09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАЗНАЧЕН СТРЕЛОЧНИКОМ

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 26 Ноября 2003г.
19 августа 2002 года около 16 часов Ми-26 заходил на посадку в районе Ханкалы. Неожиданно машина загорелась в воздухе и, потеряв управление, рухнула вниз. Чудом оставшиеся в живых члены экипажа и пассажиры убегали от горящего вертолета. Смерть настигла большинство из них уже на земле - на беду, ЧП случилось вблизи минного поля. Погибли 127 человек из 136, находившихся на борту.

Версия о возможной технической неисправности вертолета отпала почти сразу. Было установлено, что Ми-26 сбит ракетой переносного зенитного ракетного комплекса. Перед судом предстал подполковник Анатолий Кудяков. Именно он в то время командовал вертолетным полком в Ханкале, которому принадлежал потерянный вертолет. Кудякову предъявили обвинение - "нарушение правил подготовки и проведения полетов, а также халатность, повлекшая тяжкие последствия".
Сам обвиняемый утверждает, что в письменной и устной форме прокурорские работники "давили" на него, принуждая признать вину. Впоследствии обещали амнистировать. Несмотря на то, что по совокупности статей ему грозил немалый срок - до семи лет лишения свободы, подполковник, по его словам, не согласился на компромисс.
В итоге Ростовский военный гарнизонный суд был вынужден отказаться от обвинения по статье "Нарушения правил полетов или подготовки к ним" и признал подсудимого виновным лишь по статье "Халатность". Но Кудяков и адвокаты с выводами суда не согласились и подали кассационную жалобу в Северо-Кавказский окружной военный суд. Возражения, в частности, вызвал вывод о том, что Кудяков "не организовал проведение разведывательных полетов в районе аэродрома для выявления средств ПВО незаконных вооруженных формирований и не принял мер по организации маскировки дымами и аэрозолями транспортного вертолета Ми-26". По словам Александра Толмачева, защищавшего в суде права Анатолия Кудякова, такие способы маскировки, как задымление, эффективны лишь до высоты в 30 метров, что подтверждается выводами специалистов. Ми-26 был сбит на высоте в три раза большей.
К числу несостоятельных и некомпетентных защита отнесла и обвинения суда в "неорганизации разведывательных полетов". Как свидетельствовали на суде военные, разведывательные полеты в полку проводились ежедневно. В частности, утром 19 августа вертолет-разведчик произвел облет территории в соответствии с полетным заданием, собирая данные о погоде, другие необходимые сведения. Поскольку боевики могут появиться в любой час, оперативно меняя места дислокации, то, следуя логике суда, разведывательные полеты нужно совершать ежечасно, при этом одна машина должна сменять в воздухе другую. На практике это невозможно хотя бы потому, что не хватит горючего.
Первый заместитель командующего Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе генерал-лейтенант Аркадий Бахин заявил суду, что в деятельности Анатолия Кудякова по подготовке полета нарушений не усмотрел. Как не обнаружили их и командир 42-й дивизии генерал-майор Олег Макаревич, другие высокопоставленные военные, выступившие на процессе в качестве свидетелей. Тем не менее опальный комполка был осужден на 3 года лишения свободы. Однако тут же амнистирован.
Как считает Анатолий Кудяков, в данном деле точку ставить рано. Если его полностью не оправдает Северо-Кавказский окружной военный суд, он вынужден будет обратиться в Верховный суд РФ. В беседе с корреспондентом "Труда" защитник Кудякова Александр Толмачев заявил: "Одно дело, ради соблюдения формальности свалить вину за происшедшее на "стрелочника". И совсем другое - пересмотреть существующие ныне подходы к обеспечению безопасности полетов над территорией Чечни. За две военные кампании мы потеряли около 300 вертолетов. Но суд не сделал ни одной попытки рассмотреть проблему в данном направлении".
P. S. В ожидании развязки подполковник Анатолий Кудяков продолжает службу, хотя и с понижением в должности. Сегодня он - заместитель командира одного из вертолетных полков по боевой подготовке.
Тем временем в Ростовском областном суде слушается другое уголовное дело о той же крупнейшей в истории нашей военно-транспортной авиации катастрофе вертолета Ми-26. На скамье подсудимых - житель Чечни Доку Джантемиров. По версии следствия, именно он производил показанную затем по многим телеканалам видеосъемку падения винтокрылой машины, загоревшейся после попадания ракеты в двигатель, близ аэродрома Ханкала. Однако сам Джантемиров свою причастность к террористическому акту категорически отрицает.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников