Без сказок жизнь превращается в сплошную прозу

Кадр из мультфильма «Сестрица Аленушка и братец Иванушка»

Фольклористы, художники, издатели с энтузиазмом откликнулись на идею писателя Владислава Бахревского учредить Общество сказки


Интерес к сказке никогда не пропадал, но сегодня он расцветает с новой силой. Фольклористы, художники, издатели с энтузиазмом откликнулись на идею писателя Владислава Бахревского учредить Общество сказки. Зачем и кому это понадобилось?

Сказка и колыбельная — первое, что слышит младенец, явившись на свет. Там и житейская мудрость, и не засушенный язык, то и другое впитывается без принуждения и остается на всю жизнь. Прекрасно, если сказка достойно издана или оцифрована. Еще лучше, когда она звучит голосом мамы, сестры, любимого учителя. Задача Общества — найти современные форматы, в которых сказочные образы без искажения оживут и полюбятся.

Вот некоторые из них. Запускается проект «Звезды читают сказки»: золотой каталог эталонных текстов русского народа будет запечатлен в звуке. А при школах, детских больницах, приютах, молодежных лагерях энтузиасты собираются открыть «светелки Арины Родионовны» — студии по обучению девочек искусству рассказа, что им пригодится, когда станут мамами.

Какую речь сегодня слышит ребенок? Дома — куцые реплики, в школах и вузах — жаргонный сленг. «Мой внук читает Бажова, и я вижу, что половина слов ему просто незнакома, — сетует Владислав Бахревский. — Дети понятия не имеют, что такое веретено, изба, телега. Горожане привыкли обходиться запасом в 300-500 слов. Через сказку пора защитить наш великий и могучий русский язык, вернуть его и самым юным, и взрослым».

Конкурс бахарей (бахарями на Руси называли умелых рассказчиков) выявит ребят, умеющих фантазировать и говорить складно. Запланировано и создание рейтинга и антирейтинга «перевода» сказок на язык кино, спектакля, мультфильма. Увы, примеров чудовищного их перевоплощения предостаточно. Магазины полнятся дорогущими изданиями с фарсовыми, разухабисто гротескными иллюстрациями на грани китча. А вот недорогие и со вкусом иллюстрированные книги — в дефиците. По словам художника Юрия Иванова, сказку делать крайне сложно — на вузовские отделения книжной графики молодежь идет не очень охотно, потому что платят иллюстраторам мало.

Между тем выясняется, что в сказках действительно есть намек на действительность, и серьезный. Тут и характер народа проявляется (в немецких сказках Кот в сапогах — предприимчивый менеджер-махинатор, а в русских все построено на доверчивости, любви, жалости). И исторические реалии отражаются («Теремок» в советское время печатали с хэппи-эндом, хотя в оригинале он заканчивался тем, что приходил медведь, садился на терем, и тот трещал по швам). В «Сестрице Аленушке» есть своя мораль-предупреждение: прежде, чем поддаться соблазну, сто раз подумай, а то, не ровен час, «козленочком станешь»... Нет, народные сказки ничуть не устарели.

А вот с современными сказками негусто. Владислав Бахревский несколько лет наблюдает поток сказочников в жюри детской литературы фестиваля «Золотой Витязь» и жалуется: в основном это перепевы чего-то иностранного, причем не лучшего качества. Новое поколение сказочников надо растить. Вот в Оренбурге, например, есть замечательные авторы. Увлекательно про приключения знаменитых эрмитажных котов написал Петр Власов: вышла уже третья книжка, да не только у нас, но и по-французски. Поэт Татьяна Полетаева придумала сказку «Четыре короля», Алексей Олейников сочинил истории о доблестном рыцаре Эльтарте. Но вообще героических сказок очень не хватает — тут стимулом должен стать «конкурс Баяна» для литераторов...

А вот какой будет первая книжка, подготовленная самим Обществом сказки, пока не решено. Впору конкурс объявлять, а в жюри посадить исключительно малышей до 7 лет от роду...

 

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?