционера поддержать отказался. Последнего же, видимо, на этом отказе "заклинило". С упорством, явно достойным лучшего применения, чиновники ринулись на свержение неуступчивого "генерала" - так на заводе зовут Уклонского. Но в пылу кадровых баталий упустили из виду развитие событий вокруг иска областной прокуратуры по поводу общежитий, неправомерно включенных в уставный капитал "Галогена" именно государством. И, как следствие, потеряли 2 670 акций, что соответственно уменьшило пакет мажоритариев на 1,07 процента. Сейчас у государства не 51, как было ранее, а 49,73 процента акций предприятия. И - больше нет права решающего голоса.
Естественно, смириться с подобным просчетом, а главное, его результатами в Минимуществе не смогли: 9 октября (описываемые события происходят в текущем году) в качестве обеспечения иска департамента имущественных отношений Пермской области в лице вице-губернатора Анатолия Темкина областной арбитражный суд налагает арест практически на всю документацию ОАО "Галоген" и его реестродержателя "Интрако". А судебные приставы, охваченные необъяснимым энтузиазмом, немедленно изымают у ответчиков даже больше документов, чем требовал суд. Изымают и передают на хранение... истцу, то есть департаменту имущественных отношений: пользуйтесь, мол, не стесняйтесь. Как следует из дальнейших событий, отказаться от столь заманчивого предложения оппоненты "Галогена" не смогли. Да и кто же откажется?
"ВАМ ТЕЛЕГРАММА, ОТКРОЙТЕ..."
...26 октября в дверь квартиры заместителя генерального директора ОАО, заместителя председателя совета директоров общества Юрия Евстифеева позвонили.
- Вам телеграмма, - сообщил женский голос, - из Иванова.
Юрию Васильевичу стало не по себе: в Иванове у него прежде жила тетя, но ведь она умерла... Ситуация прояснилась через несколько минут, когда Евстифеев взял в руки листок серой бумаги, густо испещренный текстом. Телеграмма извещала его, акционера ОАО "Галоген", о внеочередном общем собрании акционеров, которое должно состояться 28 ноября в клубе ГУВД Пермской области. Первый пункт повестки дня - прекращение полномочий нынешнего генерального директора.
- Признаться, я пережил несколько очень неприятных минут, - рассказывает Юрий Васильевич. - Как акционер и гражданин, я не позволял кому бы то ни было сообщать мой домашний адрес. Это мое право охраняется статьей 24 Основного Закона Российской Федерации, пунктом 4 статьи 51 Закона "Об акционерных обществах" и статьей 37 Уголовного кодекса страны. Согласно этим документам, адрес и данные паспорта акционера, независимо от имеющегося у него количества акций, предоставляются только с его согласия. Но у меня-то никто разрешения не спрашивал...
Позже выяснилось, что подобные телеграммы из Иванова в тот же день получили и другие акционеры Общества на свои домашние адреса. Отправлял их сотрудник министерства по фамилии Шавкин, которому вроде как доверено исполнять роль секретаря при Николае Гусеве. Почему из Иванова? За чей счет? Ведь каждая из телеграмм "тянет" рублей этак на 170-180!
В этой связи есть повод поразмышлять об источнике получения адресов акционеров, и подсказки сами собой идут в голову. Ведь изъятые судебными приставами 11 октября бумаги были возвращены "Галогену" и "Интрако" на основании определения судьи Евгения Будалина, только 25 октября отменившего свой собственный вердикт об аресте документации. Где находилась все это время конфиденциальная информация и откуда утекли адреса для телеграмм?
ТЯЖБА ЗА ТЯЖБОЙ
Кстати, неподатливость "Галогена" лишь в очередной раз напомнила, что плохой или хороший, а закон все-таки существует. Но его можно игнорировать, порой даже обходить или нарушать, будучи уверенным в собственной безнаказанности, что представители Минимущества частенько и делали. Примеров тому немало.
11 октября, заметим, в один день с выемкой документов на "Галогене" и в "Интрако", прокуратура Кировского района Перми по заявлению вице-губернатора Пермской области Анатолия Темкина возбуждает уголовное дело против "неустановленных лиц" по факту уменьшения пакета акций в уставном капитале общества, принадлежащем государству. Этот шаг прокуратуры, естественно, тут же был обжалован предприятием в Кировском районном суде Перми, который 22 октября вынес свой вердикт: жалобу ОАО "Галоген" удовлетворить, постановление о возбуждении уголовного дела признать необоснованным и отменить.
До настоящего времени это постановление судебных органов остается в силе, а прокуратура пытается обжаловать его в вышестоящих судах. Безрезультатно. Хотя представители Мин-имущества говорить об этом ох как не любят. Подобное развитие событий никак не соответствует интересам бывшего мажоритария "Галогена". Ведь на очередном заседании совета директоров, состоявшемся также 22 октября в Москве, Гусев, как его председатель, буквально протаскивает решение (соотношение сил в совете до сих пор осталось 5:4) о том, чтобы направить заявление о нарушении законных интересов общества и причинении ущерба его генеральным директором в прокуратуру Пермской области.
Ответ прокуратуры, датированный 5 ноября, на мой взгляд, в очередной раз разочарует господина чиновника: "Уведомляю вас, что прокуратурой Кировского района г. Перми в возбуждении уголовного дела против Уклонского И.П. ... отказано в связи с отсутствием состава преступления".
В общем-то, этот конфликт государственной структуры, а точнее - ее чиновников, и пусть даже крупного промышленного предприятия - может, и не заслуживал бы такого внимания, будь он исключением из правил. Но в том-то и дело, что это не исключение, а стиль и методы работы учреждения (и не только этого), обязанного отстаивать интересы государства. Вспомним хотя бы историю со смещением директора Бирюсинского гидролизного завода в Иркутской области. В первый раз Владимира Владимирова отстранили от должности келейно в Москве, прямо на заседании совета директоров. После этого столичный протеже похозяйничал на предприятии всего-то около полутора месяцев, но сумел за это время посадить преуспевающий завод на картотеку, испортил деловые связи с поставщиками: на складах скопилось огромное количество нереализованной продукции... Разгребать все эти "прелести" впоследствии довелось все тому же Владимирову и отвечать за содеянное перед... Минимуществом (?!) опять же ему. Вот и объясните мне, в чем здесь интерес государства? И примеры подобного рода не единичны...
Так что "Галоген" - не единственное предприятие, которое "удостоилось" внимания высокопоставленных чиновников. Оно мужественно отбивается, хотя попытки лобовой атаки на ОАО следуют одна за другой. К примеру, вопрос о правомерности или неправомерности списания спорных акций с лицевого счета комбината арбитражным судом по существу спора пока не рассматривался. Идет процесс подготовки к судебному заседанию. И это нормально.
Ненормально другое: еще до вынесения какого-либо решения суда Николай Гусев, видимо, заранее считая себя победителем и по-прежнему основным акционером Общества, шлет телеграммы с грифом "Правительственная" с навязчивым требованием - провести неизвестно какое по счету внеочередное собрание, чтобы прекратить полномочия Уклонского.
Казалось бы, куда торопиться: расставьте точки над "i" в основополагающем споре о том, кто есть кто, а уже потом диктуйте условия или подчинитесь воле большинства. Но Николай Анатольевич, похоже, ждать не любит. Он спешит.
Возможно, опасается, что акционеры, воспользовавшись своим законным правом, возьмут да и переизберут тот самый совет директоров, который в своем составе под председательством Гусева работает лишь с июня текущего года, но дров наломал - самосвалом не вывезти. И ведь правильно боится: уже сейчас один из акционеров "Галогена" - ООО "Матхим", владеющий более чем 20 процентами акций, официально поднимает этот вопрос. То, что господин Гусев на последнем заседании совета директоров отмахнулся от этих требований, заявив, что такого акционера он не знает, вовсе не означает, что "Матхима" нет, как и тех акций, которыми он владеет.
В этой истории, которая и без того приобрела уже широкую общественную огласку, волнует и настораживает еще одно обстоятельство.
Просьбы о помощи, требования разобраться, защитить, оградить - летели с "Галогена" в самые высокие государственные инстанции. О произволе Минимущества на уникальном, без преувеличения, химическом предприятии страны знают в правительстве, Государственной Думе и других высоких инстанциях. В печати промелькнуло сообщение, что о судьбе "Галогена" вел разговор депутат Государственной Думы Павел Анохин на встрече с премьер-министром страны Михаилом Касьяновым. Вот только одна беда: все эти обращения по сей день в конечном счете каким-то образом оказываются на столах чиновников Минимущества. Что, собственно, и произошло совсем недавно с обращением депутата Госдумы Валентины Савостьяновой на имя заместителя председателя правительства Алексея Кудрина. Создается впечатление, что в аппаратах высоких госучреждений давным-давно не перечитывали Конституцию страны. И уж совсем молчу о таком документе, как Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 года "О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан" (с изменениями от 4 марта 1980 и 2 февраля 1988 годов), который до сих пор никто не отменял. А между тем его положения весьма категоричны: "Запрещается направлять жалобы граждан для разрешения тем органам или должностным лицам, действия которых обжалуются". Получается по известной формуле: если нельзя, но очень хочется, то можно. Видимо, так жить легче. Вопрос только: кому?
И разве эта ситуация - не повод проявить интерес ко всему описанному выше со стороны нашей многоуважаемой прокуратуры, столь пристально надзирающей за соблюдением законов в стране? Ерунда, возможно, скажет кто-то: дело ли прокуратуры - размениваться по пустякам? Но ведь вся наша жизнь складывается из таких вот, на первый взгляд, мелочей, как, впрочем, его величество Закон - из статей, пунктов и параграфов, которые в истории с "Галогеном" нарушаются сплошь и рядом. Идет поистине игра без правил.
"И НАДЕЕМСЯ - ДЕТИ ПРОДОЛЖАТ ТО, ЧТО СДЕЛАНО МНОЙ И ТОБОЙ"
Это строки из песни, написанной одним из работников "Галогена" Александром Суворовым в честь юбилея родного предприятия. Много добрых слов выслушали в тот день заводчане от самых разных людей. Громом оваций встретил зал своего "генерала" - Игоря Уклонского. От души аплодировал представителю фирмы "Дюпон" Питеру Энсти в ответ на его слова о том, что о "Галогене" хорошо знают за пределами России, а сама фирма рассматривает пермских химиков не как конкурентов, а как партнеров в дальнейшей работе. И лишь одному гостю - руководителю департамента имущественных отношений Пермской области, вице-губернатору Анатолию Темкину, представлявшему на юбилее губернатора, здесь были явно не рады ... Эмоции эти понятны и объяснимы. Ведь именно Темкин месяцем раньше публично обвинил руководство завода в хищении государственного имущества.
Работники ОАО гордятся своим предприятием. И у них есть для этого все основания. По данным, опубликованным в журнале "Коммерсант-власть" 11 сентября, на сегодняшний день Россия производит примерно два процента мировой химической продукции. В структуре российского национального валового продукта на химию и нефтехимию приходится около 2,7 процента, что составляет 11-12 миллиардов долларов. В отрасли работают 800 тысяч человек, около 3 тысяч компаний, более 200 крупных предприятий. При этом не более 20 процентов российских химкомбинатов используют современные технологии. Около 40 процентов отрасли убыточно, средняя рентабельность производства не превышает 7-8 процентов. Внешних инвестиций в химию практически не делается, так как окупаемость крупного химического проекта составляет 13-26 лет.
На этом фоне "Галоген" - современное стабильное, прибыльное предприятие, крепко стоящее на ногах и до недавнего времени уверенно смотревшее в будущее. Чем ни пример для подражания! Как и его генеральный директор, который умело управляет. Так кому и для чего нужно разрушить то, что не одно поколение людей кропотливо и бережно создавали на пермской земле? Причем в то время, когда, по оценке президента промышленной группы МАИР Виктора Макушина, в реальности отечественная промышленность не растет, а проедает оставшийся с советских времен запас.
Так зачем же столь безжалостно и бездумно, как в случае с "Галогеном", бить по руке, которая тебя кормит?!
Говорят, что в настоящее время Минпромнауки России усиленно работает над стратегией нефтехимической отрасли страны. И даже намерено рассмотреть ее на коллегии министерства в 2003 году. Хотя, возможно, эту самую стратегию трансформируют в более сжатую форму и представят в образе концепции. Ясно одно: и в том, и в другом случае речь будет идти об огромных инвестициях. А с деньгами, как известно, в стране туго. Поэтому за счет средств российских банков смогут финансироваться только самые эффективные проекты.
"Галоген" же, заметим, ни у кого ничего не просит. И даже совсем наоборот: долгов никогда не имел, налоги всегда вносил вовремя и в полном объеме, производственные мощности модернизировал исключительно за счет прибыли. Да еще вовремя платил зарплату, не забывал о дивидендах, в том числе и государству.
- Мы всегда думали, - размышляет вслух Юрий Евстифеев, - что хорошая работа и добросовестное, честное отношение к партнеру, каковым до недавнего времени считали государство, гарантирует нас от всяких потрясений и сюрпризов со стороны. Ошибались. Эффективный хозяйственник стране нашей, похоже, не так уж и нужен.
- Поговаривают, что причина такого отношения - отсутствие госзаказа на вашем ОАО, - подливаю я масла в огонь.
- Да уж, конечно, - отвечает Юрий Васильевич. - Когда наше государство приняло на себя обязательства по Монреальскому соглашению об озоноразрушающих хладонах, именно на "Галоген" взвалили создание стратегического запаса этого вещества, который до сих пор используется всей страной. Заметьте, не выделив на эти цели из бюджета ни копейки. Решение это, независимо от того, нравилось оно нам или нет, мы выполнили беспрекословно и за свой счет. Ну и каково нам теперь выслушивать разглагольствования о госзаказах или их отсутствии, о том, что "Галоген" якобы отстранил главного акционера от всего объема информации по финансам, реестру и реестродержателю, и прочую несусветицу? Чтобы убедиться в несостоятельности подобных обвинений, достаточно лишь захотеть это сделать, вооружившись имеющимися на предприятии документами. Вот только желающих пока, увы, мы не увидели ...
- Поговаривают, что "Галоген" сам спровоцировал конфликт, чтобы увести активы в офшоры? - упорствую я.
- Знаете, мы на сплетни не ориентируемся, - говорит мой собеседник. - А в моем кабинете нецензурных слов прошу больше не произносить, - улыбается он, хитро прищурив глаза. - Ну а если серьезно, доведись нам "готовиться" к конфликту, мы бы первым делом на законном основании изменили Устав общества. Ведь достаточно было внести в него пункт о том, что переизбирать генерального директора можно только квалифицированным большинством голосов совета директоров, скажем, 7 из 9, и не было бы повода для этой мышиной возни. Мы же о таком развитии событий просто не думали. Жили, работали, строили планы (и какие!). Теперь вот приходится защищаться от собственного государства, которому служили верой и правдой.
...На моем рабочем столе, среди россыпи документов яркими пятнами фотографий выделяется праздничный номер газеты "Химик" - печатного органа трудового коллектива "Галогена". Лица, воспоминания, поздравления ... А еще стихи Анны Скрябиной. И в данном случае не столь важно, что по форме они далеки от совершенства, просто каждая строчка - признание в любви:
Но главное, чтоб выжил коллектив.
Пусть он преодолеет все невзгоды.
А если будет он здоров и жив,
То встречам быть! Какие наши годы!
В самом деле, для предприятия шестьдесят - это возраст младенчества. Особенно для такого, как "Галоген". Потому-то мы искренне надеемся, что у государства (ведь оно - и Гусев или даже Минимущество - не одно и то же) хватит мудрости и времени, чтобы вникнуть в суть и соль этого конфликта и за столом переговоров найти взаимоприемлемый выход из образовавшегося тупика. Тем более что на "Галогене" все - за подобную развязку спора. Требование коллектива одно, и оно неизменно: оставить в покое генерального директора до конца законного истечения срока его полномочий. Здесь действительно хотят жить по писаным законам... И это - конституционное право каждого.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников